Московский ПатриархатУкраинская Православная Церковь

Официальный сайт

Мария Цырлина

Репрессированные священнослужители, монашествующие и миряне Горловской епархии

Наталья ФредериксВ 2013 году вышла монография доктора исторических наук, профессора Владимира Николаевича Никольского «Православное духовенство Донетчины, репрессированное в 1920 — 1950-х гг. (в документах и материалах)». Она обнародовала сведения о священниках, монахах и мирянах, замученных в лагерях и тюрьмах или расстрелянных в годы советской власти на территории нашего края.

На сегодняшний день это наиболее полное исследование, содержащее десятки имён, которые раньше были неизвестны. В монографии приводятся сведения из документов Отраслевого государственного архива Службы безопасности Украины, архивов временного хранения документов Управлений СБУ в Донецкой и Луганской областях, фондов Государственных архивов Донецкой и Луганской областей, включая фонды бывших областных архивов компартии Украины, Центрального государственного архива общественных организаций Украины (бывшего партийного архива ЦК Компартии Украины).

До этого самые страшные тайны советской эпохи скрывались в архивах под пылью и грифом «секретно». В 2009 году благодаря Указу Президента Украины «О рассекречивании, обнародовании и изучении архивных документов, связанных с украинским освободительным движением, политическими репрессиями и голодоморами в Украине» историки получили доступ к этим документам.

Преступления псевдолегитимных властей, не признавшихся впоследствии даже Конституцией СССР и чинивших террор, были, наконец, рассекречены. Всплыли жуткие факты, о которых мы не знали ранее. Только в Енакиево было расстреляно семь священнослужителей. В масштабе Донбасса это десятки убитых и сотни сосланных в лагеря людей, в масштабе всей страны — тысячи. Аресты проводились ночью, допросы велись в подвалах с применением пыток, приговоры выносились тайно, без суда и следствия, по вымышленным обвинениям.

Опираясь на работу профессора Никольского, а также ранее опубликованные на нашем сайте материалы, в которых по крупицам, на основании рассказов старожилов — очевидцев тех событий — и доступных нам архивных данных были собраны некоторые факты, мы расскажем о пострадавших в советские годы священниках, монашествующих и мирянах приходов, расположенных сегодня в пределах нынешней Горловской епархии.

 

С чего всё началось?

На 1914 год в Донбассе имелось 728 церквей, в которых служили 1984 священно- и церковнослужителя: 895 священников, 115 диаконов и 9974 псаломщика. Располагался один мужской монастырь с 82 насельниками и один женский монастырь, где подвизались 125 монахинь. Штатное приходское духовенство Донецкой епархии, в которую входила и нынешняя Горловская, включало 5 архимандритов и игуменов, 11 иеромонахов, 339 протоиереев и священников, 52 протодиакона и иеродиакона, 108 штатных псаломщиков. Всего штатное православное духовенство включало 515 священнослужителей.

Несмотря на то, что Церковь в ту эпоху не была отделена от государства, и оно выплачивало зарплату священнослужителям, большинство приходов могли сами себя содержать. К примеру, в Донбассе ежегодное царское жалование священнослужителям составляло в совокупности 383 150 рублей, тогда как кружечный доход всех вместе приходов был значительно больше — 537 000 рублей. Помимо него каждый приход получал прибыль от возделывания прикреплённых к нему земельных наделов, что в совокупности составляло 1 201 200 рублей и 595 200 рублей «натурального дохода» (выращенной продукции). Доход только двух монастырей Донбасса составлял 49 000 рублей в год.

Эти значительные суммы тратились на поддержание церковных зданий, строительство новых храмов, зарплату законоучителям и работникам тех же земельных наделов, которые числились за Церковью. Фактически, в условиях, когда большинство школ были церковными, Церковь содержала себя, школы и обеспечивала рабочими местами сотни тысяч людей — без помощи государства.

22 января 1919 года принят декрет рабоче-крестьянского правительства Украины «Об отделении Церкви от государства и школы от Церкви». От принятого аналогичного документа в Москве он отличался тем, что в Украине приходы пока не лишались статуса юридического лица — то есть обладали хотя бы какими-то правами. Тем не менее, в августе 1920 года под давлением атеистических властей этот пункт отменили и здесь.

В 1925 году в пределах Сталинского, Мариупольского и Артёмовского округов православными христианами называли себя 274 547 человек. Эта статистика, как и общая перепись населения Донбасса тех лет, не учитывает многих тысяч рабочих шахт, поскольку они считались приехавшими сюда на заработки, а не постоянными жителями. В отношении ко всем жителям, согласно этой статистике, православные храмы посещал каждый четвёртый. Среди шахтёров же этот процент меньше — всего 10%.

Несмотря на значительное количество верующих людей даже в разгар атеистической эпохи и очевидную экономическую целесообразность сохранения приходов, храмы повсеместно закрывают, уничтожают, священники, монашествующие и миряне подвергаются арестам, заключению, ссылкам.

 

Покровский храм в Зайцево г. Горловка

Покровский храм в Зайцево г. Горловка, разрушенный большевиками

Операция «ликвидация»

Для закрытия храмов создаются особые «ликвидкомы» — ликвидационные комиссии. Приведём пример из отчёта Бахмутского ликвидкома за 1923 год:

«Всего в округе (15 районов) зарегистрировано культов 206. Они делятся: церквей — 122, молитвенных домов — 82 (в том числе — в частных домах, костелы, кирхи, синагоги и молитвенные дома сектантов), монастырей — 1, монастырских подворий — 1. Закрыто за год культов — 44 — за мотивировками самого населения, исключительно рабочих и приобщённых к ним профорганизаций. Закрыты — в фабрично-заводских населённых пунктах, а в сёлах и хуторах — то там ещё религиозный дурман не изжит. Т.о. за год закрыто 1/3 всех учтённых культов округа: 20 церквей, 22 молитвенных дома (в т.ч. 5 синагог, 2 костела, 1 кирха, 1 монастырь, 1 подворье). Остается культов 162, из них церквей 92 и молитвенных домов — 70».

В числе закрытых в тот год — церкви на станции Гришино, посёлках Яковлевка и Гавриловка Константиновского района, Всехсвятская кладбищенская церковь в г. Бахмут, молельный дом на станции Никитовка, церковь в городе Горловка на шахте № 5, церковь в городе Горловка, железнодорожная церковь в городе Константиновка.

Уничтожение православных храмов и надругательство над ними выдавалось за «волю народа». Приведём формулировки из Горловской газеты «Кочегарка» от 4 января 1930 г. № 3 (2807): «Селяне Калиновки постановили перед ВУЦИКом о закрытии церкви в своём селе. Собрание постановило всем селом вступить в колхоз, выделив только кулаков и прихвостней. Крестьяне предложили Правлению зернового товарищества ускорить оформление колхозов». «Общегородское собрание работников связи г. Славянска постановило отказаться от пересылки религиозной литературы и корреспонденции религиозных организаций. Связисты требуют закрыть все очаги дурмана в городе». «Рабочие и служащие доротдела при Окрисполкоме постановили поддержать ходатайство о закрытии остальных чёрных гнёзд в г. Артемовске. Всё собрание коллективно вступило в союз воинствующих безбожников». «Селяне села Корсунь постановили ходатайствовать о закрытии церкви для того, чтобы здание использовать под магазин кооператива».

 

Начало арестов

Первое судебное дело в отношении православных верующих на Донбассе датируется 1922 годом. Лука Фролович Грицкевич осуждён на 1 год условно в г. Артёмовск за сокрытие «предметов» Святогорского монастыря. Это время «изъятия церковных ценностей» — фактически, разграбления храмов и монастырей, поводом к которому послужил начавшийся в Поволжье и Украине голод.

Впоследствии арестованный за сокрытие святынь Лука Грицкевич изберёт священнический путь: в 1943-1946 гг. он служит псаломщиком, диаконом церкви в селе Редкодуб Краснолиманского района, в 1946-1948 гг. — священником молитвенного дома в селе Никольское, в 1948-1951 гг. — псаломщиком церкви в селе Редкодуб, в 1951-1954 гг. — священником церкви в селе Редкодуб, в 1954-1955 гг. — священником молитвенного дома в селе Студенки Краснолиманского района.

Любые сопротивления верующих, пытавшихся отстоять свой храм, пресекались облавой и массовыми арестами. При этом вязали всех без разбора, выясняя затем правду в допросах. Это отражено в протоколах допросов:

«Арестована 30/Х когда шла от собора домой. В общинах верующих не состою. Перед крестом я вела разговоры около собора. За что вероятно и арестована», «Я задержана в магазине ЦРК 30/Х в толпе около собора. Но виноватой я себя ни в чем не признаю. В общине верующих я не состою. Сын рабочий стеклодув, кандидат КП(б)У», «Задержана 29 октября, когда шла с базара и вела разговор про церковь. Икон не имею и в церковь не хожу»… Тех, кто давал такие показания, в большинстве случаев отпускали.

 

Пик репрессий

Он пришёлся на 1930-е годы. В отношении священнослужителей — это отдельные, вызывавшие резонанс в обществе дела. Но ведь и самих священников в соотношении с мирянами было не так много, поэтому и цифры статистики здесь значительно меньше.

Приведём численные данные по арестам священников на Донбассе. Эта статистика включает не только приходы нынешней Горловской епархии, но также Донецкую, Луганскую епархии:

в 1920 г. был репрессирован один священник (освобождён в процессе следствия);

в 1926 г. — 2 чел. (один был осуждён к ссылке на 3 года, один — на 3 года лагерей);

в 1927 г. — 3 (все — к 3 годам ссылки);

в 1929 г. — 1 чел. (ссылка 3 года);

в 1930 г. — 11 чел. (восемь — к 3 годам лагерей, один — к 5 годам, один — к ссылке на 3 года, один — освобождён в процессе следствия);

в 1931 г. — 5 чел. (трое — к ссылке на 3 года, двое были освобождены следствием);

в 1932 г. — 3 чел. (к ссылке на 3 года — один, освобождены — два);

в 1933 г. — 2 чел. (оправдан судом — один, к 10 годам лагерей — один);

в 1934 г. — 1 чел. (к 3 годам лагерей).

в 1935 г. — 5 чел. (к 5 годам лагерей — один, к 7 годам — один, к 10 годам — один, освобождены следствием — два);

в 1936 г. — 3 чел. (к 5 годам лагерей — два, к расстрелу — один);

в 1937 г. 50 чел. (к 10 годам лагерей — 12, к расстрелу — 35, освобождены следствием — три);

в 1938 г. — 1 чел (расстрел);

в 1941 г. — 1 чел. (освобождён следствием);

в 1943 г. — 1 (освобождён следствием);

в 1944 г. — 7 чел. (к 5 годам лагерей — 1, к 8 годам — 1, к 10 годам лагерей — 4, одному срок уменьшили до 5 лет; к 25 годам — 1, замена на 10 лет лагерей);

в 1945 г. — 7 чел. (освобождён следствием — 1, к 5 годам лагерей — 1, к 10 годам лагерей — 10, один впоследствии оправдан, к 20 годам каторги 1, замена — 10 лет лагерей);

в 1946 г. — 1 чел. (15 лет лагерей).

Среди них 42 служили на городских приходах, 51 в сёлах.

В период с 1922 по 1949 год в приходах, расположенных в пределах нынешней Горловской епархии, было репрессировано 38 священников, 6 диаконов, 3 монашествующих, 7 мирян. Из них 16 священнослужителей и один монах были расстреляны.

 

«Виновен в использовании религиозных предрассудков масс»

Архиепископ Никон (Петин)

Архиепископ Никон (Петин), в 1944-1956 гг. управлявший приходами нашей епархии. Опасаясь обвинения в гипнозе, проповеди произносил с закрытыми глазами

Как решались власти на такое? Под каким предлогом и за что государственные органы осуждали далёких от политики и законопослушно живших граждан? Вот примеры формулировок из приговоров, вынесенных священникам в Донбассе.

В 1920 году привлекавшийся к ответственности священник обвинялся в попытке шпионажа.

В 1926 году один священник обвинялся в хранении антисоветской религиозной литературы и один — в антисоветской агитации.

В 1927 г. двум священникам инкриминировалась антисоветская агитация, а одному — контрреволюционная деятельность.

В последующие годы самым распространённым обвинением была «антисоветская агитация». Ведь её можно было усмотреть просто в словах священника, его воскресной проповеди, истолковав их «как надо».

Уголовный кодекс того времени уже содержал специальные статьи для борьбы с Церковью.

В статье 54-1 говорилось: «Контрреволюционным является любое действие, направление к свержению, подрыву или ослаблению власти рабоче-крестьянских советов и избранных ими на основе Конституции СССР и Конституции союзных республик, рабоче-крестьянских правительств Союза СССР, союзных и автономных республик, или подрыву или ослаблению внешней безопасности Союза СССР и основных хозяйственных, политических и национальных завоеваний пролетарской революции…».

Статья 54-10 гласила: «Пропаганда или агитация, содержащие призыв к свержению, подрыву, ослаблению советской власти или к совершению отдельных контрреволюционных преступлений (ст.ст. 54-2, 54-9), а равно распространение, изготовление или хранение литературы того же содержания влекут за собою лишение свободы не ниже шести месяцев. Те же действия при массовых волнениях или с использованием религиозных или национальных предрассудков масс, или в военной обстановке, или в местностях, объявленных на военном положении, влекут за собою меры социальной защиты, указанные в ст. 54-2».

Статья 54-14: «Использование религиозных предрассудков масс с целью свержения рабоче-крестьянской власти или для возбуждения к сопротивлению её законам и постановлениям — меры социальной защиты, предусмотренные статьей 54.13 настоящего Кодекса».

«Особенная часть» уголовного кодекса включала специальный четвёртый раздел — «Нарушение правил об отделении церкви от государства», в которой были такие статьи: 110. «За совершение обманных действий с целью возбуждения суеверия в массах населения, для извлечения таким путём каких-либо выгод, — принудительные работы на срок до одного года с конфискацией части имущества или штраф до пятисот рублей».

111. «За преподавание малолетним или несовершеннолетним религиозных вероучений в государственных или частных учебных заведениях и школах или с нарушением установленных для этого правил — исправительно-трудовые работы на срок до одного года».

112. «За принудительное взимание сборов в пользу церковных и религиозных групп — принудительные работы на срок до шести месяцев или штраф до трёхсот рублей».

113. «За присвоение религиозными или церковными организациями административных, судебных или иных публично-правовых функций и прав юридических лиц — принудительные работы на срок до шести месяцев или штраф до трёхсот рублей».

114. «Совершение в государственных и общественных учреждениях и предприятиях религиозных обрядов, а равно помещение в этих учреждениях и предприятиях каких-либо религиозных изображений, — принудительные работы на срок до трёх месяцев или штраф до трёхсот рублей».

Эти дополнения в так называемой «Особенной части» УК УССР были приняты в 1927 году. Даже если священник или мирянин Православной Церкви не «попадался» на «совершении обрядов», создании «религиозных групп» или привлечении детей к «религии» (когда храмы закрывались, богослужения зачастую совершали тайно на квартирах у мирян), всегда можно было притянуть к обвинению «контрреволюционную деятельность» — ведь статья о ней была очень и очень расплывчатой.

 

Первые расстрелы

Пик арестов пришёлся на 1937-1938 годы. 1937 год можно назвать кровавым для Горловской епархии: расстреляно 16 священнослужителей и один монах. Впоследствии ещё один мирянин был приговорён к расстрелу, но приговор заменили 10 годами лагерей: это произошло уже в 1943 году, в момент «потепления» отношения государства к Церкви.

Даже смягчение приговора не гарантировало жизнь: в ссылке власти старались создать для осуждённых по религиозным статьям невыносимые условия, так, что даже двух-трёхлетний срок фактически равнялся смертному приговору. Очень многие из лагерей не вернулись.

Вплоть до окончания репрессий на Донетчине (приходах Горловской и Донецкой епархий) в 1920-1940-е годы были репрессированы 105 священников, из них приговорены к расстрелу 37 человек.

 

Без суда и следствия, вопреки закону

Особенность этих арестов и приговоров с юридической точки зрения в том, что решения выносили внесудебные органы — «двойки» и «тройки» при коллегиях ОГПУ СССР и ГПУ УССР. Только в 1935 г. дела, подготовленные органами госбезопасности, рассматривал областной суд, но и то в лице так называемой спецколлегии, в состав которой входили, кроме судей, штатные работники областного отдела Государственного политического управления. В период «большой чистки» 1937-1938 гг. решения (приговоры) по делам священников выносил внесудебный орган — «тройка» областного управления НКВД, состоявшая из первого секретаря обкома партии, прокурора области и начальника областного управления НКВД.

Эта тройка приговорила к смертной казни 36 священников и 12 отправила в исправительно-трудовые лагеря на 10 лет. Только трёх из арестованных священников следователи НКВД освободили «за недоказанностью». Таким образом, аресты и вынесение приговоров вплоть до 1946 года проводились в основном… нелегитимными с точки зрения Конституции СССР органами.

В 1929-1945 гг. реабилитация осуждённых ограничивалась просто выпусканием их из тюрем и лагерей — без положенной процедуры юридического обоснования незаконности самого факта ареста и обвинения. В 1955-1970-е годы реабилитация уже предполагала возобновление следственных действий, включая допросы свидетелей. При этом следствие проводили органы госбезопасности, а постановление о реабилитации выносили органы прокуратуры.

 

Всехсвятский храм в Бахмуте

Всехсвятский храм в Бахмуте

Открытие храмов и… новые аресты

В 1942 году на оккупированных фашистами территориях, воспользовавшись отсутствием советской власти и лояльностью немцев к религии, православные верующие повсеместно открывают храмы. Однако после освобождения Донецкого края это стало поводом к новым арестам: священников, содействовавших открытию церквей и совершавших там службы, обвиняли в коллаборационизме с оккупантами…

Показательно дело благочинного Артёмовского (ныне Бахмутского) округа и настоятеля Всехсвятского кладбищенского храма города Артёмовск протоиерея Иоанна Крещановского, открывшего в своём благочинии одиннадцать храмов. Он признан судом виновным по следующему обвинению: «будучи в чине священнослужителя благочинного и проживая в оккупированном г. Артёмовске, принимал участие в восстановлении и открытии 11 церквей и осуществлял над ними руководство, подбирал священников, направляя богослужение на службу немецких оккупантов, служил молебен за победу немецкой армии над Красной армией».

Будущий священник Иван Ксенофонтович Крещановский родился в 1887 г. в селе Андрианополь Славяносербского района в семье регента церковного хора. Украинец. В 1898 г. закончил два класса церковноприходской школы в Славяносербске, в 1904 г. — Бахмутское духовное училище, в 1910 г. — Екатеринославскую духовную семинарию. Два года работал преподавателем и надзирателем (воспитателем) в той же семинарии. Сан священника получил в 1912 г. и выехал по назначению в село Сергеевка Бахмутского уезда, был священником там до 1922 г., затем в 1922-1926 гг. — священником в селе Марьенском Добропольского района, а в 1926-1929 гг. — селе Святогоровка того же района.

В первый раз протоиерей Иоанн Крещановский был осуждён в 1929 году судебной тройкой ОГПУ по статье 54-10 («за антисоветскую агитацию»). Его приговорили к трём годам «с высылкой в отдалённые районы СССР». После отбытия «наказания» в лагерях до 1941 г. работал в гражданских учреждениях и не совершал треб и богослужений. Но после ухода из Донбасса советской власти и наступления фашистов священник снова принимается за духовную поддержку верующих, в которой они особенно нуждались в эти годы.

С его помощью были открыты храмы в Артёмовске, Часов Яре, Попасной, в посёлке соляного рудника (будущем Соледаре), сёлах Покровское, Зайцево, Кодема, Белокузьминовка, Васильевка, Николаевка.

Служа при немцах, он тайно помогал нашим. Многие красноармейцы, раненые и больные, оказались в немецком плену. Для них на территории Донбасса фашисты построили концлагеря. Итогом пребывания в таком трудовом лагере должна была стать смерть от голода, холода и истощения. Многие священнослужители пришли на помощь: не только совершали таинства для осуждённых, что не запрещалось немцами, но и тайно передавали в лагеря продукты и денежные средства, собранные верующими.

В подшивке дела протоиерея Иоанна Крещановского сохранились свидетельские показания о такой помощи священника в годы войны.

Ткаченко П. С., 1871 г.р.: «Помню случай, что Крещановский с церковной кафедры обратился к верующим — помочь нашим. При этом слушатели помогали, кто чем мог, и собранные продукты я сама носила в госпиталь, где были советские раненые военнопленные, и был случай, когда Крещановский сам дал костюм по моей просьбе для раненого советского летчика».

Бохтенко Евдоким: «В 1943 г. Крещановский служил молебен, где кроме нашей пожарной команды никого не было. На проповеди он призвал помочь нашим победить врага». Деомидова Ефросинья Григорьевна, 1887 г.р.: «Весь период временной оккупации Сталинской области я проживала в г. Артёмовск, нигде не работала. Я, как еврейка, скрывалась и боялась наказания со стороны немецких властей. Я, как еврейка по национальности, в период немецкой оккупации дважды подвергалась арестам. В первый раз была арестована со своим мужем — полицией, но в эти же сутки была освобождена, так как немецкие карательные органы не изобличили меня как еврейку по национальности. Это было в 1942 г. в октябре месяце 8-го числа. Второй раз была арестована также в октябре месяце жандармерией, где просидела два дня, была освобождена и отпущена домой. Со слов мужа Деомидова мне известно, что выручил меня Крещановский Иван Ксенофонтович, который по просьбе моего мужа ходил к коменданту или в жандармерию, где доказывал немцам, что я являюсь украинкой…» (Архив временного хранения документов УСБУ в Донецкой области, архивно-следственное дело 35652-2ф, л.82об.).

В следственном деле протоиерея Иоанна Крещановского подшита копия телеграммы с личной благодарностью Сталина за собранные для фронта средства: «Духовенству и верующим Сталинской области дополнительно собравшим шесть миллионов триста пятьдесят девять тысяч рублей Фонд обороны страны Союза ССР мой привет и благодарность Красной армии И.Сталин».

Сбор средств в Фонд обороны начался сразу в первые годы войны по инициативе руководства Русской Православной Церкви. Священники и прихожане перечислили в общей сложности миллионные средства на помощь армии и тылу.

В 1943 г. после освобождения Артёмовска вернувшаяся советская власть не возражает против открывшихся храмов. Священника даже избирают членом Артёмовской городской комиссии по установлению зверств, чинимых немецко-фашистскими захватчиками. В Государственном архиве Донецкой области хранятся документы этой комиссии, подписанные, в том числе, его рукой.

Однако после полного освобождения Донбасса органы НКВД-НКГБС заинтересовались священником и обвинили его… в сотрудничестве с немцами. 23 августа 1945 г. протоиерей Иоанн Крещановский был арестован. На первых допросах ему задавались вопросы о причастности к конрреволюционной организации иоаннитов (последователей и почитателей святого праведного Иоанна Кронштадского). Кроме того, вменялись сотрудничество с оккупантами и клевета на советскую власть.

На допросах арестованный заявил, что в организации иоаннитов никогда не состоял, «дважды вызывался в гестапо офицером (фамилии не помню), который требовал, чтобы начал проводить богослужение на украинском языке, восхвалять Гитлера, германскую власть; я сказал, что знаю только русский язык и вести богослужение на украинском не могу; я все годы 30-летней службы произношу проповеди только религиозного характера».

Приговором спецколлегии Сталинского областного суда священник осуждён по статьям 54-3 и 54-10 УК УССР к 5 годам лишения свободы в отдалённых местностях СССР с поражением в правах на 5 лет и конфискацией имущества. Освобождён он был лишь 23 августа 1950 г.

Как известно, карательные органы так легко не отпускали своих жертв. В марте 1954 г. начальник 4-го отделения 4-го отдела Управления МВД УССР направил начальнику 1-го спецотдела управления МВД по Сталинской области запрос такого содержания: «Нами разрабатывается священник Крещановский Иван Ксенофонтович, 1887 г.р. По имеющимся у нас данным, в архиве 1-го спецотдела УМВД Сталинской области на Крещановского имеется следственное дело № 28944. Просим Вас для ознакомления следственное дело на Крещановского направить в наше распоряжение». Но, видимо, ситуация изменилась: священника больше «не привлекали».

В документах по реабилитации, подписанных 4 апреля 1994 г. начальником отдела прокуратуры Донецкой области, старшим советником юстиции М. Абаниным, говорится: «Учитывая, что сам факт восстановления церквей и возобновления в них службы не образует состава преступления, в том числе и предусмотренного диспозицией ст.54-3 УК УССР, а также учитывая, что осуждение преимущественно по ст.54-10 УК УССР за антисоветскую пропаганду является необоснованным, т.к. не подкреплено материалами дела, на него распространяется действие ст. 1 Закона Украины „О реабилитации жертв политических репрессий в Украине“ от 17 апреля 1991 г. и Крещановский Иван Ксенофонтович реабилитирован» (Архив временного хранения документов УСБУ в Донецкой области, архивно-следственное дело 35652- 2ф, л.б/н.).

 

Конец репрессий

В 1950-е — 1960-е годы преследования верующих продолжились. Повсеместно закрывались православные храмы. Если на 1 января 1954 г. на территории Сталинской области действовал 191 православный храм и молитвенный дом, то на 13 декабря 1960 г. уже оставалось 138 церквей и молитвенных домов, «служителей религиозного культа» — 204 чел., в г. Сталино — 7 церквей, в г. Горловка — 6, Снежнянском районе — 5, Дзержинском — 4. Продолжались аресты священнослужителей и мирян.

Архиепископ Никон (Петин), в 1950-е годы управлявший Горловской епархией, был обвинён «в гипнозе верующих». Побывав на ковре у властей, которые вынесли ему предупреждение, он с тех пор произносил проповеди только с закрытыми глазами, чтобы избежать такого обвинения.

Массовая реабилитация жертв политических и религиозных репрессий началась после принятия Указа Президиума Верховного Совета СССР от 16 января 1989 г. «О дополнительных мерах по восстановлению справедливости в отношении жертв репрессий периода 30-40-х и начала 50-х годов». 17 апреля 1991 г. Верховный Совет УССР принял Закон «О реабилитации жертв политических репрессий в Украине», а в августе 1991 г. президент СССР подписал Указ «О восстановлении прав всех жертв политических репрессий 20-30-х годов».

 

Приводим список подвергшихся преследованиям властей и репрессиям священнослужителей, монашествующих и мирян на территории нынешней Горловской епархии.

 

Горловка

Священник Константин Горбань

Священник Константин Горбань. 1930-е годы

1941

Гаврись Авксентий Иванович 1883 г. рожд. — священник православной церкви в г. Горловка, обвинялся в контрреволюционной деятельности, освобождён в ходе следствия. На момент ареста — 58 лет.

1943

Лукьянов Николай Михайлович 1887 г. рожд. — священник православной церкви в г. Горловка, обвинялся в службе в итальянской полиции, освобождён в ходе следствия. На момент ареста — 56 лет.

1945

Литвинов Николай Тихонович — мирянин, осуждён в 1945 г. по ст. 54-10 в г. Горловка, обвинялся в помощи немцам при оккупации, специальной коллегией областного суда осуждён на 3 года, в 1945 — 1946 гг. отбывал наказание, судебной коллегией Верховного суда УССР оправдан. В 1946 г. — диакон Николаевского молитвенного дома в Никитовке.

пос. Зайцево г. Горловка

1935

Завражный Василий Никифорович 1867 г. рожд. — священник Покровской церкви в селе Зайцево Горловского района, обвинялся в антисоветской агитации, специальной коллегией областного суда приговорён к 5 годам лагерей. На момент ареста 68 лет.

1937

Горбань Константин Семёнович 1879 г. рожд. — священник Покровской церкви в селе Зайцево Горловского района, обвинялся в контрреволюционной деятельности, осуждён решением наркома внутренних дел СССР и прокурора СССР («альбомные дела», предполагавшие перечень лиц, подлежавших аресту с заведомым вынесением приговора вне зависимости от виновности) к 10 годам лагерей. На момент ареста 58 лет.

После закрытия Покровской церкви в начале 1930-х годов паства продолжала ходить на дом к своему священнику, а протоиерей Константин — тайно совершать богослужения. Так продолжалось вплоть до донесения властям и ареста. Вместе со священником арестовали и диакона. В следующем году старинный каменный Покровский храм взорвали.

Кругляк Андрей Захарович — диакон Покровской церкви в селе Зайцево Горловского района, обвинялся в антисоветской агитации, осуждён тройкой УНКВД в Донецкой области к 10 годам лагерей.

пос. Никитовка г. Горловки

1935

Подзигун Ион Леонидович (Леонтьевич?) 1875 г. рожд. — священник церкви в г. Никитовка, обвинялся в контрреволюционной агитации, осуждён специальной коллегией областного суда к 7 годам лагерей. На момент ареста 60 лет.

Придончук Василий Дмитриевич — монах, проживал в г. Никитовка, обвинялся в антисоветской агитации, осуждён специальной коллегией областного суда к 4 годам лагерей.

пос. Байрак г. Горловка

1936

Священник Николай Горовой

Священник Николай Горовой с семьёй

Горовой Николай — священник Вознесенской церкви в посёлке Байрак. Сведения о нём удалось собрать только на основании свидетельств старожилов.

Жительница Байрака Лидия Авраамовна Распутько 1928 г. рожд.: «Он был очень добрым и отзывчивым батюшкой. Отца Николая любили все и помогали ему, чем могли. Дом для него строили всем селом — недалеко от храма, на пригорке, дом 33 по улице Межлаука. Отец Николай Горовой учился в семинарии вместе со Сталиным, сидел с ним на одной скамье».

Это не уберегло семью священника от гонений. В 1930 году его дочь Валентину Горовую решением собрания пионерского отряда им. Розы Люксембург исключают из Байракской семилетней школы. В протоколе № 4 этого собрания ученица обвиняется в недопустимом поведении, заключающемся в том, что Валентина Горовая является дочкой «попа», и «этим заманивает других учениц в церковь».

В 1936 году Вознесенский храм закрывают, жертвой репрессий становятся его клирики — священник Николай Горовой и диакон, имя которого никто из жителей не помнит (фамилия диакона была Мотус). Об их судьбе имеются противоречивые сведения. По рассказу старожилов, в 1936 году священник Николай Горовой вместе с диаконом были арестованы сразу после закрытия храма и приговорены к ссылке. Когда их забирали, весь приход шёл их провожать, многие плакали. Священнику и диакону обрили бороды, дали арестантские одежды.

Сослали сразу на Соловки, где они работали на лесопильне. Об этом узнали, когда на одном из бревен, сплавляемых арестантами вниз по реке, на плотах, отец Николай Горовой вырубил своё имя. Послание прочитали, о том, где он, передали его семье в Байрак (рассказ Л.А. Распутько). О дальнейшей судьбе отца Николая Горового ничего не известно, из ссылки он не вернулся.

По другой версии (диск «Горловка Православная», выпущенный БФ «Витязь» в 2006 году, сбор сведений — учениками Школы православного юного делателя), отец Николай Горовой вместе со своей семьёй и прихожанами в 1936 году вышли заступиться за храм, который большевики хотели разрушить. Священник и его семья своими телами закрыли вход в храм. Тогда пришедшие ломать церковь убили отца Николая вместе с супругой и старшей дочерью, односельчанам удалось спасти лишь маленькую Валю, младшую дочь священника. Похоронили отца Николая с домочадцами тайно от большевиков здесь же, на территории храма.

Старожилы Байрака, с которыми общался автор данной публикации, отрицают версию убийства отца Николая Горового рядом с храмом: церковь закрывали свои же односельчане, — несколько человек, которых местные власти подговорили разрушить храм, заплатив им большие деньги. Но этих безбожников жители Байрака помнят и простили, много лет спустя их отпевали в некогда разрушенном ими храме, который к тому времени уже был восстановлен. Таким образом, они не могли убить священника.

Ещё одно противоречие последней версии — в том, что «маленькой» Вале Горовой было в 1936 году уже около 17 лет, по времени она должна была оканчивать десятый класс либо где-то работать (в 1930 году её исключили из 4-го класса школы). Наконец, в Байраке сейчас есть старожилы, которые помнят, как арестовывали и провожали в ссылку отца Николая Горового. Ещё большее число жителей могут подтвердить, что супруга Антонина, жена отца Николая Горового, жила вместе со своей дочерью Валентиной в священническом доме приблизительно до 1970 года, а вовсе не была убита безбожниками.

В связи с этим наиболее достоверной видится первая версия — о ссылке отца Николая. После открытия церкви Валентина Горовая вместе с сестрой матери Ангелиной (своей тётей) долгое время помогала при храме и пела на клиросе. Потом она работала на шахте им. Калинина — уборщицей, а возможно, рабочей при разгрузке угля — точно неизвестно. Около 1963 года семья начала получать компенсацию от советского государства за то, что отец был репрессирован. После смерти матери Валентина переехала жить в посёлок Калиновку к одной из дальних родственниц. Там она состарилась и отошла ко Господу.

Воспоминания жительницы Байрака Людмилы Ивановны Зализняк 1937 г. рожд.:

«В 1960-е годы советская власть преследовала тех, кто ходил в храм, выслеживала, прорабатывала на собраниях. Особенно боялись в храм ходить партийные. Люди боялись общаться со священниками и членами их семей, в этой связи почти никому не известно о жизни о. Н. Горового и его семьи.

Запрещали проводить богослужения, служили только по праздникам. Служить по воскресным дням начали примерно с 1970-х. Но люди ходили в храм, людей было много. Тайно крестили, тайно венчали. Дом отца Николая Горового долго стоял брошенный, в нём сохранялась посуда».

 

Монах Иоанн Босый

Монах Иоанн Босый (Пахомов). Фото 1920-х годов.

Иоанн Пахомов (Босый) — монах Святогорского монастыря, проживавший в Байраке, расстрелян в 1936 году в тюрьме города Артёмовска по обвинению в антисоветской пропаганде. Сведения о нём взяты также из рассказов старожилов.

В Байрак Иоанн Босый пришёл незадолго до закрытия храма. Жителям села запомнился тем, что всегда ходил босой. От двух монахинь — Софии и Екатерины, — также проживавших в селе, узнали, что пришёл он из Святогорского монастыря, закрытого советской властью.

Монах Иоанн Пахомов жил при храме, где был чтецом. По рассказам, спал в тёсаном гробу внутри маленькой часовенки на территории храма. Жители приносили ему домотканые тапочки из полотна, но он не брал. Ходил по селу всегда босиком, в белом подряснике, с посохом в руке и наперсным крестом на груди, пел псалмы. К пению присоединялись другие прихожане, организовывая крестный ход по посёлку.

За эту «религиозную пропаганду» Иоанна Босого, а вместе с ним монахинь Софию и Екатерину несколько раз арестовывали. Однажды монаха Иоанна Босого забрали одного. Больше он не вернулся. Говорят, перед расстрелом над ним издевались — сажали на лёд в стужу. Когда Иоанна Босого в последний раз увели, в байракском храме заплакали иконы. Говорили также, что он предсказал, кто его расстреляет, и предвидел судьбу своих палачей. Могила Иоанна Босого, по некоторым рассказам старожилов, находится недалеко от села Байрак, но показать её никто из жителей не смог.

 

Славянск

1930

Ключников Исихай (Исихий?) Авксентьевич 1875 г. рожд. — священник церкви в г. Славянск, обвинялся в антисоветской агитации, осуждён двойкой при коллегии ГПУ УССР к ссылке на 3 года. На момент ареста 55 лет.

Левочкин Тимофей Романович 1891 г. рожд. — священник церкви на хуторе Христище Славянского района, обвинялся в антисоветской агитации, осуждён двойкой при коллегии ГПУ УССР к 3 годам лагерей. На момент ареста 39 лет.

1937

Бабич Даниил Михайлович 1885 г. рожд. — священник церкви в селе Балбасовка Славянского района, обвинялся в контрреволюционной деятельности, осуждён тройкой УНКВД по Донецкой области к 10 годам лагерей. На день ареста — 52 года.

 

Наталья Модестовна Фредерикс

Наталья Модестовна Фредерикс

Александровка

С. Петровка-2

1924

Наталья Модестовна Фредерикс 1864 г. рожд. — баронесса и местная помещица, прославленная Церковью в лике святых исповедница. Скончалась на Соловках от тифа.

В прошлом фрейлина трёх императриц, на пенсии вернулась на малую родину в своё родовое поместье. Первый арест — 11 июля 1919 года за то, что носила титул баронессы. Полгода в подмосковном лагере. Второй арест в 1924 году за «активную церковную деятельность на приходе», ссылка на Соловки. На момент ареста ей было 60 лет.

Во время допроса бывшая баронесса, стараясь уберечь от подозрений родных и знакомых, говорила: «Родственников близких никаких не имею. Знакомых, с которыми бы постоянно виделась, не имею». На вопрос об отношении к власти Наталья Фредерикс отвечала: «К советской власти отношусь безразлично. К революции же с благодарностью, так как она освободила меня от имущественных и светских пут, от которых самой трудно было бы отказаться. Теперь я всецело могу быть в Церкви». На вопрос о политических убеждениях: «Никаких, политика для меня не существует».

Когда в Соловецком лагере начался сыпной тиф, баронесса добровольно вызывалась ухаживать за больными. Уже будучи тяжело больной, она до последнего дня служила в лазарете и умерла прямо во время утреннего обхода палаты.

В 1981 году Архиерейский Собор Русской Православной Церкви Заграницей прославил Наталью Фредерикс как исповедницу в Соборе новомучеников и исповедников Российских.

Прокуратура Санкт-Петербурга реабилитировала Наталью Модестовну Фредерикс 10 ноября 1991 года.

 

Бахмут (бывший Артёмовск)

1922

Грицкевич Лука Фролович — мирянин, осуждён на 1 год условно в г. Артёмовск за сокрытие «предметов» Святогорского монастыря во время «изъятия церковных ценностей».

1929

Успенский храм в Святогоровке

Успенский храм в Святогоровке, сожжённый безбожниками в 1949 году

Крещановский Иван Ксенофонтович 1887 г. рожд. — священник церкви в селе Святогоровка Артёмовского района, обвинялся в антисоветской агитации, осуждён двойкой при коллегии ОГПУ СССР к ссылке на 3 года. На момент ареста 42 года.

В 1944 году, будучи священником православной церкви в г. Артемовск, по обвинению в антисоветской агитации специальной коллегией областного суда осуждён повторно к 5 годам лагерей. На момент ареста 58 лет.

1930

Зайцев Иван Фёдорович 1875 г. рожд. — священник церкви в селе Кодема Артёмовского района, обвинялся в антисоветской агитации, осуждён коллегией ГПУ УССР к ссылке на 3 года. На момент ареста 55 лет.

1937

Зайцев Фёдор Иванович 1875 г. рожд. — священник православной церкви в г. Артёмовск, обвинялся в контрреволюционной деятельности, осуждён тройкой УНКВД по Донецкой области к расстрелу. На момент ареста 62 года.

Свиридов Сергей Иванович 1879 г. рожд. — священник православной церкви в г. Артёмовск, обвинялся как участник нелегальной контрреволюционной религиозной группы, осуждён тройкой УНКВД по Донецкой области к расстрелу. На момент ареста 58 лет.

Степанов Степан (Феофан) Антонович 1879 г. рожд. — священник православной церкви в г. Артёмовск, обвинялся как участник антисоветской церковной монархической организации, осуждён тройкой УНКВД по Донецкой области к расстрелу. На момент ареста 58 лет.

Терлецкий Семён Филиппович — диакон, место служения не указано, проживал в г. Артёмовск, обвинялся как участник антисоветской группы, осуждён тройкой УНКВД в Донецкой области к расстрелу.

Бирюков Павел Алексеевич 1888 г. рожд. — священник церкви в селе Луганское Горловского (ныне Бахмутского) района, обвинялся в антисоветской агитации, осуждён тройкой УНКВД по Донецкой области к 10 годам лагерей. На момент ареста 49 лет.

Власенко Наум Иванович 1875 г. рожд. — священник церкви в селе Покровское Артемовского района, обвинялся в контрреволюционной деятельности, осужден тройкой УНКВД по Донецкой области к 10 годам лагерей. На момент ареста — 62 года.

Кириченко Елена Егоровна — православная монахиня, проживала в селе Зайцево Артёмовского района, обвинялась в контрреволюционной деятельности, осуждена тройкой УНКВД по Донецкой области к 10 годам лагерей.

 

Дебальцево

1930

Павлов Фёдор Елисеевич 1895 г. рожд. — священник церкви в г. Дебальцево, обвинялся в антисоветской агитации, осуждён двойкой при коллегии ГПУ УССР к ссылке на 3 года. На момент ареста — 35 лет.

 

Дружковка

1937

Егоров Михаил Пантелеймонович 1871 г. рожд. — священник церкви в г. Дружковка, обвинялся в антисоветской агитации, осуждён тройкой УНКВД по Донецкой области к расстрелу. На момент ареста — 66 лет.

 

Прихожане Николаевского храма пос. Веровка

Священник и прихожане Николаевского храма в пос. Веровка г. Енакиево. Снимок начала ХХ века

Енакиево

1937

Бесчасный Федор Иванович 1874 г. рожд. — священник церкви в селе Ольховатка Орджоникидзенского района (в 1936 г. Енакиево переименовано в Орджоникидзе), обвинялся в антисоветской агитации, осуждён тройкой УНКВД по Донецкой области к расстрелу. На момент ареста — 63 года.

Борейко Аркадий Иосифович 1880 г. рожд. — священник церкви в г. Орджоникидзе (Енакиево), обвинялся в контрреволюционной деятельности, осуждён тройкой УНКВД по Донецкой области к расстрелу. На момент ареста 57 лет.

Евдокимов Николай Васильевич 1876 г. рожд. — священник церкви в селе Ольховатка Орджоникидзенского района, обвинялся в контрреволюционной агитации, осуждён тройкой УНКВД по Донецкой области к расстрелу. На момент ареста 61 год.

Маляревский Андриан Авксентьевич 1874 г. рожд. — священник православной церкви в г. Орджоникидзе, обвинялся в контрреволюционной агитации, осуждён тройкой УНКВД по Донецкой области к расстрелу. На момент ареста 63 года.

Орловский Семён Платонович 1864 г. рожд. — священник православной церкви в г. Орджоникидзе, обвинялся в антисоветской агитации, осуждён тройкой УНКВД по Донецкой области к расстрелу. На момент ареста 73 года.

Илюкевич Александр Филиппович — диакон, место службы не указано, проживал в г. Орджоникидзе, обвинялся в антисоветской агитации, решением НКВД и прокурора СССР осуждён к расстрелу.

Дьяконов Павел Васильевич — диакон молитвенного дома в г. Орджоникидзе, обвинялся в антисоветской агитации, осуждён тройкой УНКВД в Донецкой области к расстрелу.

Веревочников Евсей Евлампиевич 1863 г. рожд. — священник церкви в селе Ольховатка Енакиевского района, обвинялся в антисоветской агитации, осуждён тройкой УНКВД по Донецкой области к 10 годам лагерей. На момент ареста 74 года.

Чернышов Иван Кириллович 1864 г. рожд. — священник церкви в селе Ольховатка Орджоникидзенского района, обвинялся в контрреволюционной деятельности, осуждён тройкой УНКВД по Донецкой области к 10 годам лагерей. На момент ареста 73 года.

1944

Кнышов Арсений Игнатьевич 1901 г. рожд. — священник православной церкви в г. Енакиево, обвинялся в контрреволюционной деятельности, осуждён военным трибуналом войск НКВД Сталинской области к 25 годам лагерей, приговор снижен до 10 лет. На момент ареста 43 года.

 

Железное (бывший город Артёмово)

1935

Юрьев Герасим Семёнович 1875 г. рожд. — священник закрытой церкви в посёлке Железное Горловского района, обвинялся в антисоветской агитации, освобождён в процессе следствия. На момент ареста 60 лет.

 

Константиновка

1937

Максименко Филипп Иванович 1885 г. рожд. — священник православной церкви в г. Константиновка, обвинялся в контрреволюционной пропаганде, осуждён тройкой УНКВД по Донецкой области к расстрелу. На момент ареста 52 года.

Циватый Константин Евстафьевич — диакон церкви в селе Кондратьевка Константиновского района, обвинялся в контрреволюционной агитации, осуждён тройкой УНКВД в Донецкой области к 10 годам лагерей.

Виниченко Ефросинья Михайловна — псаломщица церкви в селе Белокузьминовка Константиновского района, обвинялась в предательстве, военным трибуналом войск НКВД по Сталинской области осуждена на 15 лет лагерей, Верховным Судом СССР срок снижен до 5 лет лагерей.

 

Краматорск

1937

Димитриевский храм в с. Золотой Колодец

Димитриевский храм в с. Золотой Колодец сегодня

Попов Михаил Григорьевич 1886 г. рожд. — священник церкви в селе Золотой Колодец Краматорского района, обвинялся в контрреволюционной деятельности, осуждён тройкой УНКВД по Донецкой области к 10 годам лагерей. На момент ареста 51 год.

Раевский Пётр Никитович — псаломщик церкви в г. Краматорск, обвинялся в антисоветской агитации, осуждён тройкой при УНКВД к 10 годам лагерей.

 

Лиман

1931

Ковалев Фёдор Ильич 1868 г. рожд. — священник Троицкой церкви в селе Кривые Луки Краснолиманского района, обвинялся в антисоветской агитации, освобождён следствием. На момент ареста 63 года.

1937

Иустин (Иван Дмитриевич Кравченко) — иеромонах закрытой Святогорской лавры, служил в Петро-Павловском храме Лимана. В 1937 году эту церковь закрывают. Осуждён лиманским судом на городские общественные работы — сажал деревья в парке. Растущие сегодня деревья возле нынешнего памятника космонавту Леониду Кизиму посажены священником. Затем был сослан на каторгу. По воспоминаниям старожилов, на момент ареста был престарелым священником (сведения из статьи краеведа Людмилы Клименко «Петропавловскому храму — 170 лет»).

Иеромонах Иустин (Кравченко)

Иеромонах Иустин (Кравченко). Фото сайта Святогорской лавры

1943

Павловский Дмитрий Павлович — мирянин, бывший священник православной школы в селе Поповка Краснолиманского района, директор школы, обвинялся в том, что в период оккупации служил священником и проводил антисоветскую агитацию, осуждён военным трибуналом войск НКВД Сталинской области расстрелу, Верховным судом СССР приговор заменён на 10 лет лагерей.

 

Райгородок

1927

Попов Антон Петрович 1882 г. рожд. — священник церкви в честь собора Архистратига Михаила в селе Райгородок Славянского района, протоиерей, обвинялся в антисоветской агитации, двойкой при коллегии ОГПУ СССР осуждён к ссылке на 3 года. На момент ареста 45 лет.

Протоиерей Антоний Попов был отправлен на поселения в далекий город Бийск Алтайского края. В ссылке талантливый священник писал картины и музыку для церковных песнопений. Его напев тропаря Архистратигу Михаилу до сих пор звучит в райгородском храме. В ссылку священник отправился один: его супруга, дочь первого настоятеля храма протоиерея Василия Спесивцева, рано умерла от болезни. Когда отец Антоний в 1947 году вернулся в родное село, его храма уже не было: во время войны Михайловская церковь, построенная, по воспоминаниям старожилов, из ценного дерева — осмолённого дуба, — была взорвана, а затем разобрана на материал.

С возвращением священника в Райгородке вновь возникла православная община. Однако местные власти отказались её регистрировать и запрещали проводить богослужения. Разрешения зарегистрировать общину и открыть храм в Райгородке жители добились у самого Сталина, к которому отправили делегацию.

Службы велись в бывшем диаконском доме, который во время войны был переоборудован в детдом, а после войны пустовал. Протоиерей Антоний Попов был любим своими прихожанами. Он прослужил здесь до самой смерти в октябре 1951 года. Похоронен в церковном дворе нового храма.

Преследования прихожан и священников советской властью в Райгородке продолжались до начала 1960-х годов. Гонения и насмешки претерпел священник Иоанн Пацура — духовный сын протоиерея Антония Попова, служивший здесь в конце 1950-х годов.

1930

Сыч-Фоменко Макарий Мефодиевич 1880 г. рожд. — священник церкви в селе Райгородок Краматорского района, обвинялся в антисоветской агитации, осуждён двойкой при коллегии ГПУ УССР к ссылке на 3 года. На момент ареста 50 лет.

 

Торецк (бывший Дзержинск)

Крестный ход в храме святого великомученика Феодора Стратилата в посёлке Петровка (посёлок Щербиновка) Торецкого округа

Крестный ход в приходе св. вмч. Феодора Стратилата пос. Петровка Щербиновка. Начало ХХ века

1937

Слышко Пётр Михеевич 1880 г. рожд. — священник православной церкви святого великомученика Феодора Стратилата в посёлке Щербиновка Дзержинского района, обвинялся в контрреволюционной деятельности, осуждён тройкой УНКВД по Донецкой области к расстрелу. На момент ареста 57 лет. Храм, где он служил, взорвали.

 

Шахтёрск

1930

Кондратенко Петр Филиппович 1895 г. рожд. — священник церкви в селе Дмитриевка Чистяковского района, обвинялся в антисоветской агитации, осуждён двойкой при коллегии ГПУ УССР к ссылке на 3 года. На момент ареста 35 лет.

1934

Богомолов Григорий Никитович — псаломщик церкви в селе Дмитриевка Чистяковского района, обвинялся в антисоветской агитации, двойкой при коллегии ГПУ УССР осуждён на 3 года лагерей.

1937

Бутков Александр Георгиевич 1893 г. рожд. — священник церкви в селе Степановка Снежнянского района, обвинялся в контрреволюционной деятельности, осуждён тройкой УНКВД по Донецкой области к расстрелу. На момент ареста 44 года.

Гречкин Николай Павлович 1873 г. рожд. — священник церкви в селе Орловка Чистяковского района, обвинялся в антисоветской пропаганде, освобождён в ходе следствия. На момент ареста 64 года. Храм также был закрыт.

Христиановский Михаил Васильевич 1876 г. рожд. — священник православной церкви в честь Святой Троицы в селе Грабово Чистяковского района, обвинялся в контрреволюционной деятельности, осуждён тройкой УНКВД по Донецкой области к расстрелу. На момент ареста 61 год. Сам храм был закрыт.

1949

Суховерхов Иосиф Михайлович — диакон церкви в селе Дмитриевка Снежнянского района, обвинялся в антисоветской агитации, двойкой при МГБ СССР приговорен к ссылке на поселение.

 

Духовенство других епархий, приехавшее служить в храмах Горловской епархии после отбывания ссылки:

Бережной Василий Корнеевич — судим по ст.126 УК на 3 года, в 1946-1947 гг. — священник в селе Дмитриевка Волновахского района, в 1947 г. — священник в посёлке Буденовка Волновахского района, в 1947 г. — священник в посёлке Луганский Енакиевского района, в 1947-1950 гг. — священник в посёлке Железный Дзержинского района, в 1958 г. — священник молитвенного дома в г. Краматорск.

Беспалов Яков Петрович — в 1929-1933 гг. отбывал наказание в Северном крае, в 1954 — 1958 гг. — священник молитвенного дома в селе Знаменовка Славянского района.

Бородулин Леонид Вениаминович — осуждён в 1937 г. по ст.58-10 сроком на 10 лет, наказание отбывал в Тайшетлаге в 1937-1947 гг., в 1950-1952 г. — священник в посёлке Сталинской области (не указан), в 1953-1954 гг. — настоятель Всехсвятской церкви в г. Артёмовск, в 1954-1956 гг. — священник церкви в г. Константиновка, в 1956-1959 гг. — священник Воскресенской церкви в г. Славянск.

Бурковский Иван Михайлович — осуждён в 1929 г. по ст.58-10 УК сроком на 10 лет, освобождён досрочно в 1937 г., в 1955-1956 гг. — священник церкви в селе Мокрый Еланчик Амвросиевского района, в 1956-1957 гг. — священник церкви в селе Новосёловка Старобешевского района, в 1957 г. — священник молитвенного дома в селе Зайцево Артемовского района, в 1957-1958 г. — священник молитвенного дома в селе Васильевка Артемовского района, в 1958-1959 гг. — священник молитвенного дома в селе Степановка Снежнянского района, в 1959 г. — священник церкви в селе Н.-Бахмутовка Дзержинского района, в 1959-1960 г. — священник церкви в посёлке Скотоватая Авдеевского района, в 1960 г. — священник в селе Андреевка Селидовского района.

Васильев Сергей Васильевич — в 1937 г. осуждён по ст.58-10 в г. Ярославле на 10 лет лагерей, в 1952 г. — священник церкви в г. Славянск, в 1952-1953 гг. — священник церкви в г. Мариуполь, в 1953 г. — священник церкви в посёлке Александринка Ольгинского района.

Войтковский Николай Александрович — осуждён в 1928 г. по ст. 58-10 УК к админвысылке, наказание отбывал в 1928-1932 гг., осуждён в 1935 г. по ст.58-10 УК, наказание отбывал в 1935-1937 гг. в лагерях, осуждён по ст.58-1 УК в 1945 г., наказание отбывал в 1945-1954 гг. в лагерях, в 1942-1943 гг. — священник в г. Горловка, в 1956-1957 гг. — священник молельного дома в посёлке шахты № 5/6 им. Димитрова Красноармейского района, в 1957 г. — священник церкви в г. Комсомольске Горловского района (сегодня Казанский храм жилмассива «Комсомолец»), в 1957 г. — священник церкви в г. Константиновка, в 1963 г. — священник церкви в г. Часов Яр.

Голоносов Андрей Иванович — в 1944 г. осуждён по ст.58-1 УК, отбывал наказание в 1945-1952 гг., в 1955 г. — священник церкви в посёлке Луганский Енакиевского района, в 1955-1958 гг. — священник молитвенного дома в посёлке Макеевка.

Голубовский Стефан Васильевич — в 1950 г. осуждён по ст.54-10 на 10 лет лагерей, отбывал наказание в 1950-1954 гг., в 1956-1957 гг. — священник молитвенного дома в г. Красный Лиман. На момент ареста 40 лет.

Гуленко Владимир Власович — в 1940 г. осуждён органами НКВД по ст.58-10 на 5 лет лагерей в г. Днепропетровск, отбывал наказание в 1940-1945 гг. в Казахской ССР, в 1950-1951 гг. — священник церкви в селе Карловка Артёмовского района, в 1951-1952 гг. — священник Успенского молитвенного дома в г. Мариуполь, в 1952 г. — священник молитвенного дома в г. Красноармейск, в 1952-1953 гг. — священник молитвенного дома в г. Сталино, в 1953-1955 гг. — священник молитвенного дома в посёлке станции Сталино.

Протоиерей Андрей Деркаченко

Протоиерей Андрей Деркаченко

Деркаченко Андрей Яковлевич 14 октября (ст. ст.) 1907 г. рожд. — псаломщик и чтец Успенского храма с. Барвенково Харьковской области, осуждён вместе со священником этого храма, отбывал срок в тюрьме города Изюма Харьковской области и на лесоповале возле реки Свирь. Полная его биография приводится на сайте Горловской епархии.

В 1942 г. по его просьбе дело пересмотрено органами НКВД, обвиняемый направлен на фронт, откуда в 1945 г. демобилизован как нестроевой в звании ефрейтора. Псаломщик в Димитриевской церкви села Золотой Колодец Добропольского (тогда Андреевского) района. В 1952 г. — настоятель Тихоновской церкви в посёлке Белокуракино этого же района. 1955-1959 гг. — настоятель Николаевского храма посёлка Шабельковка под Краматорском, где сегодня служит его сын, а на клиросе поёт супруга Нина. В 1959 г. после закрытия этого прихода — Одигитриевская церковь посёлка Грузско-Ломовка Донецкой епархии (сегодня Касперовский монастырь).

Сорок лет, с 1946 по 1986 год, служил на приходах Горловской епархии: храме святой великомученицы Варвары посёлка Райское г. Дружковка (1967-1971 гг.), Макариевском храме г. Дзержинск (сегодня Торецк) (1971-1972 гг.), церкви Рождества Богородицы в посёлке Новый Свет г. Краматорск (1972-1978 гг.), Успенском храме г. Краматорск (1978-1986 гг.). В 1970 году в Николаевском храме (сегодня — Николаевский архиерейский собор) Горловки возведён в сан протоиерея.

Последним приходом, где служил священник-исповедник, стала церковь Всех Святых в посёлке Банное под Святогорском. Там в 1981-1985 годах протоиерей Андрей Деркаченко построил новый храм. В возрасте 79 лет почислен за штат. Почил протоиерей Андрей Деркаченко 21 сентября 1997 года в возрасте 90 лет.

Еллинский Илья Никифорович — осуждён в 1930 г. по ст.54-10 к 3 годам лагерей ОГПУ в г. Полтаве, в 1930-1932 гг. отбывал наказание на строительстве Беломоро-Балтийского канала, в 1942-1955 гг. служил священником молитвенного дома в селе Кирово Дзержинского района, в 1958-1959 гг. — священником молитвенного дома в селе Зайцево Артёмовского района.

Замша Константин Николаевич — в 1953 г. судим в селе Романовка Николаевского района Одесской области по Указу Президиума Верховного Совета СССР от 1947 г. ст.4, наказание отбывал в 1953-1955 гг., освобождён со снятием судимости, в 1957-1960 гг. — священник церкви в г. Дзержинск, в 1960-1961 гг. — священник молитвенного дома в г. Часов Яр, в 1961 г. — священник молитвенного дома в г. Краматорск.

Калтыпин Александр Петрович — в 1930 г. был административно выслан на 4 года (г. Сталино), отбывал наказание в 1930-1934 гг. в Архангельской области (станция Конево), в 1912-1913 г. — псаломщик церкви в селе Калининское Артёмовского района, в 1913-1916 гг. — священник в селе Пречистовка Марьинского района, в 1916-1930 гг. — священник в селе Андреевка Селидовского района.

Иеромонах Антоний (Кищенко)Кищенко Анатолий Михайлович (монашеское имя — Антоний) — иеромонах, в 1935 г. осуждён судом по ст.54-10 УК на 3 года в г. Москва за создание «контрреволюционной группы» монахов. В 1916 году во время нападения на Иссык-Кульский монастырь киргизов-большевиков некоторые монахи бежали в горы. В числе них был и монах Антоний. Большевики охотились за беглецами, пока, наконец, не арестовали. Отбывал наказание в трудовых лагерях Коми АССР в 1935-1938 гг., в послевоенные годы жил в Караганде и был иеромонахом в селе Большая Михайловка, в 1954 г. переехал на Донбасс и стал священником молитвенного дома в посёлке Яровая Краснолиманского района. Заключением прокуратуры Казахстанской ССР в мае 1989 года был реабилитирован. Похоронен в г. Краматорске на кладбище в районе «Кондиционера», рядом с игуменом Сергием (Уманцем).

Красуля Давид Павлович — отбывал ссылку по ст.58-10 в 1945-1958 гг., в 1973-1974 г. — настоятель Варваринского храма в г. Дружковка, настоятель Покровской церкви в г. Шахтёрск, в 1975 г. — настоятель церкви св. Александра Невского в г. Дебальцево, в 1978 г. — настоятель 2-го благочинного округа г. Горловка.

Лебедев Григорий Александрович — репрессирован в 1932 г., отбывал наказание в 1932-1933 гг. в г. Одесса, в 1949-1950 гг. — священник Всехсвятской церкви в г. Артёмовск, в 1950 г. — священник церкви посёлка Калиновка в г. Сталино, в 1950-1953 гг. — священник молитвенного дома в посёлке Григорьевка в г. Сталино, в 1953 г. — священник молитвенного дома в г. Енакиево, в 1953-1954 г. — священник молитвенного дома в посёлке Григорьевка г. Сталино, в 1954 г. — священник молитвенного дома в г. Красноармейск.

Левин Александр Иванович — в 1940 г. в г. Москва осуждён на 5 лет как социально-опасный элемент, в 1940-1945 гг. отбывал наказание в г. Ухта Коми АССР, в 1947-1949 гг. — священник церкви в селе Карловка Артёмовского района, в 1952-1954 гг. — священник в селе Степано-Крынка Амвросиевского района, в 1954-1955 гг. — священник молельного дома в селе Дмитриевка Снежнянского района, в 1955 г. — священник молельного дома в селе Покрово-Киреево Старобешевского района, в 1955 г. — священник церкви в селе Дмитриевка Снежнянского района.

Македонский Михаил Павлович — осуждён в 1931 г., в 1931-1935 г. отбывал наказание в лагерях НКВД Сибири, в 1942-1962 гг. — священник церкви в г. Красный Лиман.

Малик Ефим Григорьевич — осуждён дважды, диакон в г. Славянск, других сведений нет.

Могилин Яков Васильевич — осуждён в 1953 г. по ст.54-10 на 25 лет лагерей военным трибуналом Киевского военного округа, отбывал наказание в 1953-1956 гг. в г. Омске, в 1956-1961 гг. — священник церкви в селе Новосёловка Краснолиманского района, в 1961 г. — священник церкви в селе Христище Славянского района.

Преподобноисповедник Иоанн (Стрельцов)

Преподобноисповедник Иоанн (Стрельцов)

Неведовский Александр Степанович — в 1949 г. осуждён по ст.54-3 и 54- 10 УК, освобождён по Указу Президиума Верховного Совета СССР в октябре 1955 г., в 1949-1955 г. находился в лагерях, в 1956-1957 гг. — священник молитвенного дома в посёлке Рутченково г. Сталино, в 1957-1958 гг. — священник молитвенного дома в посёлке Комсомолец г. Горловка, в 1958-1960 гг. — священник молитвенного дома в г. Дебальцево.

Сергеев Василий Алексеевич — в 1928 г. осуждён по ст.58 в г. Воронеж на 8 лет, отбывал наказание в 1928-1934 гг. — работал пильщиком в лесничестве, рабочим в рыбтресте, на стройке, в 1943-1948 гг. — священник молитвенного дома в посёлке Марьинка г. Сталино, в 1948-1952 гг. — священник церкви в посёлке Калиновка г. Сталино, в 1953 г. — священник Воскресенской церкви в г. Славянске.

Сергеев Никодим Порфирьевич — осуждён в 1929 г. по ст. 107 УК за невыполнение плана хлебозаготовки, освобожден в 1930 г., в 1942-1946 гг. — священник церкви в селе Валериановка Ольгинского района, в 1946-1952 гг. — священник молитвенного дома в посёлке Авдеевка-1, в 1952-1954 гг. — священник молитвенного дома в селе Знаменовка Славянского района.

Стрельцов Иван Яковлевич — монах, игумен закрытой Святогорской лавры, в 1937 г. осуждён по ст.58-10 УК на 10 лет лагерей, наказание отбывал в Архангельской области, в 1949 г. осуждён к 8 годам лагерей по ст.58-10, наказание отбывал в Коми АССР в 1949-1955 гг., в 1955 г. — священник церкви в селе Карловка Артёмовского района.

С приходом преподобноисповедника игумена Иоанна (Стрельцова), ныне причисленного к лику святых Святогорской лавры, в Карловке (сегодня — Клещеевке) начался духовный подъём. После закрытия обители он пережил две ссылки. В 1943 году, освободившись из первой, игумен Иоанн стал настоятелем Успенской церкви в селе Крюково Гусь-Хрустального района Владимирской области. На бедном приходе, где в храме не было даже стёкол, он сразу занялся сельскохозяйственной деятельностью — сеял пшеницу, в пруду возле церкви разводил карасей. Спустя всего пять лет приход стал богатейшим в области, а крюковский колхоз был должен церкви 12502 рубля.

В 1949 году последовало новое уголовное дело. Председатель колхоза, завидуя мнимым богатствам священника, обвинил его «в восхвалении единоличного хозяйства». Преподобноисповедник был сослан в особый лагерь № 1 поселка Инта республики Коми, а затем в лагерь посёлка Абизь. В ссылке провёл пять лет.

Преподобноисповедник Иоанн (Стрельцов)В 1955 году игумен Иоанн (Стрельцов) вернулся на Донбасс. Архиепископа Никона (Петина) он попросил: «Дайте мне самый бедный приход». На тот момент отцу Иоанну шёл уже 71-й год. На престарелого священника в ветхой заштопанной одежде, которую он носил не снимая пятнадцать лет, посмотрели с недоумением, но приход дали, и игумен Иоанн пошёл возрождать Покровский храм в селе Клещеевка.

В то время жители села в церковь ходили неохотно, но с приходом нового священника потянулись туда. К сожалению, отцу Иоанну не удалось повторить свой опыт с приходом в селе Крюково. Препятствия создавали власти, сказывались и старость, и одиннадцать лет лагерей. Тем не менее, он сумел сделать самое важное — возродить веру в сердцах.

Сусленко Владимир Яковлевич — осуждён в 1952 г. по статье 153 УК на 6 лет лагерей, в 1953 г. освобождён по амнистии со снятием судимости, в 1958-1959 гг. — священник молитвенного дома в г. Дебальцево, в 1959 г. — священник молитвенного дома в г. Чистяково (Торез), затем — молитвенного дома в посёлке Петровка г. Сталино, в 1959-1961 гг. — священник церкви в посёлке Калиновка г. Сталино, затем — молитвенного дома в селе Дмитриевка Красноармейского района.

Сутулов Федот Петрович — в 1935 г. осуждён по ст.58-10 в г. Ростов на 5 лет лагерей, наказание отбывал в 1935-1940 гг. в г. Никитовка, в 1942-1944 гг. — священник церкви в городе им. Артёма (сегодня город Железное) Дзержинского района, в 1944-1947 гг. — священник церкви в посёлке Железный Дзержинского района, в 1947-1954 гг. — священник церкви в селе Дмитриевка Снежнянского района.

Целуевский Пётр Михайлович — осуждён по ст. 109 УК, отбывал наказание в 1930-1933 гг. в лагерях Беломорстроя, в 1941-1942 гг. — псаломщик в г. Краматорск, в 1942-1949 гг. — священник в селе Знаменка Славянского района, в 1954-1960 гг. — священник Преображенского молитвенного дома в г. Мариуполь, в 1960-1961 гг. — священник Покровского молитвенного дома в г. Мариуполь.

Шашков Семён Кузьмич — высылался как кулак сроком на 2 года из сельсовета Ляшенко, в 1929-1930 гг. находился в ссылке в г. Вологда, в 1949-1957 гг. — священник молитвенного дома в селе Тарасовка Константиновского района.

Шелудяков Никита Феоктистович — осуждён по ст. 58-10, отбывал наказание в 1930-1938 гг. в лагерях на Севере, в 1954 г. — священник Успенской церкви в г. Краматорск.

Архим. Варсонофий (Юрченко). Архивное фото

Архим. Варсонофий (Юрченко). Архивное фото

Юрченко Варсонофий (Василий) Григорьевич (преподобный Варсонофий Херсонский— архимандрит, исповедник, причисленный к лику святых Русской Православной Церкви решением Священного Синода Украинской Православной Церкви от 18 апреля 2008 года. Первый арест — в 1920 году в Херсоне в монашеском сане. В 1923 году после освобождения назначен миссионером в город Александрию. Снова тюрьма и освобождение в 1924 году. Назначен благочинным Александрийского округа.

Затем, в том же году, несколько арестов и судебный процесс, который сопровождался огромным стечением народа. Обвинялся в крещении младенца, совершённого без предварительной регистрации гражданских властей. В 1926 году — освобождение, настоятельство в Первомайске Одесской епархии и новый арест. Несколько месяцев под стражей в Харьковской тюрьме. Служение в Харькове.

В 1931 году новый арест и ссылка на пять лет: Темниковские, Алатырские лагеря, Колыма. Вследствие инвалидности, полученной в результате многократных избиений и перенесённого в лагере тифа, и по ходатайству родственников перед властями по окончании срока ему разрешено вернуться в Харьков. Инкогнито посещает духовных чад на Кубани, Донбассе, в Херсоне, Одессе и других городах Украины и Белоруссии.

В одной из таких поездок, в 1936 году в Одессе, был выслежен, арестован и помещён в тюрьму. По окончании следствия он, уже полный инвалид, был осуждён НКВД на новый срок заключения на Колыму. Такие осуждения делались предусмотрительно в расчёте на невозможность возвращения.

После нескольких месяцев езды в арестантских вагонах при 40 градусном морозе на Камчатке его посчитали умершим и выбросили тело. По его словам, в тот момент он пережил встречу с Богом. Наутро лагерные охранники обнаружили священника выжившим.

Отбыв наказание, в 1941 году архимандрит Варсонофий был освобождён из заключения. В 1945 году вернулся в Харьков, в 1946 поселился в Краматорске и служил в Покровской церкви. В 1950 году переведён в Херсон. Почил в 1954 году. Память его Церковь чтит 17 октября, в день кончины.

 

Вспомним ещё раз поимённо расстрелянных в 1937 году священнослужителей в Горловской епархии:

Священики

Бесчасный Федор Иванович 1874 г. рожд. — священник церкви в селе Ольховатка Орджоникидзенского района (в 1936 г. Енакиево переименовано в Орджоникидзе), обвинялся в антисоветской агитации, осуждён тройкой УНКВД по Донецкой области к расстрелу. На момент ареста — 63 года.

Борейко Аркадий Иосифович 1880 г. рожд. — священник церкви в г. Орджоникидзе (Енакиево), обвинялся в контрреволюционной деятельности, осуждён тройкой УНКВД по Донецкой области к расстрелу. На момент ареста 57 лет.

Бутков Александр Георгиевич 1893 г. рожд. — священник церкви в селе Степановка Снежнянского района, обвинялся в контрреволюционной деятельности, осуждён тройкой УНКВД по Донецкой области к расстрелу. На момент ареста 44 года.

Евдокимов Николай Васильевич 1876 г. рожд. — священник церкви в селе Ольховатка Орджоникидзенского района, обвинялся в контрреволюционной агитации, осуждён тройкой УНКВД по Донецкой области к расстрелу. На момент ареста 61 год.

Егоров Михаил Пантелеймонович 1871 г. рожд. — священник церкви в г. Дружковка, обвинялся в антисоветской агитации, осуждён тройкой УНКВД по Донецкой области к расстрелу. На момент ареста — 66 лет.

Зайцев Фёдор Иванович 1875 г. рожд. — священник православной церкви в г. Артёмовск, обвинялся в контрреволюционной деятельности, осуждён тройкой УНКВД по Донецкой области к расстрелу. На момент ареста 62 года.

Максименко Филипп Иванович 1885 г. рожд. — священник православной церкви в г. Константиновка, обвинялся в контрреволюционной пропаганде, осуждён тройкой УНКВД по Донецкой области к расстрелу. На момент ареста 52 года.

Маляревский Андриан Авксентьевич 1874 г. рожд. — священник православной церкви в г. Орджоникидзе, обвинялся в контрреволюционной агитации, осуждён тройкой УНКВД по Донецкой области к расстрелу. На момент ареста 63 года.

Орловский Семён Платонович 1864 г. рожд. — священник православной церкви в г. Орджоникидзе, обвинялся в антисоветской агитации, осуждён тройкой УНКВД по Донецкой области к расстрелу. На момент ареста 73 года.

Свиридов Сергей Иванович 1879 г. рожд. — священник православной церкви в г. Артёмовск, обвинялся как участник нелегальной контрреволюционной религиозной группы, осуждён тройкой УНКВД по Донецкой области к расстрелу. На момент ареста 58 лет.

Слышко Пётр Михеевич 1880 г. рожд. — священник православной церкви в посёлке Щербиновка Дзержинского района, обвинялся в контрреволюционной деятельности, осуждён тройкой УНКВД по Донецкой области к расстрелу. На момент ареста 57 лет.

Степанов Степан (Феофан) Антонович 1879 г. рожд. — священник православной церкви в г. Артёмовск, обвинялся как участник антисоветской церковной монархической организации, осуждён тройкой УНКВД по Донецкой области к расстрелу. На момент ареста 58 лет.

Христиановский Михаил Васильевич 1876 г. рожд. — священник православной церкви в селе Грабово Чистяковского района, обвинялся в контрреволюционной деятельности, осуждён тройкой УНКВД по Донецкой области к расстрелу. На момент ареста 61 год.

Диаконы

Дьяконов Павел Васильевич — диакон молитвенного дома в г. Орджоникидзе, обвинялся в антисоветской агитации, осуждён тройкой УНКВД в Донецкой области к расстрелу.

Илюкевич Александр Филиппович — диакон, место службы не указано, проживал в г. Орджоникидзе, обвинялся в антисоветской агитации, решением НКВД и прокурора СССР осуждён к расстрелу.

Терлецкий Семён Филиппович — диакон, место служения не указано, проживал в г. Артёмовск, обвинялся как участник антисоветской группы, осуждён тройкой УНКВД в Донецкой области к расстрелу.

Монахи

Пахомов Иоанн (Босый) — монах, расстрелян в 1937 году в тюрьме города Артёмовска по обвинению в антисоветской пропаганде (сведения на основании воспоминаний старожилов посёлка Байрак).

 

К сожалению, судьба многих репрессированных по сей день остаётся неизвестной. Надеемся, данная публикация найдёт отклик у тех, кто владеет неизвестными нам сведениями о подвергшихся репрессиям, и они также будут обнародованы для увековечивания памяти пострадавших за веру.

 

При подготовке работы были использованы материалы:

Никольский В.Н., проф. Православное духовенство Донетчины, репрессированное в 1920 — 1950-х гг. (в документах и материалах). Монография /. — Донецк, Изд-во ДонНУ, 2013.- 194 с.

Статьи сайта Горловской епархии:

Житие преподобного Варсонофия Херсонского

Святые нашего края: исповедница баронесса Наталья Фредерикс

Архиепископ Никон (Петин) — пастырь эпохи гонений

Протоиерей Андрей Деркаченко — исповедник и пастырь, связавший две эпохи

 

Цитата дня

«

Прежде вечного покоя не почивай, прежде вечных благ — земных не пресыщайся.

»

Горловская и Славянская епархия. Все права защищены.

Rambler's Top100