Московский ПатриархатУкраинская Православная Церковь

Официальный сайт

Мария Цырлина

Сара — жена фараона и другие неприглядные истории Ветхого Завета (16+)

Авраам и СараТе, кто читал Священное Писание Ветхого Завета в пересказе детской Библии или протоиерея Серафима Слободского, а затем в полном издании, очень быстро понял, что это совершенно разные книги. Ветхий Завет исполнен жестоких сцен расправы над народами и племенами, а поведение предков Спасителя по плоти, причисленных к лику святых ветхозаветных патриархов, нередко далеко отстоит от наших представлений о благочестии. Детскую Библию написали не зря: слишком многое в Ветхом Завете идёт вразрез с христианским понятием о нравственности. Такое нельзя рассказывать детям. Как же относиться ко всем этим историям православному христианину?

 

Хам, сын Ноя

Ной начал возделывать землю и насадил виноградник; и выпил он вина, и опьянел, и [лежал] обнаженным в шатре своем.

И увидел Хам, отец Ханаана, наготу отца своего, и выйдя рассказал двум братьям своим.

Сим же и Иафет взяли одежду и, положив ее на плечи свои, пошли задом и покрыли наготу отца своего; лица их были обращены назад, и они не видали наготы отца своего.

Ной проспался от вина своего и узнал, что сделал над ним меньший сын его, и сказал: проклят Ханаан; раб рабов будет он у братьев своих. Потом сказал: благословен Господь Бог Симов; Ханаан же будет рабом ему (Быт. 9:20-26).

Толкователи утверждают, что речь здесь идёт о насмешке сына Ноя над голым отцом. Хам не просто рассказал братьям: он открыто смеялся над напившимся Ноем. Иначе за что было его проклинать? Другие сыновья даже шли задом наперёд, чтобы не видеть нагого отца — на Ближнем Востоке это считалось позором. Хотя Ной по Библии — предок абсолютно всех народов, существующих сегодня на Земле, повествование о нём пронизано представлениями, бытовавшими именно в ближневосточной культуре.

За этот поступок Ной проклял не только самого Хама, но и всё его потомство, начиная со своего внука Ханаана. Между тем, в законе, данном Богом Моисею на горе Синай, мы читаем: Отцы не должны быть наказываемы смертью за детей, и дети не должны быть наказываемы смертью за отцов; каждый должен быть наказываем смертью за свое преступление (Втор. 24:16).

Поступил ли Ной чересчур жестоко и мстительно? В каждую эпоху Закон, данный Богом людям, претерпевал изменения. Так, человечеству после потопа Господь позволяет есть мясо, тогда как до Ноя людям была дана только растительная пища: Все движущееся, что живет, будет вам в пищу; как зелень травную даю вам все (Быт. 9:3). Синайские заповеди появились только при Моисее, много веков спустя после Ноя. Это был более гуманный, ограничивающий человеческую жестокость закон. Например, постановление око за око и зуб за зуб было дано, чтобы люди не наносили другим увечий сверх того, что причинили им самим. Более высокая нравственность появилась лишь благодаря приходу Спасителя. Грехопадение очень сильно повлияло на человечество. Должно было пройти не одно столетие, чтобы хотя бы в одном-единственном народе создать более гуманные нормы поведения.

 

Сара — жена фараона

И был голод в той земле. И сошел Аврам в Египет, пожить там, потому что усилился голод в земле той. Когда же он приближался к Египту, то сказал Саре, жене своей: вот, я знаю, что ты женщина, прекрасная видом; и когда Египтяне увидят тебя, то скажут: это жена его; и убьют меня, а тебя оставят в живых; скажи же, что ты мне сестра, дабы мне хорошо было ради тебя, и дабы жива была душа моя чрез тебя.

И было, когда пришел Аврам в Египет, Египтяне увидели, что она женщина весьма красивая; увидели ее и вельможи фараоновы и похвалили ее фараону; и взята была она в дом фараонов. И Авраму хорошо было ради ее; и был у него мелкий и крупный скот и ослы, и рабы и рабыни, и лошаки и верблюды.

Но Господь поразил тяжкими ударами фараона и дом его за Сару, жену Аврамову. И призвал фараон Аврама и сказал: что ты это сделал со мною? для чего не сказал мне, что она жена твоя? для чего ты сказал: она сестра моя? и я взял было ее себе в жену. И теперь вот жена твоя; возьми и пойди. И дал о нем фараон повеление людям, и проводили его, и жену его, и все, что у него было (Быт. 12:10-20).

Авраам поднялся оттуда к югу и поселился между Кадесом и между Суром; и был на время в Гераре. И сказал Авраам о Сарре, жене своей: она сестра моя. И послал Авимелех, царь Герарский, и взял Сарру.

И пришел Бог к Авимелеху ночью во сне и сказал ему: вот, ты умрешь за женщину, которую ты взял, ибо она имеет мужа. Авимелех же не прикасался к ней и сказал: Владыка! неужели ты погубишь и невинный народ? Не сам ли он сказал мне: она сестра моя? И она сама сказала: он брат мой. Я сделал это в простоте сердца моего и в чистоте рук моих.

И сказал ему Бог во сне: и Я знаю, что ты сделал сие в простоте сердца твоего, и удержал тебя от греха предо Мною, потому и не допустил тебя прикоснуться к ней; теперь же возврати жену мужу, ибо он пророк и помолится о тебе, и ты будешь жив; а если не возвратишь, то знай, что непременно умрешь ты и все твои. И встал Авимелех утром рано, и призвал всех рабов своих, и пересказал все слова сии в уши их; и люди сии весьма испугались.

И призвал Авимелех Авраама и сказал ему: что ты с нами сделал? чем согрешил я против тебя, что ты навел было на меня и на царство мое великий грех? Ты сделал со мною дела, каких не делают. И сказал Авимелех Аврааму: что ты имел в виду, когда делал это дело? Авраам сказал: я подумал, что нет на месте сем страха Божия, и убьют меня за жену мою (Быт. 20:1-11).

Этим смущающим христианского читателя случаям уже более четырёх тысяч лет, но вот свежий рассказ репатрианта в Израиль. Двадцатилетним юношей он вместе со своей молодой женой бежал из Ирана и почти пешком добрался до границы с Израилем. Они всюду представлялись братом и сестрой — и их не трогали! По его словам, если бы они назвались супругами, то его бы убили, а жену ждала бы незавидная участь. В представлениях нынешних арабов незамужнюю женщину, девственницу трогать нельзя, особенно при старшем брате — это считается тяжким грехом.

 

Многожёнство и близкородственные браки

Далее в речи Авраама к Авимелеху мы читаем: Да она и подлинно сестра мне: она дочь отца моего, только не дочь матери моей; и сделалась моею женою (Быт. 20:12). Новый поражающий христианского читателя факт о святом праотце Аврааме: инцест. Во времена самого патриарха нравы были совсем не такими, как сейчас. Читатель привыкает к этому с каждой новой страницей Ветхого Завета, хотя до конца, наверное, привыкнуть невозможно.

Выбирая пару для своего долгожданного сына Исаака, Авраам посылает своего раба обратно в Харран, из которого он давным-давно ушёл в Палестину, к своим ближайшим родственникам. Более того, он берёт с раба клятву, что тот приведёт невесту для сына именно от них и не возьмёт ему в жёны дочерей местных палестинских народов.

В те времена браки заключались внутри одного племени. Из-за малого числа людей в племенах жених и невеста обычно доводились друг другу близкими родственниками. Напротив, брак с иноплеменниками и иноверцами считался тяжким грехом.

Невеста у жениха была далеко не одна. Спустя время можно было обзавестись ещё несколькими жёнами. Почему спустя время? За каждую жену надо было заплатить выкуп, который был очень существенным: часть стада или земля, находившаяся во владении. Совсем бедные люди должны были отработать за жену много лет в хозяйстве её отца, как мы это видим на примере истории Иакова.

Кроме жён были наложницы и служанки жены, приравнивавшиеся к наложницам. Был даже закон, согласно которому сыновья служанки считались законными наследниками главы семейства наравне с остальными детьми. Это было особенно важно для тех случаев, когда жена оказывалась бесплодной.

Обычным делом была подмена жены: на церемонию бракосочетания невесту приводили закутанную в покрывало. Никто не должен был видеть её лица. Лаван подменил невесту Иакову, выдав за него вместо Рахили дочь Лию, которую Иаков не любил. Ему пришлось отрабатывать ещё семь лет за Рахиль. Обеты брака были нерушимыми, даже если поклялся в верности не той жене. Так у Иакова стало две жены.

Женщин такое положение вещей совсем не устраивало. Они постоянно ревновали, соперничали и даже «покупали» друг у друга ночь с мужем. Обо всём этом Библия рассказывает честно и без прикрас:

Рувим пошел во время жатвы пшеницы, и нашел мандрагоровые яблоки в поле, и принес их Лии, матери своей. И Рахиль сказала Лии: дай мне мандрагоров сына твоего. Но она сказала ей: неужели мало тебе завладеть мужем моим, что ты домогаешься и мандрагоров сына моего? Рахиль сказала: так пусть он ляжет с тобою эту ночь, за мандрагоры сына твоего. Иаков пришел с поля вечером, и Лия вышла ему навстречу и сказала: войди ко мне; ибо я купила тебя за мандрагоры сына моего. И лег он с нею в ту ночь (Быт. 30:14-16).

Как видно из этого рассказа, мужья давно привыкли к таким «покупкам» жён и ничего не возражали.

 

Содомский грех

И пришли те два Ангела в Содом вечером, когда Лот сидел у ворот Содома. Лот увидел, и встал, чтобы встретить их, и поклонился лицем до земли и сказал: государи мои! зайдите в дом раба вашего и ночуйте, и умойте ноги ваши, и встаньте поутру и пойдете в путь свой. Но они сказали: нет, мы ночуем на улице. Он же сильно упрашивал их; и они пошли к нему и пришли в дом его. Он сделал им угощение и испек пресные хлебы, и они ели.

Еще не легли они спать, как городские жители, Содомляне, от молодого до старого, весь народ со [всех] концов [города], окружили дом и вызвали Лота и говорили ему: где люди, пришедшие к тебе на ночь? выведи их к нам; мы познаем их.

Лот вышел к ним ко входу, и запер за собою дверь, и сказал: братья мои, не делайте зла; вот у меня две дочери, которые не познали мужа; лучше я выведу их к вам, делайте с ними, что вам угодно, только людям сим не делайте ничего, так как они пришли под кров дома моего.

Но они сказали: пойди сюда. И сказали: вот пришлец, и хочет судить? теперь мы хуже поступим с тобою, нежели с ними. И очень приступали к человеку сему, к Лоту, и подошли, чтобы выломать дверь.

Тогда мужи те простерли руки свои и ввели Лота к себе в дом, и дверь заперли; а людей, бывших при входе в дом, поразили слепотою, от малого до большого, так что они измучились, искав входа (Быт. 19:1-11).

Те самые Ангелы, которые приходили к Аврааму и возвестили о скором рождении у престарелого отца первенца-сына, прообраз Пресвятой Троицы, пошли в Содом, чтобы убедиться в нечестии его жителей и совершить суд над городом. Что пожелали люди сделать с Ангелами? Об этом Библия не умалчивает стыдливо, а рассказывает, совсем не прикрывая фактов. За содомский грех мужеложства и сексуальную озабоченность их жителей города Содом, Гоморра и ещё три других соседних были сожжены небесным огнём. Доказательства налицо: район Мёртвого моря, где они некогда находились, — уникальное место на земле. Всё покрыто солью и… пеплом, как нигде больше. Мёртвое море действительно мертво: даже вокруг него ничего не приживается. Нет ни рыбы, ни птиц, ни растений по берегам.

 

Лот и его семействоДочери Лота

И было, когда Бог истреблял города окрестности сей, вспомнил Бог об Аврааме и выслал Лота из среды истребления, когда ниспровергал города, в которых жил Лот.

И вышел Лот из Сигора и стал жить в горе, и с ним две дочери его, ибо он боялся жить в Сигоре. И жил в пещере, и с ним две дочери его.

И сказала старшая младшей: отец наш стар, и нет человека на земле, который вошел бы к нам по обычаю всей земли; итак напоим отца нашего вином, и переспим с ним, и восставим от отца нашего племя. И напоили отца своего вином в ту ночь; и вошла старшая и спала с отцом своим: а он не знал, когда она легла и когда встала.

На другой день старшая сказала младшей: вот, я спала вчера с отцом моим; напоим его вином и в эту ночь; и ты войди, спи с ним, и восставим от отца нашего племя. И напоили отца своего вином и в эту ночь; и вошла младшая и спала с ним; и он не знал, когда она легла и когда встала.

И сделались обе дочери Лотовы беременными от отца своего, и родила старшая сына, и нарекла ему имя: Моав. Он отец Моавитян доныне. И младшая также родила сына, и нарекла ему имя: Бен — Амми. Он отец Аммонитян доныне (Быт. 19:29-38).

Две дочери Лота, мать которых погибла на их глазах, а вся окрестность пылала огнём, думали, что они — единственные спасшиеся люди на этой планете. На Ближнем Востоке было такое понятие — восстановить род. Близкие родственники намеренно вступали в брак, независимо от степени родства, лишь ради того чтобы произвести на свет потомков. Если законы такое бракосочетание совсем не позволяли, это делали тайно. Грубое нарушение норм даже той древней морали — и всё ради того, чтобы род этого конкретного главы семейства не прекратился.

 

Фамарь, невестка Иуды

Тот же вопрос восстановления рода встал в менее жёстких условиях, чем у дочерей Лота, перед Фамарью, невесткой одного из двенадцати сыновей Иакова — родоначальника царского колена Иуды:

И взял Иуда жену Иру, первенцу своему; имя ей Фамарь. Ир, первенец Иудин, был неугоден пред очами Господа, и умертвил его Господь. И сказал Иуда Онану: войди к жене брата твоего, женись на ней, как деверь, и восстанови семя брату твоему.

Онан знал, что семя будет не ему, и потому, когда входил к жене брата своего, изливал на землю, чтобы не дать семени брату своему. Зло было пред очами Господа то, что он делал; и Он умертвил и его.

И сказал Иуда Фамари, невестке своей: живи вдовою в доме отца твоего, пока подрастет Шела, сын мой. Ибо он сказал: не умер бы и он подобно братьям его. Фамарь пошла и стала жить в доме отца своего.

Прошло много времени, и умерла дочь Шуи, жена Иудина. Иуда, утешившись, пошел в Фамну к стригущим скот его, сам и Хира, друг его, Одолламитянин. И уведомили Фамарь, говоря: вот, свекор твой идет в Фамну стричь скот свой.

И сняла она с себя одежду вдовства своего, покрыла себя покрывалом и, закрывшись, села у ворот Енаима, что на дороге в Фамну. Ибо видела, что Шела вырос, и она не дана ему в жену.

И увидел ее Иуда и почел ее за блудницу, потому что она закрыла лице свое. Он поворотил к ней и сказал: войду я к тебе. Ибо не знал, что это невестка его. Она сказала: что ты дашь мне, если войдешь ко мне?

Он сказал: я пришлю тебе козленка из стада. Она сказала: дашь ли ты мне залог, пока пришлешь? Он сказал: какой дать тебе залог? Она сказала: печать твою, и перевязь твою, и трость твою, которая в руке твоей. И дал он ей и вошел к ней; и она зачала от него. И, встав, пошла, сняла с себя покрывало свое и оделась в одежду вдовства своего.

Иуда же послал козленка чрез друга своего Одолламитянина, чтобы взять залог из руки женщины, но он не нашел ее. И спросил жителей того места, говоря: где блудница, [которая] [была] в Енаиме при дороге? Но они сказали: здесь не было блудницы.

И возвратился он к Иуде и сказал: я не нашел ее; да и жители места того сказали: здесь не было блудницы. Иуда сказал: пусть она возьмет себе, чтобы только не стали над нами смеяться; вот, я посылал этого козленка, но ты не нашел ее.

Прошло около трех месяцев, и сказали Иуде, говоря: Фамарь, невестка твоя, впала в блуд, и вот, она беременна от блуда. Иуда сказал: выведите ее, и пусть она будет сожжена.

Но когда повели ее, она послала сказать свекру своему: я беременна от того, чьи эти вещи. И сказала: узнавай, чья эта печать и перевязь и трость. Иуда узнал и сказал: она правее меня, потому что я не дал ее Шеле, сыну моему. И не познавал ее более (Быт. 38:6-26).

Погибшего мужа нельзя воскресить, но в представлении древних людей он будет жив в своих детях… или других своих родственниках. Неважно, главное, чтобы род его отца продолжился. Кстати, от имени второго мужа Фамари — Онана — произошло слово «онанизм». Библия показывает, что это грех, независимо от мотивов.

 

Руфь

Более скромная и красивая история, но всё ещё об этом — о попытке восстановить род мужа — рассказана в книге Руфь:

Вооз наелся и напился, и развеселил сердце свое, и пошел [и лег] спать подле скирда. И она пришла тихонько, открыла у ног его и легла. В полночь он содрогнулся, приподнялся, и вот, у ног его лежит женщина. И сказал [ей Вооз]: кто ты? Она сказала: я Руфь, раба твоя, простри крыло твое на рабу твою, ибо ты родственник.

[Вооз] сказал: благословенна ты от Господа, дочь моя! это последнее твое доброе дело сделала ты еще лучше прежнего, что ты не пошла искать молодых людей, ни бедных, ни богатых; итак, дочь моя, не бойся, я сделаю тебе все, что ты сказала; ибо у всех ворот народа моего знают, что ты женщина добродетельная; хотя и правда, что я родственник, но есть еще родственник ближе меня; переночуй эту ночь; завтра же, если он примет тебя, то хорошо, пусть примет; а если он не захочет принять тебя, то я приму; жив Господь! Спи до утра. И спала она у ног его до утра и встала прежде, нежели могли они распознать друг друга (Руфь 4:7-14).

Книга Руфь целиком и полностью посвящена истории женщины-иностранки, вышедшей замуж за израильтянина и ставшей затем вдовой. Сюжет этой книги — непростой выбор Руфи остаться в чужой для неё земле и восстановить род своего мужа, хотя это не принято в её народе. Этот выбор брака без любви, ради восстановления рода, вменяется ей в благочестие, именно из-за него Руфь ставится в пример остальным женщинам, а книга, рассказывающая о ней, входит в канон Ветхого Завета.

В свете далёких исторических перспектив все эти древние обычаи не так уж и лишены смысла: от рода Иуды и Фамари, Вооза и Руфи происходит Спаситель мира. Пришёл бы Он без них? Святые отцы говорят, что Бог столько тысяч лет медлил не просто так: Он ждал момента, когда на земле, наконец, родится достаточно чистый, светлый и смиренный человек, достойный стать Матерью Христа. Зная о законах генетики, мы не можем отрицать, что многое в человеке закладывается его предками.

 

Рабы и рабыни патриархов

Патриархи владели рабами: это начало рабовладельческого строя. Торговцами людьми были и бывшие рабы израильтяне, бежавшие из Египта: в Синайском законодательстве им позволяется владеть людьми и эксплуатировать их. День седьмой — суббота Господу, Богу твоему: не делай в оный никакого дела ни ты, ни сын твой, ни дочь твоя, ни раб твой, ни рабыня твоя, ни скот твой, ни пришлец, который в жилищах твоих (Исх. 20:10) — вот подлинный вариант четвёртой из десяти заповедей.

И вот законы, которые ты объявишь им: если купишь раба Еврея, пусть он работает шесть лет, а в седьмой пусть выйдет на волю даром; если он пришел один, пусть один и выйдет; а если он женатый, пусть выйдет с ним и жена его;

если же господин его дал ему жену и она родила ему сынов, или дочерей, то жена и дети ее пусть останутся у господина ее, а он выйдет один; но если раб скажет: люблю господина моего, жену мою и детей моих, не пойду на волю, — то пусть господин его приведет его пред богов и поставит его к двери, или к косяку, и проколет ему господин его ухо шилом, и он останется рабом его вечно.

Если кто продаст дочь свою в рабыни, то она не может выйти, как выходят рабы; если она не угодна господину своему и он не обручит ее, пусть позволит выкупить ее; а чужому народу продать ее не властен, когда сам пренебрег ее; если он обручит ее сыну своему, пусть поступит с нею по праву дочерей; если же другую возьмет за него, то она не должна лишаться пищи, одежды и супружеского сожития; а если он сих трех [вещей] не сделает для нее, пусть она отойдет даром, без выкупа (Исх. 21:1-11).

Такие жестокие законы были установлены на горе Синай. Возможно также, что это более поздние вставки в синайское законодательство — того времени, когда израильтяне уже в земле обетованной уклонились в идолопоклонство, так как речь здесь идёт о клятве перед богами.

Исследователи говорят, что, несмотря на прибивание ушей к косяку дверей и принуждение к женитьбе, еврейские законы о рабах более гуманны, чем у остальных народов того времени. Более того, у евреев впервые появилось понятие отпускания рабов. Существовали так называемые субботние и юбилейные годы — каждый седьмой и пятидесятый год календаря, когда рабы становились свободными. Цена раба рассчитывалась исходя из того, сколько времени остаётся до субботнего года: чем меньше он прослужит своему господину, тем дешевле будет стоить. Как видим из этого текста, еврейский закон также защищал рабов от произвола хозяев и налагал на победителей определённые обязанности по отношению к пленённым. В случае нарушения законов раб освобождался.

 

Жертвоприношение Исаака

Жертвоприношение ИсаакаЭту историю не будем приводить здесь — её знает каждый. Но всякий раз читающего поражает, каким образом отец вообще додумался принести в жертву сына. Отчего эта мысль не показалась ему дикой, если у нас спустя столько тысяч лет от неё волосы на голове шевелятся? Жертвоприношение первенца — самый заурядный и скучный ритуал древнего Ближнего Востока. Все города, какие в нём были, включая такие известные, как Иерихон, Ниневия, Вавилон, были основаны на костях первенцев их правителей. Ради чего? Да просто на удачу, чтобы «везло по жизни». Детей проводили через огонь — сжигали заживо в ритуальной печи, на железных руках раскалённого истукана-«божества».

Бог пока не пытается изменить такие представления о мире даже у Авраама. Напротив, с их помощью Он испытывает его веру. Борьбу с культом детоубийства израильтяне начнут лишь под предводительством Иисуса Навина. Причём самым радикальным способом: полным уничтожением палестинских народов, включая… детей. Даже невинных младенцев не жалели. Правда, оружие на них не тратили: просто разбивали о камни. Помните, о Вавилоне в псалмах: Блажен, кто возьмет и разобьет младенцев твоих о камень (Пс. 136:9)? Подобное подобным.

Историки, кстати, нашли этому объяснение: израильтянам ни разу не удавалось полностью истребить народы. Понятие родства, важности своего происхождения было столь же сильным на Востоке, как и понятие кровной мести. Эти два понятия объединялись в одно в сознании выросшего ребёнка — и получался воин, смыслом жизни которого была месть израильтянам, уничтожившим его город и его род. Вот почему они так поступали даже с младенцами.

Кстати, на момент жертвоприношения Исааку было около 30 лет, а его отец был уже немощным старцем. Это значит, что жертва была добровольной и для сына: без его согласия престарелый отец просто не смог бы его положить на жертвенник. Исаак воспринимал мир, где тебя может принести в жертву твой родной отец, как данность. Дикие нравы, что поделать. Зато Исаак стал прообразом Сына Божия, добровольно отдавшего Себя в Жертву за человечество, и научил ветхозаветное человечество принять её.

 

Обман с первородством и украденные идолы

Иаков хитростью покупает право первородства и наследования всего имущества у своего брата-близнеца Исава, родившегося всего на несколько минут раньше него — за миску чечевичной похлёбки. Затем он, не желая рассказывать о своём поступке престарелому отцу, обманом получает у него благословение на это наследование. Иаков даже надевает на руки шкуры животных для того, чтобы они походили на волосатые руки Исава и отец ничего не заподозрил. Этому его учит его хитрая мать Ревекка.

История в книге Бытия рассказана таким образом, что читатель сочувствует Иакову, а не Исаву: последний предстаёт в негативном свете и по своим душевным качествам недостоин права первородства. Неслучайно в начале этой истории подчёркивается, что братья боролись за него ещё с утробы матери, а Исав временно победил в этой борьбе лишь потому, что был более сильным физически: он сумел оттолкнуть брата при рождении. Не сила, а справедливость побеждает в итоге — вот главный урок этой оптимистичной истории.

Обхитрил Иаков и своего дядю Лавана, у которого пас стада. Дядя разрешил ему брать из стада чёрных овец и пятнистых коз, так как их рождалось крайне мало. С помощью какой-то странной зоотехники Иаков делает так, что большинство животных рождается чёрными или пятнистыми…

В хитрости Иаков недалеко уходит от выбранной им жены — Рахили. Та украла из дома своего отца Лавана идолов:

Как Лаван пошел стричь скот свой, то Рахиль похитила идолов, которые были у отца ее… Иаков отвечал Лавану и сказал: …у кого найдешь богов твоих, тот не будет жив; при родственниках наших узнавай, что у меня, и возьми себе. Иаков не знал, что Рахиль украла их.

И ходил Лаван в шатер Иакова, и в шатер Лии, и в шатер двух рабынь, но не нашел. И, выйдя из шатра Лии, вошел в шатер Рахили. Рахиль же взяла идолов, и положила их под верблюжье седло и села на них. И обыскал Лаван весь шатер; но не нашел. Она же сказала отцу своему: да не прогневается господин мой, что я не могу встать пред тобою, ибо у меня обыкновенное женское. И он искал, но не нашел идолов (Быт. 29:19, 30-35).

Библия оправдывает поступок этой четы тем, что Лаван нарушил закон и не дал дочерям положенного им при отсутствии других наследников имущества. Домашние идолы (terafim), которые украла Рахиль, в те времена были «документами» на дом и землю, которыми владел род. Фактически, Рахиль восстановила справедливость.

 

Дина

Хитростью отличались и их потомки. Правда, в следующей истории эта хитрость осуждается:

Дина, дочь Лии, которую она родила Иакову, вышла посмотреть на дочерей земли той. И увидел ее Сихем, сын Еммора Евеянина, князя земли той, и взял ее, и спал с нею, и сделал ей насилие. И прилепилась душа его к Дине, дочери Иакова, и он полюбил девицу и говорил по сердцу девицы. И сказал Сихем Еммору, отцу своему, говоря: возьми мне эту девицу в жену.

Иаков слышал, что [сын Емморов] обесчестил Дину, дочь его, но как сыновья его были со скотом его в поле, то Иаков молчал, пока не пришли они. И вышел Еммор, отец Сихемов, к Иакову, поговорить с ним. Сыновья же Иакова пришли с поля, и когда услышали, то огорчились мужи те и воспылали гневом, потому что бесчестие сделал он Израилю, переспав с дочерью Иакова, а так не надлежало делать.

Еммор стал говорить им, и сказал: Сихем, сын мой, прилепился душею к дочери вашей; дайте же ее в жену ему; породнитесь с нами; отдавайте за нас дочерей ваших, а наших дочерей берите себе, и живите с нами; земля сия пред вами, живите и промышляйте на ней и приобретайте ее во владение. Сихем же сказал отцу ее и братьям ее: только бы мне найти благоволение в очах ваших, я дам, что ни скажете мне; назначьте самое большое вено и дары; я дам, что ни скажете мне, только отдайте мне девицу в жену.

И отвечали сыновья Иакова Сихему и Еммору, отцу его, с лукавством; а говорили так потому, что он обесчестил Дину, сестру их; и сказали им: не можем этого сделать, выдать сестру нашу за человека, который необрезан, ибо это бесчестно для нас; только на том условии мы согласимся с вами, если вы будете как мы, чтобы и у вас весь мужеский пол был обрезан; и будем отдавать за вас дочерей наших и брать за себя ваших дочерей, и будем жить с вами, и составим один народ; а если не послушаетесь нас в том, чтобы обрезаться, то мы возьмем дочь нашу и удалимся. И понравились слова сии Еммору и Сихему, сыну Емморову. Юноша не умедлил исполнить это, потому что любил дочь Иакова. А он более всех уважаем был из дома отца своего.

И пришел Еммор и Сихем, сын его, к воротам города своего, и стали говорить жителям города своего и сказали: сии люди мирны с нами; пусть они селятся на земле и промышляют на ней; земля же вот пространна пред ними. Станем брать дочерей их себе в жены и наших дочерей выдавать за них. Только на том условии сии люди соглашаются жить с нами и быть одним народом, чтобы и у нас обрезан был весь мужеский пол, как они обрезаны. Не для нас ли стада их, и имение их, и весь скот их? Только согласимся с ними, и будут жить с нами. И послушались Еммора и Сихема, сына его, все выходящие из ворот города его: и обрезан был весь мужеский пол, — все выходящие из ворот города его.

На третий день, когда они были в болезни, два сына Иакова, Симеон и Левий, братья Динины, взяли каждый свой меч, и смело напали на город, и умертвили весь мужеский пол; и самого Еммора и Сихема, сына его, убили мечом; и взяли Дину из дома Сихемова и вышли. Сыновья Иакова пришли к убитым и разграбили город за то, что обесчестили сестру их. Они взяли мелкий и крупный скот их, и ослов их, и что ни было в городе, и что ни было в поле; и все богатство их, и всех детей их, и жен их взяли в плен, и разграбили всё, что было в домах.

И сказал Иаков Симеону и Левию: вы возмутили меня, сделав меня ненавистным для жителей сей земли, для Хананеев и Ферезеев. У меня людей мало; соберутся против меня, поразят меня, и истреблен буду я и дом мой. Они же сказали: а разве можно поступать с сестрою нашею, как с блудницею! (Быт. 34).

Среди диких обычаев рабства, многожёнства и кровной мести больше всего поражает то, что женщины в роду Авраама могли сами выбирать себе супруга и будущую жизнь. Они обладали невиданной по тем временам свободой. Слуга Авраама в ответ на его приказ привести жену для Исаака недоумённо спрашивает: Может быть, не захочет женщина идти со мною в эту землю? И Авраам ему отвечает: Если же не захочет женщина идти с тобою, ты будешь свободен от сей клятвы моей. Придя в качестве свата к родителям Ревекки, тот же слуга получает ответ: Призовем девицу и спросим, что она скажет (Быт. 24).

Сихем не просто совершил насилие над Диной: он захотел взять её в жёны против её воли, то есть совершить насилие над всей её жизнью. Свободолюбивый народ потомков Авраама этого стерпеть не мог.

 

Междоусобная война в Израиле

О возмездии за жестокое обращение с женщиной говорит и другая книга — Судей.

В те дни, когда не было царя у Израиля, жил один левит на склоне горы Ефремовой. Он взял себе наложницу из Вифлеема Иудейского. Наложница его поссорилась с ним и ушла от него в дом отца своего в Вифлеем Иудейский и была там четыре месяца. Муж ее встал и пошел за нею, чтобы поговорить к сердцу ее и возвратить ее к себе. С ним был слуга его и пара ослов. Она ввела его в дом отца своего.

Они помирились и вместе со слугой отправились в долгий путь домой.

Господин его сказал ему: нет, не пойдем в город иноплеменников, которые не из сынов Израилевых, но дойдем до Гивы. И сказал слуге своему: дойдем до одного из сих мест и ночуем в Гиве, или в Раме. И пошли, и шли, и закатилось солнце подле Гивы Вениаминовой. И повернули они туда, чтобы пойти ночевать в Гиве. И пришел он и сел на улице в городе; но никто не приглашал их в дом для ночлега.

И вот, идет один старик с работы своей с поля вечером; он родом был с горы Ефремовой и жил в Гиве. Жители же места сего были сыны Вениаминовы. Он, подняв глаза свои, увидел прохожего на улице городской. И сказал старик: куда идешь? и откуда ты пришел?

Он сказал ему: мы идем из Вифлеема Иудейского к горе Ефремовой, откуда я; я ходил в Вифлеем Иудейский, а теперь иду к дому Господа; и никто не приглашает меня в дом; у нас есть и солома и корм для ослов наших; также хлеб и вино для меня и для рабы твоей и для сего слуги есть у рабов твоих; ни в чем нет недостатка.

Старик сказал ему: будь спокоен: весь недостаток твой на мне, только не ночуй на улице. И ввел его в дом свой и дал корму ослам [его], а сами они омыли ноги свои и ели и пили.

Тогда как они развеселили сердца свои, вот, жители города, люди развратные, окружили дом, стучались в двери и говорили старику, хозяину дома: выведи человека, вошедшего в дом твой, мы познаем его.

Хозяин дома вышел к ним и сказал им: нет, братья мои, не делайте зла, когда человек сей вошел в дом мой, не делайте этого безумия; вот у меня дочь девица, и у него наложница, выведу я их, смирите их и делайте с ними, что вам угодно; а с человеком сим не делайте этого безумия. Но они не хотели слушать его. Тогда муж взял свою наложницу и вывел к ним на улицу. Они познали ее, и ругались над нею всю ночь до утра. И отпустили ее при появлении зари.

И пришла женщина пред появлением зари, и упала у дверей дома того человека, у которого был господин ее, [и лежала] до света. Господин ее встал поутру, отворил двери дома и вышел, чтоб идти в путь свой: и вот, наложница его лежит у дверей дома, и руки ее на пороге. Он сказал ей: вставай, пойдем. Но ответа не было, [потому что она умерла]. Он положил ее на осла, встал и пошел в свое место.

Придя в дом свой, взял нож и, взяв наложницу свою, разрезал ее по членам ее на двенадцать частей и послал во все пределы Израилевы. Всякий, видевший это, говорил: не бывало и не видано было подобного сему от дня исшествия сынов Израилевых из земли Египетской до сего дня. Обратите внимание на это, посоветуйтесь и скажите (Суд. 19).

Весь Израиль вышел войной против Вениамитян и поразил 25 тысяч человек, полностью уничтожив несколько городов. И поклялись Израильтяне в Массифе, говоря: никто из нас не отдаст дочери своей сынам Вениамина в замужество. Однако позднее именно из-за этой клятвы им разрешили… похищать женщин и брать их себе в жёны, поскольку вениамитянки обороняли свои города наравне с мужчинами и почти все погибли в бою:

И сказали: вот, каждый год бывает праздник Господень в Силоме, который на север от Вефиля и на восток от дороги, ведущей от Вефиля в Сихем, и на юг от Левоны. И приказали сынам Вениамина и сказали: подите и засядьте в виноградниках, и смотрите, когда выйдут девицы Силомские плясать в хороводах, тогда выйдите из виноградников и схватите себе каждый жену из девиц Силомских и идите в землю Вениаминову; и когда придут отцы их, или братья их с жалобою к нам, мы скажем им: простите нас за них, ибо мы не взяли для каждого из них жены на войне, и вы не дали им; теперь вы виновны.

Сыны Вениамина так и сделали, и взяли жен по числу своему из бывших в хороводе, которых они похитили, и пошли и возвратились в удел свой, и построили города и стали жить в них (Суд. 21:19-23).

Книга Судей честно пишет, что всё это несправедливо и вообще до избрания царя творился откровенный произвол:

В те дни не было царя у Израиля; каждый делал то, что ему казалось справедливым. Этой историей и этим выводом она завершает своё повествование об эпохе судей израилевых.

 

Давид и Вирсавия. Рафаэль Санти

Давид и Вирсавия. Рафаэль Санти

Давид и Вирсавия

Наступившая вслед неё эпоха царей была ничуть не лучше. Царь Давид, предок Христа по плоти, псалмы которого сегодня звучат за богослужением, отнял жену у своего преданного воина, а его самого послал на верную смерть:

Через год, в то время, когда выходят цари [в походы], Давид послал Иоава и слуг своих с ним и всех Израильтян; и они поразили Аммонитян и осадили Равву; Давид же оставался в Иерусалиме.

Однажды под вечер Давид, встав с постели, прогуливался на кровле царского дома и увидел с кровли купающуюся женщину; а та женщина была очень красива. И послал Давид разведать, кто эта женщина? И сказали ему: это Вирсавия, дочь Елиама, жена Урии Хеттеянина.

Давид послал слуг взять ее; и она пришла к нему, и он спал с нею. Когда же она очистилась от нечистоты своей, возвратилась в дом свой. Женщина эта сделалась беременною и послала известить Давида, говоря: я беременна.

И послал Давид [сказать] Иоаву: пришли ко мне Урию Хеттеянина. И послал Иоав Урию к Давиду. И пришел к нему Урия, и расспросил [его] Давид о положении Иоава и о положении народа, и о ходе войны. И сказал Давид Урии: иди домой и омой ноги свои. И вышел Урия из дома царского, а вслед за ним понесли и царское кушанье. Но Урия спал у ворот царского дома со всеми слугами своего господина, и не пошел в свой дом.

И донесли Давиду, говоря: не пошел Урия в дом свой. И сказал Давид Урии: вот, ты пришел с дороги; отчего же не пошел ты в дом свой? И сказал Урия Давиду: ковчег и Израиль и Иуда находятся в шатрах, и господин мой Иоав и рабы господина моего пребывают в поле, а я вошел бы в дом свой и есть и пить и спать со своею женою! Клянусь твоею жизнью и жизнью души твоей, этого я не сделаю.

И сказал Давид Урии: останься здесь и на этот день, а завтра я отпущу тебя. И остался Урия в Иерусалиме на этот день до завтра. И пригласил его Давид, и ел [Урия] пред ним и пил, и напоил его [Давид]. Но вечером [Урия] пошел спать на постель свою с рабами господина своего, а в свой дом не пошел.

Поутру Давид написал письмо к Иоаву и послал [его] с Уриею. В письме он написал так: поставьте Урию там, где [будет] самое сильное сражение, и отступите от него, чтоб он был поражен и умер.

Посему, когда Иоав осаждал город, то поставил он Урию на таком месте, о котором знал, что там храбрые люди. И вышли люди из города и сразились с Иоавом, и пало несколько из народа, из слуг Давидовых; был убит также и Урия Хеттеянин.

И услышала жена Урии, что умер Урия, муж ее, и плакала по муже своем. Когда кончилось время плача, Давид послал, и взял ее в дом свой, и она сделалась его женою и родила ему сына. И было это дело, которое сделал Давид, зло в очах Господа (2 Цар. 11).

Сперва Давид пытается скрыть свой грех и подстроить встречу Урии с женой, которая на тот момент была уже беременна. Однако тот честно исполняет свой воинский долг, в отличие от самого царя, в этот раз даже не возглавившего своё войско. Тогда Давид решается на убийство. Царь подстроил его так, что никто не заподозрил, но нельзя ничего скрыть от Господа. К Давиду приходит пророк Божий и обличает его в этом грехе. В наказание должен умереть первенец царя и Вирсавии.

Мы видим глубокое раскаяние царя Давида. Он лежит распростёртый на земле и посыпает голову пеплом, надеясь на прощение, но младенец всё же умирает. Давид пишет покаянную молитву, которая сегодня известна как 50 псалом. Его читает каждый православный христианин дома во время утренних молитв. Покаянные слова каждый раз звучат и за богослужением Церкви.

Не лучше Давида его сыновья, рождённые от нескольких жён. Сын Амнон бесчестит свою сестру, а другой, Авессалом, убивает за это Амнона и затем восстаёт на отца, желая занять место на царском престоле. Давид сперва уходит из дворца, не желая убивать сына, но затем его воинам приходится сделать это.

Сын, рождённый от брака Давида и Вирсавии — Соломон — становится следующим царём Израиля и известен не только своей мудростью и тем, что построил первый Храм Истинного Бога на земле, но и многожёнством, а впоследствии — идолопоклонством:

И полюбил царь Соломон многих чужестранных женщин, кроме дочери фараоновой, Моавитянок, Аммонитянок, Идумеянок, Сидонянок, Хеттеянок, из тех народов, о которых Господь сказал сынам Израилевым: «не входите к ним, и они пусть не входят к вам, чтобы они не склонили сердца вашего к своим богам»; к ним прилепился Соломон любовью. И было у него семьсот жен и триста наложниц; и развратили жены его сердце его.

Во время старости Соломона жены его склонили сердце его к иным богам, и сердце его не было вполне предано Господу Богу своему, как сердце Давида, отца его. И стал Соломон служить Астарте, божеству Сидонскому, и Милхому, мерзости Аммонитской. И делал Соломон неугодное пред очами Господа и не вполне последовал Господу, как Давид, отец его (3 Цар. 11:1-6)

За грехи последующих царей — убеждённых язычников — и следовавшего их примеру народа Израиль был разрушен: северную часть захватили ассирийцы, южная вместе с Иерусалимом отошла к вавилонянам. Весь народ был уведён в плен: такова была политика захватчиков, боявшихся восстаний на завоёванных территориях. Из ассирийского плена не вернулось ни одно колено израильтян. Все существующие сегодня в мире евреи происходят всего из трёх оставшихся колен: Иуды, Вениамина и Левия.

Жестокость сыновей Иакова к жителям Сихема, израильтян к колену Вениамина, развратная жизнь и идолопоклонство царей осуждаются в Библии. Эти истории выставляют родоначальников народа Израиля в неприглядном свете. Зачем они появляются на страницах Священного Писания? С одной стороны — чтобы напомнить ветхозаветным читателям об опасности общения с язычниками: они не знают свободы и отнимут её у израильтян, а также о непримиримости к нарушителям заповеди не прелюбодействуй. С другой — чтобы предостеречь их от попыток переписать историю.

Кроме ветхозаветных евреев все без исключения народы делали и делают это неоднократно: с каждым новым правителем и веянием эпохи.

Только Библия открыто заявляет о том, что говорить правду можно и нужно, какой бы она ни была, а грех лжи даже спустя много тысяч лет останется просто грехом лжи. О пришедших к святости людях, о правителях и уважаемых в народе людях она рассказывает честно и ничего не скрывая: ни многожёнство патриархов и израильских царей, ни грех царя Давида, пославшего на верную смерть своего слугу и отнявшего у него жену.

Именно такие неприглядные истории Ветхого Завета — критерий подлинности текста Священного Писания. Если бы кто-то захотел выдумать патриархов, прародителей избранного народа, он бы придумал их другими, блистающими белизной одежд и поступков. Пожалуй, такие моменты, сквозящие во всех книгах Ветхого Завета — лучшее доказательство для сомневающихся. Библия — не сборник мифов и легенд. Это настоящая история, предстающая перед нами такой, какой она была.

Цитата дня

«

Быть добрым — значит быть счастливым.

»

Горловская и Славянская епархия. Все права защищены.

Rambler's Top100