Московский ПатриархатУкраинская Православная Церковь

Официальный сайт

Мария Цырлина

Храм Введения: прошлое, настоящее и будущее

Введение во храм

Тициан. Введение во Храм Богородицы

Как выглядел Иерусалимский храм? Какие загадки и символы он скрывает? В чём уникальность храма, строившегося как копия финикийских храмовых зданий, и будет ли он когда-нибудь восстановлен?

 

Единственный храм на земле

На протяжении многих столетий храм в Иерусалиме оставался единственным на земле посвящённым Истинному Богу. Несмотря на то, что Ветхий Завет очень подробно описывает его строительство, Иерусалимский храм оброс множественными мифами и легендами. Этому способствовали «тёмные места» в описании храма, которые стали понятны историкам и библеистам лишь в свете современных археологических находок.

Например, слова в третьей книге Царств о том, что ни молота, ни тесла, ни всякого другого железного орудия не было слышно в храме при строении его (3 Цар. 6:7) породили мифы о нерукотворности храма либо о том, что его строили ангелы. Ответ на эту загадку был найден, когда стала известна практика финикийских строителей делать кладку из рельефных каменных блоков: они заготавливались заранее, а на месте строительства просто укладывались один на другой с использованием деревянных распорок. С течением времени дерево разбухало, обеспечивая прочность стен на века. Кстати, кровля храма — смесь вулканического туфа с глиной — тоже не нуждалась ни в каком ремонте многие столетия.

 

Наследие финикийцев

Обращение к опыту финикийского зодчества здесь не случайно: для постройки Первого храма царь Соломон пригласил мастеров из Тира (одного из двух крупнейших городов Финикийского царства). Археологи сегодня сходятся во мнении, что храм в Иерусалиме представлял практически точную копию финикийских культовых построек.

Действительно, всё в нём, от трёхчастной структуры, способа кладки, материалов (кедра и камня), до украшения орнаментальными решётками, пальметками, плодами и цветами, резьбой по дереву и кости, было в лучших финикийских традициях. В то время, когда праотец израильского народа Авраам пас свои стада, в Тире и Сидоне уже возвышались прототипы будущего Иерусалимского храма — с такими же высокими ступенями и маленькими окнами-бойницами на случай вражеских набегов, когда храм служил крепостью.

 

В темноте, пустоте и безмолвии

Однако храм Соломона выделялся среди них всех, так что никому бы не пришла в голову мысль спутать капище Мелькарта (главного финикийского божества) с храмом, посвящённым Единому Богу. В первую очередь, внешне: несомненно, это был самый богатый храм Ближнего Востока. Даже полы в нём были выложены золотом. Либо язычникам не пришло в голову использовать в инкрустации своих храмов и богослужебной утвари столько золота и серебра, отдав их в дар божеству, либо такого сказочного богатства у них попросту не было, и сказанное в Ветхом Завете о роскоши Израильского царства времён Соломона — отнюдь не преувеличение.

Во-вторых, то, что было неожиданным для любого язычника, — Иерусалимский храм был пуст. В святая святых вместо величественной многотонной и многометровой статуи божества стоял Ковчег Завета с двумя херувимами по обеим сторонам от него. Всё это находилось в абсолютной темноте: следуя словам Писания о том, что Бог обитает во мраке. Не предполагалось, что кто-либо когда-либо должен был это всё увидеть. Лишь один раз в год в «Судный день» во мраке сюда входил первосвященник для молитвы о народе.

 

АриэльАнгелы-быки и ангелы-львы

Ветхозаветные херувимы — ангелы, известные и языческой мифологии. Керувы (херувы, херувимы) изображались как крылатые быки. Они были символом царской власти и украшали троны восточных государей. На херувимах шествовали языческие боги в вавилонских и угаритских поэмах. Позднее этот образ заимствовали псалмы. Невидимый престол Царя Царей — Бога — в святая святых Иерусалимского храма тоже охраняли херувимы.

Перед невидимым престолом и располагался Ковчег Завета — Псалтирь метафорически говорит о нём как о «подножии ног Божиих», которому псалмы призывают поклониться. Есть мнение, что для переносной скинии Моисея тоже пытались соорудить нечто подобное: золотого тельца-херувима, как символ невидимого присутствия «восседающего на херувимах», и именно это привело к поклонению видимому золотому тельцу вместо Невидимого Бога.

Прежде чем осудить древних израильтян за это, вспомним о борьбе иконоборцев с иконопочитателями в Средние века — подоплёкой ереси борцов с иконами стало как раз неправильное почитание некоторыми священных изображений. Люди поклонялись доске и краскам вместо первообраза, о котором икона призвана была напоминать. Вспомним и о популярном сегодня «культе» всевозможных святынь, освящённых масел, камней и платочков, которые зачастую в среде некоторых христиан становятся на главное место, вытесняя почитание Бога.

Наряду с херувимами в Иерусалимском храме Соломона использовались другие изображения ангелов: крылатые львы, или «божественные львы» — ариэли. В еврейской литературе II века н.э. и позже они стали символом храма, который называли Ариэль. Затем это название было перенесено на весь город Иерусалим.

 

Центр мироздания

Многие языческие символы в архитектуре Иерусалимского храма были переосмыслены — например, медные столбы перед входом. Финикийцы-мореплаватели называли эту архитектурную часть столбами Мелькарта (местного верховного божества) в напоминание о скалах у входа в Гибралтарский пролив с таким же названием. Сами скалы, согласно верованиям финикийцев, были краем земли. Такой же символический край земли располагался у входа в их храмы. Израильтяне перенесли это на Иерусалимский храм: входя туда, покидаешь земной мир.

В самом храме, тоже по финикийской традиции, располагался «краеугольный камень», или «пуп земли» — символический центр вселенной. Как видим, он был вне пределов земного мира: центр вселенной там, где Бог. Иными словами, это мысль о том, что Господь — центр мироздания для верующего человека.

 

Храм, куда нельзя не войти торжественно

Подобно городским воротам, врата храма не просто открывались на петлях, а поднимались на них специальными рычагами. Один человек не мог просто прийти и открыть храм. Это было целое действо с участием нескольких людей: массивные кедровые двери на тяжёлых железных петлях были вдобавок сверху обложены золотыми пластинами. Помните в Псалтири: Поднимите, врата, верхи ваши, и поднимитесь, двери вечные, и войдет Царь славы! (Пс. 23:9)? Теперь вы можете представить, насколько торжественно выглядел вход Богородицы в храм.

Высокие ступени порядка 25 сантиметров каждая, по которым взошла маленькая Дева Мария, тоже были не прихотью, а необходимостью: храм был построен на склоне холма Мориа — самого высокого в пределах города и довольно крутого. Ступеней было 39. Одна из них имела высоту в целый локоть, то есть около 50 сантиметров. Если внимательно вчитаться в описываемую высоту отдельных частей храма — святая и святая святых, то увидим, что высота святая святых меньше. Почему так? Она располагалась на самой вершине холма, из святой к ней тоже вели ступени. Крыша же храма была везде одного уровня.

 

Тайна Храмовой горы

Вид на Храмовую гору

Современный вид на Храмовую гору

Упоминание об этом холме появляется в Библии задолго до основания Иерусалима: именно на нём Авраам принёс свою жертву: жертву любви, поскольку в последний момент Бог, испытавший верность Авраама, запретил ему заколоть на жертвеннике своего сына Исаака. Этот эпизод, в свою очередь, указывает на то, что Мориа было традиционным местом жертвоприношений в честь Единого Бога. Само это название переводится как «страх Божий».

Практически рядом с этим местом расположено иерусалимское кладбище в долине потока Кедрон (она же — долина Иосафата). В поток по специальным отводам стекала из храмового двора кровь жертвенных животных. По преданию, именно с этого места начнётся всеобщее воскресение и здесь будет проходить Страшный суд. Ко времени же царя Давида место будущего храма выглядит гораздо более прозаично: здесь находится мельница. Царь Давид выкупает это место, а царь Соломон строит на нём храм всего за семь лет.

Иерусалимский храм напоминал маленький город не только своими воротами. Вокруг него, как и вокруг города, были построены двойные стены — тоже наследие финикийцев. В пространстве между ними находились перегородки — комнаты с перекрытием. Там располагались жилые и служебные помещения.

 

История, начавшаяся заново

Первый храм простоял чуть больше четырёх столетий: в 586 году он был разрушен вавилонянами. Возрождение храма последовало сразу после возвращения из вавилонского плена первой общины иудеев. Оно велось под руководством пророков Ездры и Неемии и продолжалось более двадцати лет.

Хотя первое время возрождённый Иерусалим занимал площадь даже меньшую, чем город времён царя Давида, а население его составляло всего около 4500 человек, Второй храм строился в меру и подобие храма Соломона, по возможности таким же величественным и великолепным. Конечно, он был меньше и не так богато украшен, но он повторил структуру и многие архитектурные особенности Первого храма. В I веке до н.э. храм был реконструирован и богато украшен Иродом I — правда, не из благочестивых соображений, а в угоду его политическим амбициям.

Сохранившаяся до наших дней единственная стена храма — западная «Стена плача» — запечатлела кладку времён пророка Неемии, а также более позднюю, выполненную в результате реконструкции. Нижние ярусы стены — это примитивная кладка персидского времени, когда у вернувшихся из плена иудеев не было ни средств, ни возможностей для более фундаментального строительства. Верхняя — уже времён царя Ирода. Того самого, который убил младенцев в Вифлееме.

 

Второй Иерусалимский храмХрам-город

В то время, когда храм восстанавливался из руин небольшой группой энтузиастов, а большая часть иудеев продолжала жить в Междуречье и Египте, по всему Ближнему Востоку были распространены гражданско-храмовые общины. Храмы того времени представляли собой целые масштабные хозяйства: со своими садами, пашнями, стадами, различными ремесленными мастерскими, многочисленными слугами и их постоянно проживающими около храма семьями они напоминали отдельный город внутри города. По этому же образцу создавался Второй Иерусалимский храм.

Непосредственно рядом с ним располагалась скотобойня для сотен жертвенных животных. В дни больших торжеств такое количество скота приносилось в жертву одновременно. Были отдельные специально оборудованные места, где животных потрошили, мыли, готовили к жертвоприношению.

 

Без Ковчега

Храм времён царя Ирода занимал площадь примерно 900 квадратных метров. Снаружи и внутри он был покрыт золотыми листами. Там, где их не было, храм был ослепительно белым.

В святой его части находились только семисвечник, стол для хлебов предложения и жертвенник для воскурения благовоний. Святая святых была совершенно пуста, не считая небольшой каменной плиты, на которую заходящий туда раз в год первосвященник ставил кадильницу: Ковчег Завета к тому времени уже был утрачен.

Абсолютная пустота святого святых поражала язычников, и в 167 году до н.э. захвативший храм и город сирийский завоеватель Антиох Епифан велел установить там статую Зевса. Именно это стало поводом к началу освободительной войны Маккавеев. После их победы статуя была разрушена, а храм освящён заново.

 

Среди цветников и садов

Гефсиманский сад

Гефсиманский сад

В первом веке до н.э. к храму-городу вели двенадцать дорог. Его окружали стены с таким же количеством ворот. Были отдельные ворота для входа и для выхода, ввода жертвенных животных, для погребальных процессий и очистившихся прокажённых, имевшие ритуальное значение. За вход в храмовый двор взималась плата в полшекеля, а кроме жертвенных животных приносили также дрова для разжигания огня.

Всего Храмовая гора занимала примерно семь с половиной гектаров. За массивными стенами храмового двора высотой от 10 до 35 метров располагались огороды и сады, посаженные первосвященником Иегошуа, в которых помимо фруктов выращивали цветы — благовония для изготовления фимиама. Непосредственно перед храмом располагался «двор священников». Там совершались богослужения.

Далее шёл двор, в который входить могли только мужчины. Там находились отдельные палаты для первосвященника и заседаний Синедриона, пекарня, где пекли хлебы предложения для богослужений, помещения, где шили и хранили облачения, комнаты левитов, где они упражнялись в пении и игре на музыкальных инструментах. Они примыкали к внешнему двору, шедшему вокруг внутреннего. При храме также жили писцы, уставщики, следившие за чередой служения священников, охрана и другой персонал.

 

Где жила Богородица?

Во внешнем дворе, располагавшемся перед внутренним, могли присутствовать женщины и дети. Там также были кельи для священников, комнаты, где жили вдовицы и девы, посвятившие себя служению Богу. Они были пристроены к стене внутреннего двора. В одной из них могла жить Богородица.

Во внешнем дворе также находились кладовые, в которых хранились возвращённые из Вавилона храмовые сокровища — золото, серебро и богослужебная утварь. Иосиф Флавий сообщает о колоннаде, служившей украшением этого двора.

От внешнего двора к внутреннему тоже вели ступени по 25 сантиметров высотой — их было 15. Это те самые «ступени восхождения», на которых левиты исполняли псалмы 119-133. Внешний двор также был ограждён: в него не должны были входить ритуально нечистые и язычники. Для того чтобы это соблюдалось, у входа постоянно дежурила стража.

Каждый из дворов располагался выше предыдущего, а выше них всех находился храм. Впереди двора священников, где проводилось богослужение, была площадка повыше. К ней вели три ступени. С неё первосвященник благословлял народ. Между стеной храмового двора и городской стеной располагались дома семей священников, которые несли свою череду служения при храме.

 

Второй Иерусалимский Храм. Реконструкция

Второй Иерусалимский Храм. Реконструкция

Стройка половины века

Ирод, имевший честолюбивые намерения затмить славу Соломона, затеял масштабную перестройку храма. Однако он умер раньше, чем успел её закончить. Реконструкцию продолжили другие правители Иудеи. Интересно, что работы внутри двора для богослужений и в самом храме вели священники, которых специально обучили для этого строительным навыкам: никто другой входить в этот двор и сам храм не мог.

Фактически, большая стройка продлилась 46 лет и окончилась всего за 6 лет до разрушения храма римлянами. Второй Иерусалимский храм простоял 420 лет и был разрушен в 70 году н.э.

Во времена, когда Христос проповедовал в храме, предсказывая скорое разрушение святыни, его реконструкция всё ещё продолжалась. В этом ключе слова Спасителя Разрушьте храм сей, и Я в три дня воздвигну его (Ин. 2:19) имели особую актуальность для Его современников: многие израильтяне уже и не надеялись, что доживут до окончания затянувшихся строительных работ и увидят обновлённый храм.

 

Копии храма

В отличие от первого, второй храм не был единственным: после того, как основная масса евреев была уведена в вавилонский плен, оставшиеся в Палестине израильтяне смешались с соседними народами, образовав особую общину самаритян, и построили собственный храм на горе Гаризим как копию разрушенного. Другая часть евреев, бежавшая от начавшейся войны в Египет, построила храмы в городах Элефантине и Леонтополе. Последний был разрушен вслед за Иерусалимским — в 73 году, остальные ещё раньше.

 

Будет ли восстановлен храм?

Иудеи и христиане верят, что храм на горе Мориа будет восстановлен. Пророчество Иезекииля о новом храме, в который вернётся слава Божия (Иез. 43:1-7), сегодня относят ко времени Второго Пришествия как один из признаков последних времён. Есть предание, что тогда же найдётся Ковчег Завета.

Интересно, что в 361 году восстановить Иерусалимский храм в его первозданном виде намеревался Юлиан Отступник — один из византийских императоров. Этим он хотел доказать неверность христианских пророчеств о конце света. В 363 году он основательно развернул стройку, но уже 26 мая работы внезапно были прекращены. Одни говорили о пожаре, вспыхнувшем в результате какого-то стихийного бедствия, другие — о неизвестной аварии. А сам император спустя месяц погиб в бою.

Следующая попытка была в 1099 году. После первого крестового похода крестоносцы превратили в храм мусульманскую мечеть Купол Скалы. Спустя год мусульмане вернули контроль над Иерусалимом и, наоборот, обратили в мечети все христианские храмы города, кроме Храма Воскресения.

Христиане в память об Иерусалимском храме строят свои церкви: в них также присутствуют внешний двор, притвор, святая часть и алтарь — святая святых, — престол, семисвечник и жертвенник, совершается каждение и используются хлебы, а вместо жертвы животных в алтаре приносится Бескровная Жертва Христа. Войти в этот храм может каждый, подобно Богородице, тогда как внутрь Иерусалимского храма могли входить только священники. Но главным храмом и престолом Божиим, согласно христианскому учению, должно стать человеческое сердце.

 

Читайте также:

Куда исчез Ковчег Завета?

 

Цитата дня

«

Милость и снисхождение к ближним — кратчайший путь ко спасению.

»

Горловская и Славянская епархия. Все права защищены.

Rambler's Top100