Московский ПатриархатУкраинская Православная Церковь

Официальный сайт

Протоиерей Константин Лисняк

Третья заповедь блаженства: какая земля обещана кротким?

КротостьПродолжаем разбираться с заповедями блаженства, выясняем, к чему призывает третья — и у нас снова много вопросов. Что такое кротость? Равна ли она слабости, нерешительности, застенчивости? Почему кроткими называли совсем не кротких пророков? Как обрести эту добродетель? Нам отвечал протоиерей Константин Лисняк, благочинный Соледарского округа.

 

«Блаженны кроткие, ибо они наследуют землю»

 

Кто такой кроткий человек?

Говорить о кротости так же сложно, как рассказывать о стране, в которой никогда не был: можно поделиться только теоретическими знаниями. Однако мы попытаемся разобраться в том, что она такое. Заповеди блаженства, которые нам дал Спаситель в Нагорной проповеди, выстроены как духовная лествица: невозможно перейти на следующую ступень, пока не стал на предыдущую. Господь предлагает нам постепенное восхождение по пути духовного совершенствования: сначала нужно достичь нищеты духовной, после — плача о грехах, и только потом человек может пытаться стяжать кротость.

Кто такой кроткий человек? В Ветхом Завете кротким назван Моисей: «Моисей же был человек кротчайший из всех людей на земле» (Чис. 12:3). Толкуя эти строки, Иоанн Златоуст писал: «Чтобы ты знал, насколько велика сила кротости и смиренномудрия и как одна эта добродетель может удостоить неизреченных похвал преуспевшего в ней совершенно, послушай о прославлении блаженного Моисея и о венце, который сплетен ему за эту добродетель». С другой стороны — был ли этот пророк кротким?

Как мы понимаем кротость? Как застенчивость, несмелость, нерешительность, запуганность, робость, немногословность. Порой в этот перечень добавляют воспитанность и даже интеллигентность. Подходят ли все эти эпитеты к Моисею, который, как мы знаем, был смелым как лев, мог вступить в поединок и даже убить человека — как это случилось с египтянином, когда пророк защищал своего собрата? Он сорок лет прожил во дворце, столько же был пастухом, и ещё столько водил евреев по пустыне. Этот портрет никак не вписывается в наши представления о кротости.

Точно так обстоят дела и с царём Давидом. Священное Писание подчёркивает его кротость: «Помяни, Господи, Давида и всю кротость его» (Пс. 131:1), — но мы помним такие события его жизни, как поединок с Голиафом, участие в войнах, завоевание Иерусалима, желание построить там Храм. Тоже не очень кротко.

 

Кротость — это не слабость

Анализируя эти и многие другие примеры, можно сделать вывод, что кротость проявляется не в застенчивости, неуверенности, закомплексованности. Богословы говорят, что кротость — это незлобие, то есть неспособность ко злу. Это христианская добродетель, выражающаяся в добре, стремлении к единению с Богом, поиске Его. Кротость — проявление мира душевного, а он есть только у человека целомудренного — такого, у которого ум, воля и чувства собраны воедино и составляют целостную личность. Можно из всего сказанного выстроить такую формулу: кротость = незлобие = целомудрие. Все наши чаяния, всё усердие должны быть направлены к тому, чтобы приобрести чувствования, какие есть в Иисусе Христе, Господе нашем. Он говорил: «Научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем, и найдете покой душам вашим» (Мф. 11:29). Апостол Павел тоже пишет об этом: «Умоляю вас: подражайте мне, как я Христу» (1 Кор. 4:6).

 

О каком наследстве речь?

Нужно обратить внимание на обетование, которое обещано кротким: сказано, что они «наследуют землю». О каком наследстве идёт речь? Разумеется, сказанное Спасителем не значит, что некий кроткий получит больший надел земли или что кому-то за проявление этой добродетели будет положена какая-то льгота — это, конечно, смешно. Здесь нужно вспомнить слова апостола Павла: «Ибо не имеем здесь постоянного града, но ищем будущего» (Евр. 13:14). Мы как люди, живущие духовной жизнью, должны понимать, что речь идёт о чём-то большем — о событиях, связанных с Апокалипсисом, Вторым пришествием Христа, Страшным судом.

Наш праотец Адам до грехопадения обладал раем и должен был всю землю превратить в один райский сад, то есть замысел о человеке у Творца был грандиозным, величественным, достойным Его. После грехопадения наши прародители были изгнаны из рая, но через Христа как Второго Адама мы можем вернуться в потерянный рай. Человек, живущий благочестиво, кающийся грешник, ищущий Бога и стремящийся ко спасению бессмертной души, будет наследником грядущего Царства Славы, Небесного Иерусалима — нового неба и новой земли, о которых пророчествует нам Откровение. Это будет обновлённый мир, в котором человек услышит призыв: «Приидите, благословенные Отца Моего, наследуйте Царство, уготованное вам от создания мира» (Мф. 25:34). Вот такую высокую планку надо иметь в виду, когда мы говорим о земле, которую наследуют кроткие.

С другой стороны, можно предположить, что буквальный смысл в этих словах тоже имеет место. Люди духовные, одарённые, богобоязненные редко когда нуждаются — вспомним, как об этом сказано в Псалтыри: «Я был молод и состарился, и не видал праведника оставленным и потомков его просящими хлеба» (Пс. 36:25). Мы верим, что Господь Своих не оставляет и праведники у Него под присмотром — примеров тому множество и в Ветхом, и в Новом Завете, и в книгах святых отцов, и в трудах исторических. Если человек пребывает в молитве, покаянии, смирении, Господь его хранит. Люди праведной жизни нередко получают не только небесные дары, но и земные блага — и в том есть частичное воплощение третьей заповеди блаженства.

 

Как достичь кротости?

Кротость — добродетель очень высокая. Обрести её сложно, к ней нужно восходить. Она невозможна без нищеты духа, к которой всё сводится. Если человек не чувствует своей слабости и немощи перед лицом греха, то он не станет просить Бога о помощи. Он будет пребывать в блаженном неведении, в самоуверенности и прелести. У него появится убеждённость в том, что он, конечно, не фунт изюма, но в целом у него всё нормально.

Это глубочайшее духовное заблуждение. Оно сродни тому, как если у человека бессимптомная четвёртая стадия рака, а он говорит: «У меня всё хорошо, ничего не беспокоит, не трогайте меня! Мне не нужны ни лечение, ни операции». Мы все находимся в таком состоянии повреждённости, и если человек заметил, что он неправ, признал, что у него есть проблемы — это колоссальный прорыв в его духовной жизни. Не надо маскироваться перед самим собой. Надо научиться говорить себе правду, признаваться в своём несовершенстве — это уже начало пути. Да, мы ещё на берегу, но это уже мужество души и хороший прогностический признак, как говорят врачи, — и значит, уже можно начинать лечение.

Чтобы пройти большой путь, надо начинать с маленьких шагов. Пусть вы ещё очень далеки от кротости, но если сможете промолчать, когда в душе кипит буря эмоций, это уже хорошо и значимо. Да, мы порой, как лётчики в тумане, идём по приборам — действуем интуитивно, по наитию. Но мы идём вперёд, и это важно. Если говорить о вещах практических, то совершенствование себя сводится к исповеди и причастию, чтению Евангелия и делам милосердия по отношению к ближним. Да, это банальные вещи, но зачем изобретать велосипед, если он уже нам дан? Потенциал, который даёт соединение со Христом через Таинство Евхаристии, ни с чем не сравним, потому что так Господь входит в человека, преображает его изнутри и даёт силы. Может ли что-то быть больше?

Подготовила Екатерина Щербакова

Читайте также:

Первая заповедь блаженства: что такое нищета духовная?

Вторая заповедь блаженства: о чём мы плачем?

Четвёртая заповедь блаженства: какой правды мы должны искать?

Пятая заповедь блаженства: что значит быть милостивым?

Шестая заповедь блаженства: как очистить своё сердце и что за этим последует?

Седьмая заповедь блажества: как научиться дарить мир миру?

Цитата дня

«

Главное в жизни — всегда делать людям добро. Если не можешь делать для людей добро большое, постарайся совершить хотя бы малое.

»

Горловская и Славянская епархия. Все права защищены.

Rambler's Top100