Московский ПатриархатУкраинская Православная Церковь

Официальный сайт

09 марта 2014 г.

О том, чего нужно бояться, и о том, чего бояться не нужно

9 марта, в Неделю 1 Великого поста, Торжества Православия, и день празднования Первого и второго обретения главы Иоанна Предтечи, архиепископ Горловский и Славянский Митрофан совершил Божественную литургию в нижнем храме в честь Новомучеников и исповедников Русской Церкви Богоявленского кафедрального собора Горловки. После чтения Евангелия владыка обратился к собравшимся с проповедью.

Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа!

Сегодняшний воскресный день, первый в Святой Четыредесятнице, носит название Недели Торжества Православия. В этот день после Божественной литургии совершается особый молебен. Это день, когда мы вспоминаем непростую историю существования Православной Церкви в этом мире. Это день, когда мы благодарим Бога за то, что, несмотря на эту непростую историю, мы всё равно сегодня православные.

Мы верим и знаем, что обещание, которое Господь дал Своей Церкви о том, что её не одолеют врата адовы, и о том, что она, хоть и в малом числе, но пребудет до скончания века, исполнится. И мы просим Бога, чтобы в дни нынешние Господь дал нам и разума, и силы веры и любви, чтобы вера Православная оставалась для нас тем великим сокровищем и тем даром, который не только можно получить, сохранить, но и который нужно передать дальше.

Сегодняшний день имеет, конечно, и формально-исторический повод, потому что мы вспоминаем победу над иконоборчеством, вспоминаем окончание того страшного периода, который не одно десятилетие разделял Церковь и вносил смуту в её бытие. Внешне, казалось бы, о чём спорить, какая разница — с иконами молиться или без икон? Ведь можно и так, и так. Почему льётся кровь, почему друг друга из храмов выгоняют, почему отправляют в ссылку, почему у людей на лицах есть следы пыток и мучений?

Но для Церкви борьба за иконопочитание была не борьбой за внешнюю красоту храмов, за обряд или за традицию. Все прекрасно понимали, что это — свидетельство о самом важном, о том, что Бог пришёл на землю и стал Человеком, жил среди людей. И догматы о Боговоплощении и об иконопочитании неразрывно связаны друг с другом.

Иконоборцы настаивали на том, что иконой Христовой могут быть Святые Тайны Тела и Крови. Но православные очень возмущались и говорили, что это не так, потому что Тело и Кровь Христовы — не образ, как икона, а Сам Живой Христос, Который находится среди нас. Свидетельствуют о Христе не только Книга, Священное Писание, не только жизнь людей, которые живут по православной вере, но и Его святой образ, который сохраняется через Предание церковное и через те святые изображения, которые мы почитаем.

Об иконопочитании было сказано ясно, что, почитая святые изображения, мы почитаем не материал, из которого они сделаны, и не само изображение, а того, кто на них изображён. Честь, воздаваемая образу, восходит к первообразу. Не так просто было это защитить и не так просто отстоять. Но закончилось всё, несмотря на то, что должно было закончиться по-другому, победой и торжеством Православия.

А что значит — должно было закончиться по-другому? А дело в том, что иконоборцев поддерживала государственная власть, поддерживал император. На их стороне была сила, но сила не Божия, сила человеческая. И никакая человеческая сила силу Божию победить не может. Бог не в силе, а в правде. Мы знаем, что, сколько бы буря ни длилась, сколько бы она ни поломала деревьев, но потом она всё равно уходит, а поломанные деревья растут заново, и с ещё большей силой.

Так происходило и с историей Церкви. И, если мы посмотрим на её историю, то, казалось бы, Её могло бы уже не быть несколько не десятков, а сотен и тысяч раз. Потому что все те исторические обстоятельства, которые складывались на протяжении её бытия, больше способствовали как раз тому, чтобы не было Церкви, чем тому, чтобы Церковь была. Но Церковь всё равно есть. И это чудо силы Божией, действующей в человеческом мире, потому что по-другому это объяснить невозможно.

Что помогало двенадцати апостолам, неграмотным галилейским рыбакам, не только остаться верными Христу, Который был распят и воскрес потом из мертвых, но и учение о Христе распространить по всей вселенной, не благодаря тому, что им помогал кто-то, а вопреки тому, что им все мешали? Иудеи были против, посылали людей в свои общины. Апостолы, когда приходили куда-то, прежде всего искали своих соотечественников — тех, кто знал Ветхий Завет, историю, культуру, кто говорил с ними на одном языке. Но туда уже приходили, как мы читаем в книге Деяний апостольских, посланные от иудеев, которые предупреждали: придут такие-то и такие-то, будут учить вас, вы их не принимайте, это не наши.

Доносы были римским властям, язычникам, что вот такие-то возмущают народ, такие-то против вас, хватайте их, предавайте суду. А мы будем этому всячески способствовать и подсказывать вам, куда они приходят и где находятся. Можно ли в таких условиях выжить? Можно ли в таких условиях надеяться на то, что вера будет расти, умножаться и распространяться, общины христианские будут появляться из ничего, на пустом месте? Но это исторический факт, это так было. Общины появлялись, Церковь росла, появлялись мученики, которые ни за что не хотели отказаться от того нового сокровища, которое они обрели — своей веры. И, казалось бы, они должны были испугаться физических мучений, репрессий, как это сейчас называют, но вера становилась ещё больше, ещё сильней. Церковь устояла. Это не смогло Её победить.

Диавол с Церковью начал бороться по-другому. В среде церковной появились ложные учения. Многие неправильно учили о Боге, о природе Христа, о Его воплощении, о Его образе пришествия на землю, об иконах… Каких только ересей и лжеучений Церковь не пережила! И делились люди на части, и восставали друг против друга, и объявляли друг друга врагами, и ссорились, и не разговаривали друг с другом, потому что одни учили так, а другие учили по-другому. И как здесь было не потерять Истину в этих спорах, а, наоборот, её сохранить, тоже непонятно. Но она сохранилась, и сохранилась тоже силой Божией, и это тоже чудо — не «благодаря», а «вопреки».

Но и это ещё не все испытания, которые пережила Церковь. Ведь Православие существует не само по себе. Его носители — православные. А это, с одной стороны — великая слава Церкви, потому что православные — это святители, мученики, преподобные, праведные. Они чистотой, красотой, святостью и величием жизни своей свидетельствовали о том, к чему может прийти человек, исповедующий православие, каким он может стать — он может уподобиться Христу. Мы восхищаемся подвигом и святостью великих святых, которые жили до нас, которые, наверное, и среди нас сегодня тоже есть, но просто не все знают о них.

Но это и проблема, с другой стороны, потому что никто столько вреда православию не принёс, как сами православные. Прежде всего, примером своей жизни. Потому что, воспринимая внешнюю сторону православного исповедания, люди не всегда меняют свою жизнь. Некоторым так легко — внешне быть православными, но жить как язычники или как безбожники. И, несмотря на это, православие всё равно продолжает жить. Несмотря на то, что такие «православные» всё делают для того, чтобы веру не прославляли, а, наоборот, поносили и унижали.

И торжество Православия как раз и заключается в том, что православная вера существует не «благодаря», а «вопреки». Существует, потому что Глава Церкви — Сам Господь. Потому что, что бы ни происходило, какие бы исторические перипетии ни случались, всё равно православная вера будет находить своих последователей. Всё равно будут находиться люди, в сердце которых будет падать зерно и приносить плод — в тридцать, шестьдесят и сто крат.

Сегодня непростые времена, и за Церковь тревожно, но страха нет. Потому что Церковь будет существовать несмотря ни на что, в любых обстоятельствах, как бы ни было. Есть тревога о том, что и как будет происходить в нынешние дни. И нам сегодня нужно разобраться со своими страхами — чего нам нужно бояться, а чего бояться не нужно, о чём мы должны переживать, а о чём переживать не надо.

Если для нас православие стало чем-то важным, то бояться мы должны своей жизнью, своими поступками, своими словами сделать так, чтобы вера православная поносилась и порочилась среди людей. Но не нужно бояться, что есть кто-то, кто сможет её у нас отобрать. Нет таких людей. Не только людей — ничего вообще нет, что может у человека отобрать православную веру. Отобрать могут одежду, отобрать могут деньги, дом, храм, в котором молятся люди. Но веру никто не может отобрать, и поэтому бояться этого не нужно. Апостол сказал, что ни смерть, ни жизнь, ни высота, ни глубина, ни будущее, ни настоящее — ничто не сможет нас разлучить от Христа. И потому мы этого бояться не должны.

Бояться нужно того, чтобы, называясь православными, мы жили не по-православному, чтобы наши дела были не православными, чтобы вера наша оставалась мёртвой и безжизненной. А это страшно, потому что тогда мы не прославляем Бога добрыми делами, а, наоборот, становимся поводом для того, чтобы Православие и православных упрекали, и упрекали незаслуженно.

Если нас упрекают за то, что мы православные — «радуйтесь и веселитесь, яко мзда ваша многа на Небесех. Блажени есте, егда поносят вам, и изженут, и рекут всяк зол глагол на вы, лжуще, Мене ради» (Мф. 5:11-12). Это ещё заслужить надо. Но если упрекают и поносят православную веру и Православную Церковь, потому что дела наши злые, потому что мы не оправдываем имя христиан, потому что живём недостойно, не по своей вере, и это происходит из-за нас, этого мы должны бояться. Потому что горе тому, через кого соблазн приходит. Лучше было бы не родиться человеку тому (Мф. 18:7; 26:24).

Мы не должны бояться жить по правде. Сегодня, так совпало, Церковь совершает ещё и память святого пророка Иоанна Крестителя, которому пришлось говорить правду и жить по правде тогда, когда это было очень тяжело. Правду пришлось говорить своим соплеменникам, грешникам говорить, что они грешники, и призывать их к покаянию. Это было его пророческое служение. Правду пришлось говорить правителю, которому правду говорить было нельзя. И за эту правду Иоанн Предтеча и пострадал.

Все события происходят не только в короткий период времени, но имеют и долгосрочную перспективу. И вот говорить неправду или подстраиваться под кого-либо в краткосрочной перспективе, может быть, и приносит какую-то выгоду. Но в долгосрочной — нет, потому что за неправду осудит Господь, и люди тоже осудят. Потому что история показывает, как всё, что было сделано не по правде, не по совести, всё, что было сделано по страху и малодушию, потом разрушается и исчезает, становится позором и поношением для того, кто так поступил. А всё, что делается по правде, по любви, по вере и по истине, даже если это вызывает какую-то агрессию или какое-то неприятие, и даже если за это надо пострадать, в конце концов приносит только пользу, потому что Бог не в силе, а в правде.

Бог не даёт нам духа боязни. Мы не должны бояться жить по своей вере, исповедовать свою веру, свидетельствовать о том, что мы хотим мира, единства с Русской Церковью, свидетельствовать о том, что мы хотим остаться прежними людьми, такими, какими мы и были, свободно исповедующими православную веру и живущими по своей вере. Людьми, для которых православная вера — самая главная ценность в этой жизни. У нас не должно быть страха, не должно быть малодушия, не должно быть боязни. Потому что если мы будем жить по вере, если мы будем верны Богу, то с нами Бог.

Да, может Господь посылать испытания. Если мы посмотрим, например, на Косово или на Сербию, мы увидим, что американские самолёты бомбили православные храмы. Непонятно, почему. Разве там военные базы были, или кто-то там прятал оружие? Но почему-то подвергались бомбардировке монастыри, которые тысячу лет простояли, храмы подвергались насилию и разграблению, хотя в храмах ничего плохого не происходило, никто никому не угрожал. И Церковь там пережила и сегодня переживает не самые простые времена. Там очень тяжело быть православным. Но те, кто хотят быть православными, те, для кого вера православная — самое главное сокровище, и сегодня ходят в храмы, молятся Богу, причащаются, живут. И мы тоже будем и ходить в храмы, и молиться, и причащаться, и жить, и быть православными, несмотря ни на что.

Поэтому в сегодняшний день, вспоминая Торжество Православия, мы должны перестать бояться. Должны перестать испытывать страх за то, чего страшиться не нужно. Вспомним, сколько Церкви пришлось пережить — и ничего с ней не случилось. Но в нашем сердце и в нашей душе должен появиться и расти добрый страх — страх жить не по своей вере, страх отказаться от неё, страх грешить, страх порочить её своими злыми делами. И этот страх приведёт к тому, что мы станем лучше, что жизнь наша станет лучше, и отношения друг с другом станут лучше. И этот страх, который именуется страхом Божиим и началом премудрости, мы должны растить в своём сердце.

Будем помнить, братья и сестры, что мы не остаёмся одними и теми же, мы меняемся постоянно. Меняться мы можем в лучшую сторону, если будем трудиться, если будем бояться греха, если будем бояться неправды в своей жизни. Но мы можем поменяться и в худшую сторону, если не будем трудиться, если не будем молиться, если не будем жить по своей вере. И этого с нами не должно произойти. Наше сердце должен наполнять страх стать хуже, покатиться назад. Нужно прилагать усилия, чтобы наша жизнь не изменилась в худшую сторону, а, наоборот, менялась только в лучшую, чтобы мы приходили к Богу.

«Не бойся, малое стадо» (Лк. 12:32). «У вас и волосы на голове все сочтены» (Лк. 12:7), — говорит Господь. Тот, Кто заботится о небесных птицах и о полевых лилиях, позаботится и о тех, кто сохраняет верность Церкви, кто живёт по правде и по истине. Аминь.

0

Цитата дня

«

Радость есть признак совершения всякой правды.

»

Горловская и Славянская епархия. Все права защищены.

Rambler's Top100