Московский ПатриархатУкраинская Православная Церковь

Официальный сайт

Протоиерей Владимир Шутов

Надо ли привлекать детей к церковным послушаниям?

ПономариКак мило выглядят малыши, степенно выходящие на амвон! Как стараются, как крепко держат свечи! Но мало кто знает, что несколько минут назад они смеялись в алтаре и мешали священнику сосредоточиться на молитве. Как прекрасны маленькие девочки на клиросе! В аккуратных платочках выводят «Господи, помилуй!» — и все умиляются, не подозревая, что у малышек проблемы с дисциплиной, и регент учит их не только песнопениям, но и элементарным правилам поведения в храме.

Так как же быть? Не отпускать детей в храме дальше полуметра от материнского подола — или всё-таки привлекать к послушаниям? Если второе — то как это делать? Мы поговорили с протоиереем Владимиром Шутовым, настоятелем храма святых Царственных мучеников с. Александро-Калиново, отцом четверых детей.

 

Чем раньше, тем лучше

Я считаю, что детей однозначно надо привлекать к церковным послушаниям. Очень важно, чтобы они воспринимали мир через призму церковной жизни. Мы ведь приучаем их к дисциплине, поручаем какие-то домашние обязанности, это нормально. Поэтому и в храме ребёнок не должен быть праздным наблюдателем. Ведь если в детстве ему не привить этого, то впоследствии он будет смотреть на Церковь как на что-то само собой существующее, не имеющее к нему никакого отношения. Он не будет себя видеть её частью. Сформировать ощущение причастности надо в том возрасте, когда ребёнок входит в Церковь, то есть чем раньше, тем лучше. Но для этого нужно, чтобы сформировался тройственный союз: настоятель — родители — ребёнок.

 

Мальчик с кадиломЛегко ли ребёнку в алтаре?

Вот, к примеру, алтарное послушание. Священник может пригласить ребёнка туда совсем маленьким. Это происходит по каким-то ему ведомым причинам — или же родители желают любоваться, как их чадо в красивом стихаре выходит перед прихожанами. Однако алтарное послушание — это тяжёлый, изнурительный труд, состоящий совсем не в том, чтобы красиво вынести свечку. Оно требует постоянного напряжения, внимания. Так что если и привлекать к нему маленьких детей, то очень серьёзно всё взвесив. Надо посмотреть, как ребёнок ведёт себя в алтаре — потому что он первую службу может выстоять как каменный, и вторую тоже, а потом привыкнет, расслабится — и начнёт баловаться.

 

Не священник, а взрослый наставник

Важно, чтобы в алтаре была преемственность поколений. Наличие там взрослых алтарников крайне необходимо. Также важно, чтобы они разбирались в службе и вели христианский образ жизни — соблюдали посты, молились, — а не попали туда как знакомые священника или просто хорошие люди. Я считаю, что из взрослых алтарников надо выбирать наставника для младших. Это должен быть человек, который имеет способности воспитателя. Можно поручить ему одного или двух детей, за которыми он будет присматривать, которых будет вести.

Недостаточно просто поставить ребёнка, вручить ему кадило — и пусть зажигает. Его кто-то должен наставлять. Священник, конечно же, будет этим заниматься, но во время службы он занят, а после может уехать на требы. Алтарник остаётся, делает всё то, чего мы не видим: убирает, ухаживает за утварью и облачением. Недавно мы встречали Пасху: все пошли праздновать и разговляться, а алтарник остался ещё часа на полтора, чтобы всё убрать и подготовить к следующей службе.

Надо понимать, что и священники бывают разные, и не каждый поймёт, что лучше для вашего ребёнка. Если возникает какое-то непонимание — надо об этом говорить. Именно потому важен союз священника, родителей и ребёнка. Если говорить об алтарном послушании, я считаю, что для него лучше подходят люди взрослые. Детей можно привлекать туда только тогда, когда сформирован штат взрослых пономарей. Нельзя возложить на неокрепшего ребёнка то, что не каждый взрослый может выдержать. Из взрослых пономарей нужно выбрать тех, кто сумеет воспитать преемственность, обладает добротой и педагогическим талантом.

У нас алтарник с двумя образованиями, одно из которых — педагогическое, он учитель в школе. Ему легко общаться с детьми, он отзывчивый и сострадательный. Только после его появления я стал рассматривать возможность приглашать детей в алтарь. Я — священник, я служу, и мне некогда воспитывать маленького человека, который замечтался или просто спать хочет. Надо иметь очень большое терпение, чтобы не прикрикнуть на зазевавшегося пономаря, а для ребёнка это травма! Он пришёл туда, где его, по идее, любят — и вдруг кричат. Поэтому нужен взрослый, который поможет в такой ситуации.

 

Вопросы родителям

ХористыЕщё один вопрос: родители. Зачем они привели ребёнка в алтарь или на клирос? Готовы ли они к этому — смогут ли поддержать его дома, когда ему надо в школу или гулять хочется? Смогут ли остаться после службы и подождать его? Готовы ли привезти на службу пораньше? И готов ли ребёнок к тому послушанию, которое они предлагают? Может ли он сочетать церковное послушание со школой и другой нагрузкой?

 

Как ребёнок может помогать при храме?

Приход — это большая семья, где каждый имеет свои права и обязанности. Как мы привлекаем детей помогать дома, так же надо привлекать их к помощи в храме. Какие-то простые дела вполне по силам даже малышам: протереть иконы, где-то убрать мусор или пыль, мальчики постарше могут принести воды для мытья полов. Прекрасно, когда они участвуют в подготовке к праздникам, помогают сменять облачение храма, украшают праздничную икону, наводят порядок на панихидном столе, раздают антидор. Можно доверить им прочитать записочку на панихиде, привлекать к помощи на улице: полить цветы, подмести дорожку.

Это может быть сложным на приходах, где очень много детей, но надо стараться приучать их к этому. Мне кажется, в помощи храму должны участвовать все члены прихода. Важно донести до них, что они формируют следующий состав прихода, который после них возьмёт на себя заботу о храме, будет нести свет Христов людям, хранить благочестие. Дети должны привыкнуть заботиться о своём храме — и видеть эту заботу со стороны взрослых.

 

Детская литургияЧто нужно учитывать, выбирая вид послушания в храме для ребёнка

При выборе послушания важно учитывать особенности характера и темперамента ребёнка. Если он непоседливый, не может усидеть на месте, постоянно вертится и шумит, то ему трудно будет в алтаре, а вот к труду на прихрамовой территории его вполне можно привлекать. Чтобы понять, подходит ли ребёнку то или иное послушание, надо давать ему испытательный срок. Это позволит избежать множества ошибок.

В целом — всё зависит от того, какой образ жизни ведёт семья, какие у неё приоритеты. У меня четверо детей. Мы выстраивали жизнь в соответствии с жизнью Церкви. Для нас всех на первом месте — служение Богу, а потом уже семья, личная жизнь, образование и всё остальное. Если дома можно недоделать, недочистить и недокрасить, то в храме этого нельзя. Дети это восприняли естественно, помогали нам, поэтому церковные послушания — это часть их жизни. Я не читал им морали, не наставлял — мы просто каждые выходные были в храме, а они — с нами.

 

Личный опыт

Старшая дочка с семи лет на клиросе. Это была не наша инициатива, просто опытные люди рекомендовали нам обратить внимание на её музыкальные способности. Нашлись те, кто взялся с ней заниматься. Дочка с удовольствием пела в церковном хоре. В итоге к четырнадцати годам, когда я стал священником, у неё уже был солидный певческий опыт. Нам надо было формировать клирос, и лучшей кандидатуры для регента было не найти. Она сама потихоньку собирала первую свою команду, там были девочки её возраста, две бабушки из села и ещё одна женщина. Всё получилось. В итоге в этом году ей будет тридцать, и у неё за плечами больше двадцати лет клиросного послушания, шестнадцать из которых она трудится регентом. Главное — ей самой это всё интересно. Например, каждый год они учат тропари Пасхи на новом языке. На сегодняшний день они поют на немецком, французском, латыни, грузинском, сербском, греческом, румынском — всего на шестнадцати языках. Она сама это всё ищет, разучивает, это изюминка нашего храма.

Вторая дочка тянулась за сестрой, лет с десяти на клиросе, подменяла её в качестве регента. Всегда чем-то помогала, во всём участвовала. Природная любознательность, желание послужить привели к тому, что она стала председателем приходского совета в восемнадцать лет. До этого она была директором воскресной школы — с шестнадцати лет. Она знакома с бухгалтерией, жизнью храма, погрузилась глубоко в церковную жизнь, в итоге может и финансовый отчёт составить, и храм к празднику подготовить.

Сын — пономарь, всегда со мной, много лет несёт это послушание. Единственная трудность, с которой мы столкнулись — ему очень трудно вставать по утрам. В остальном мы отлично сотрудничаем.

С младшей дочкой сложнее. Она — представитель другого поколения, ей четырнадцать. Я уверен, что её послушания — это дело перспективы, и спокоен за неё. Время меняется, меняется молодёжь. Надо искать новые подходы, менять отношение. У нас в плане церковной жизни абсолютная свобода. Я говорю ей: мы все живём жизнью Церкви. Церковь радуется — и мы радуемся, Церковь скорбит — и мы скорбим. Но мы тебя не заставляем. Главное — не надо быть лицемерной. Не хочешь — не делай.

 

Церковное послушание — не рабство

Детская литургияДумаю, задача родителей — быть внимательными к своим детям. Не быть равнодушными и помнить, что они отвечают за их воспитание. Не священники, не учителя, не государство, а именно они. Родители не должны идеализировать священника. В вопросах общения с детьми нужны особые подходы, нужно определённое время — а у священника его катастрофически не хватает. Если ребёнок хочет в алтарь или на клирос — надо разговаривать со священником. Надо обговаривать разные ситуации, чтобы потом и священнику, и вам, и ребёнку было легче.

Надо понимать, что церковное послушание — это не рабство. Это радость служения Господу. Если вы перестали видеть в глазах ребёнка радость — значит, что-то явно не так. Её может не быть утром, потому что трудно вставать, хочется есть или на улице холодно, но после Божественной литургии радость должна быть непременно, потому что ты участвовал в этом великом деле, ты победил, ты со Христом. Эта радость тебя опять приведёт сюда, в храм. Если же радости нет — надо говорить со священником и теми, с кем ребёнок общается. Но прежде всего надо говорить с Богом и Божией Матерью, им всё открывать. А ещё — быть активными участниками жизни храма, а не зрителями богослужений. Важно иметь знания, почему в храме всё устроено так, а не иначе, почему мы совершаем богослужения тем образом, а не иным. От непонимания происходят кризисы, если же знать, почему и для чего ты что-то делаешь, приходит радость бытия. Эту радость и надо нести нашим детям.

Беседовала Екатерина Щербакова

В материале использованы фотографии протодиакона Михаила Ильчука
с детских литургий на Вербное воскресенье 2018 и 2019 года
в Богоявленском кафедральном соборе Горловки

Цитата дня

«

Злоба не уничтожает злобы. Но если кто делает тебе зло, тому ты делай добро, чтобы добрым делом уничтожить злобу.

»

Горловская и Славянская епархия. Все права защищены.

Rambler's Top100