Московский ПатриархатУкраинская Православная Церковь

Официальный сайт

Екатерина Щербакова

Мария Николенко-Клапчук: дочь священника, сестра священника, жена священника

Мария Николенко-Клапчук с семьейМы начинаем новый проект: будем рассказывать о жёнах священников нашей епархии. Как часто их огромный труд остаётся недостаточно оценённым, а порой так и вовсе незамеченным! Будем бороться с несправедливостью. Мария Николенко-Клапчук — дочь священника Валерия Николенко, сестра священника Николая Николенко, жена священника Георгия Клапчука, настоятеля Макариевского храма г. Торецка. Мы попросили рассказать, как складывалась её жизнь, что сегодня вдохновляет и поддерживает.

 

Быть матушкой? Никогда!

Звание матушки — высокое звание. Я считаю, что матушка — это половина батюшки, его поддержка и помощь. Наша задача — незаметно, не напрягая постараться облегчить тяжёлый священнический труд супруга. Быть матушкой почётно и не всегда просто. Мою маму, когда отец поступил в Санкт-Петербургскую семинарию, сразу же исключили из института. Отличницу с красным дипломом, физика-ядерщика заставили написать заявление об уходе. Для неё в то время это был крах, но жизнь сложилась так, что она стала идеальной женой священника, его правой рукой. Она была очень добрая, отзывчивая, ответственная. И в то же время, имея перед глазами такой пример, я была уверена, что матушкой никогда не буду.

Для молодой, современной и эмансипированной девушки было очень трудным представить себя кроткой, послушной женой. Я училась на отлично, была лидером класса, меня посылали на все олимпиады, конкурсы, выступления. Мне прочили блестящее будущее. Я росла очень самодостаточной и уверенной в себе барышней, и подчиняться чьей-то воле, как мама, была не готова. У нас ведь как было? Если папа благословил — это никем не обсуждается, это закон. А я сама всё решала, сама всё делала, и представить, что мне кто-то будет указывать, как поступать и какие решения принимать, было невозможно. Мама слушала меня и улыбалась. Говорила лишь: «Что ж, как Господь даст, так и будет».

 

Девушка в семинарии

И вот настало время поступать в вуз. Я пришла к папе с просьбой разрешить мне подать документы в Горловский институт иностранных языков, но он ответил: «Даже не думай! Вне Церкви жизни нет». Для меня это прозвучало как приговор. «Ты поедешь поступать в семинарию», — сказал папа. Я? В семинарию? Уж о таком я точно не думала. Да, я была дочкой священника, но желания посвятить жизнь Церкви у меня не было. Я пела в церковном хоре, помогала в храме и в составлении отчётов, но особой любви к этому не испытывала.

И вот в июле 1990 года отец отправляет меня с мамой в Санкт-Петербург, поступать на регентское отделение. Я всё сдала, но меня не взяли, потому что я была из Украины, которая на тот момент стала другим государством. Мама расстроилась, а я нет. Думала: вот приеду, и придётся отцу отпустить меня в Горловку. Не тут-то было! Папа сказал: «Ты будешь поступать». Как, ведь время приёма документов прошло? Он позвонил в Чернигов владыке Антонию (Вакарику), и меня взяли в Черниговское духовное училище.

 

Благословение митрополита Владимира

Я проучилась в Чернигове два года, окончила училище, потом ещё год помогала владыке Антонию со всевозможными мероприятиями, приёмами и встречами в епархии. В итоге он благословил меня поступать в Киевскую духовную семинарию. Наш владыка Иларион, которому папа обо всём рассказал, поддержал эту идею: «Пусть идёт, она девчонка умная!»

Я приехала в Киев поступать, но сначала пошла на приём к Блаженнейшему митрополиту Владимиру. Говорю: «Владыка, благословите! Как мне быть? Меня благословили, папа тоже хочет, чтобы я в семинарии училась, но ведь здесь девочек нет!» Он мне отвечает: «Почему нет? Были у нас в прошлом выпускницы, сейчас одна из них в семинарии преподаёт. А ты сама-то хочешь учиться?» Я не смогла признаться, что не хочу, и говорю: «Я не знаю, как Вы благословите!» — на что он мне: «Это хорошая идея. В Церкви нужны образованные матушки. Может, будешь воскресную школу вести или регентом пойдёшь. Есть много женских профессий при Церкви!» В итоге митрополит Владимир дал мне благословение, и меня взяли на экстернат. Я училась заочно и заранее сдавала всё. Меня даже семинаристам ставили в пример, говорили: «У нас есть девочка, которую хоть сегодня на проповедь можно ставить!»

Мария Николенко-КлапчукВ итоге я закончила учиться и приехала в Артёмово, теперь это Железное. У папы при Пантелеимоновском храме с 1989 года была воскресная школа. Я пошла туда работать, и вот уже двадцать пять лет в ней преподаю.

 

Дочь священника, сестра священника, жена священника

После семинарии у меня было много амбиций, но они пошли прахом, когда заболела мама. Я работала в Чернигове секретарём владыки, когда позвонил отец и сказал: «Приезжай, мама не ходит». Меня отпустили без проблем. Я приехала и девять лет ухаживала за ней. Это были тяжелые годы. А потом я вышла замуж.

Мой муж, Георгий Клапчук, учился в Киевской духовной семинарии. Его сестра Ольга, как и мой родной брат, Николай Николенко, училась в Чернигове. В итоге сложились две пары. Когда я брала благословение на брак у владыки Илариона, встал вопрос: как быть, если с одной стороны брат и сестра женаты — и с другой тоже? Пересмотрели кучу литературы, но нигде не нашли, что это запрещено, и владыка нас благословил. Так я, дочь священника и сестра священника, стала матушкой.

 

Что делает матушка?

Началось священническое служение моего мужа. Я взялась вести занятия в воскресной школе, занималась бухгалтерией, ещё и воскресная школа в Железном была на мне. А тут владыка Митрофан благословил идти в школы, преподавать христианскую этику. Кому идти? Пришлось мне. У меня диплом Киевской духовной семинарии, он равен государственному, но наш отдел образования не хотел брать меня с этим дипломом, требовалось, чтобы у преподавателя христианской этики был диплом педагога.

Мы доказали, что я имею право преподавать, меня взяли. И началось: то одни курсы я должна пройти, то другие, иначе уволят. Проверяли меня всячески, потом отправили на курсы не куда-нибудь, а в город Острог Ровенской области. Владыка снова меня благословил, и муж повёз меня туда на машине, потому что нам детей не с кем было оставить. И пока я на курсах сидела, они с отцом Георгием гуляли по городу. Получила я и там диплом. Но этого было мало, и с меня всё-таки стали требовать наличие педагогического образования.

Что ж, надо — значит, будет! Я поступила и уже второй год учусь заочно в Северодонецке, в Восточноукраинском национальном университете имени В. Даля. Получаю очередное образование — и параллельно работаю в двух воскресных школах и в общеобразовательной, где помимо христианской этики меня нагрузили дополнительно искусство вести в восьмом и девятом классах. Конечно, совмещать всё это непросто, ведь у нас, помимо служения, ещё и трое деток.

 

Про детей

Мария Николенко-Клапчук с дочерьмиНам сказали, что детей у нас не будет. Врачи в Донецке поставили перед фактом, мы и не надеялись, но Господь всё управил. Мы ждали двенадцать лет. Наверное, так сложилось потому, что тогда я досматривала больную маму, Бог видел, что мне не до детей. У меня больное сердце, много патологий. Лечили меня, лечили, и положили в стационар в Донецке. Назначили рентген, я пришла, а он не работает. Сказали прийти в другое время. Пришла, готовлюсь — и вдруг влетает врач: «Никакого рентгена, вы беременны!» Так всё и началось. Спустя время, восемь лет назад, на Пантелеимона Целителя, у нас родилась наша первая девочка, Светлана.

Она родилась в августе, а за год до этого мы начали оформлять документы на усыновление мальчика. У нас в храме у одной бабушки умер внук, у которого была неблагополучная жена. Она плохо относилась к своему ребёнку, то руки-ноги ему ломала, то бросала под магазином ночевать. И вот эта бабушка меня начала просить: «Заберите его!» Конечно, я не могла этого сделать, но сложилось так, что мальчика соцслужбы забрали в приют. Мы начали его проведывать, а потом — готовить документы на усыновление. Решили: как Господь управит, так и будет. И вот в августе у нас Светочка родилась, а 17 сентября нам отдали Вову, которому тогда было три с половиной года. Так у нас сразу стало двое детей. А в 2014 году, когда началась война, у нас родилась Маша.

 

Не только воскресные школы

Сейчас на мне две воскресные школы — одна в Железном, при Пантелеимоновском храме, вторая — в Торецке, при Макариевском. Когда отец Георгий пришёл в Макариевский храм, там воскресной школы не было — только кружок при садике. Мы его сохранили, сделав младшей группой нашей школы. Набрали преподавателей, и сейчас в ней учатся около пятидесяти человек. Помимо этого мы с батюшкой организовали «Класс доброты», в котором занимаются дети с ограниченными возможностями здоровья. Раньше они ходили в Пантелеимоновский храм, но туда очень сложно добираться, и постепенно мы перевели их под крыло Макариевского. Здесь есть и инклюзивное обучение, и обычные уроки, и различные мероприятия.

Помимо этого занимаемся социальной работой: посещаем с учениками детский приют, где раньше проводили короткие уроки Закона Божия, организовывали концерты, сейчас собираем помощь для них, привозим одежду и необходимые вещи. Потом стали помогать колонии, которую духовно окормляет мой брат, отец Николай. Собираем вещи, покупаем свечи, фрукты, выпечку передаём. В Макариевском храме я только курирую работу — там у нас четыре преподавателя, которые отлично справляются, — а в Пантелеимоновском преподаю Закон Божий.

Мария Николенко-Клапчук с братомСейчас у нас появились новые нужды: организовать дистанционное обучение для учащихся воскресных школ во время карантина. Дело на первый взгляд простое, но требующее подготовки. С детьми я работать привыкла, но когда не видишь аудиторию, преподавать сложно. Однако первый опыт можно считать успешным: у занятия про День жён-мироносиц 60 просмотров, 30 лайков, даже бабушки комментарии писали.

 

Что помогает сохранить силы и энтузиазм?

Только милость Божья. А ещё у меня замечательная поддержка — моя семья. У мужа нет такого убеждения, что жена должна всё делать одна. Если он свободен, то всегда мне поможет, поддержит. Если я занята, дети на нём. А брат у меня — вообще моя главная поддержка. С таким братом, как отец Николай, можно горы свернуть. Мы остались с ним вдвоём, родители и старший брат умерли, поэтому мы с ним очень близки. Он и вдохновляет, и помогает. Что сказать? Большое счастье — иметь такой тыл. Я благодарна Богу за всё, что имею.

Беседовала Екатерина Щербакова

Если вы знаете супругу священника, история которой достойна быть в этой рубрике, напишите нам на g.eparhia@gmail.com!

Цитата дня

«

Праведность — самые быстрые крылья, возносящие с земли на небо.

»

Горловская и Славянская епархия. Все права защищены.

Rambler's Top100