Московский ПатриархатУкраинская Православная Церковь

Официальный сайт

Екатерина Щербакова

Протоиерей Александр Александров: Православных не любят за то же, за что и других людей

Многие православные считают, что не любят их «за веру». Подобные исповеднические мотивы, конечно, очень лестны, но часто губительны. Удобно думать, что меня не любят за проповедь веры Христовой. Очень сложно признать, что нелюбовь может проистекать от причин, к православию отношения не имеющих. Ведь зачастую нас не любят не за то, что мы христиане, а за то, что мы не такие христиане, какими должны быть.

За что справедливо не любят православных? Своим мнением делятся священники Горловской епархии.

Протоиерей Александр Александров, настоятель храма в честь святой равноапостольной Марии Магдалины г. Горловка:

За что не любят православных? — За то же, за что и других людей. Православные — такие же люди, как и все остальные, с теми же потребностями: есть, пить, спать, какие-то бытовые условия себе создать. У нас растут дети, которые ходят в детский сад, школу, учатся в институте и т.д., и об их благополучии мы тоже заботимся.

Часто наши житейские желания идут вразрез с чьими-то аналогичными. Мы можем занять чью-то очередь в садик или не так поставить забор на своей земле. Есть люди, которым мы не нравимся чисто внешне, кому-то неугодны наша национальность или политические взгляды. Подобная личностная неприязнь может быть перенесена на всё, что с нами связано — и на религию в том числе.

Частности могут быть очень разными. Кто-то может не любить православных за то, что они почитают царя Николая Второго. Человек, выступающий против монархии, может быть не против православия, но в связи с тем, что православные канонизировали царя Николая, будет относиться к ним неприязненно.

Кому-то не нравится, что Украинской Церкви не дали автокефалию — и здесь на первый план выходит национальный и политический аспект.

Кому-то не нравится озабоченность части православных проблемой ИНН.

Можно продолжать очень долго: у православных хватает больных моментов. Но акцентировать внимание хотелось бы на другом. Как часто, указуя на болезни православных, окружающие не удосуживаются задуматься: а откуда они взялись? И так уж часто больные виноваты в том, что заболели?

Проиллюстрирую свои слова примером с ИНН. Вопрос стал острым не внезапно. Ведь изначально Церковь в лице некоторых пастырей поддержала озабоченность людей этим вопросрм. Некоторые монастыри раздавали листовки о том, что нужно отказываться от этих номеров. Люди послушались, а теперь им говорят диаметрально противоположные вещи. И как сегодня определить, чья это беда?

Мне кажется, что обвинять людей огульно за то, что они послушались, нельзя. Ведь всё происходило не случайно: была подача, была определённая духовная и информационная пища, которую они приняли. Теперь нужно, конечно, стараться от этой болезни избавиться. Общей зацикленности на проблеме нет — есть определённые группы, с которыми нужно работать.

В принципе, озабоченность людей понятна. Вокруг одни цифры, коды, новые технологии, повсеместный контроль. На улицах, в магазинах — видеокамеры; какие бы документы ни приходилось заполнять — везде нужно указывать личные данные. Потому и появляются у людей определённые опасения.

Обвинить человека очень легко. А разобраться, почему он к этой проблеме пришёл — нет. Ведь не внезапно он стал противником ИНН. Это была постепенная многоступенчатая комбинация: что-то услышал, что-то почитал, кто-то что-то добавил. Сложился пласт убеждений. Возможно, духовное лицо, которому он доверял, высказало своё личное мнение — и оно было принято как мнение Церкви.

Так что обвинять — что, мол, ты пошёл против Синода — просто. Непросто разобраться, почему человек пошёл против. Синод говорит, что ИНН — опасная штука. Не печать антихриста, но — опасное явление. А человек интерпретирует эту информацию по-своему. Потому нужно выяснить, почему он делает неправильные выводы, найти лекарство против его заблуждения.

Истоком этих идей стало американское движение неопятидесятников и их учение о кодах и тому подобном. Это чисто сектантские идеи, которые нашли удобную почву на фоне развала нашей когда-то мощной державы. Люди испугались, эсхатологические настроения распространились. Плюс влияние свидетелей Иеговы в 90-х годах, когда у каждого в доме были книжечки, пропитанные духом скорого приближения конца света.

Зерно упало на благодатную почву. В 1999 году даже в среде православных христиан ждали антихриста — у меня даже листовки сохранились… Можно найти во всём этом почву для насмешек или нелюбви. Но лучше — вспомнить тогдашнюю жизнь и отнестись к ближним с пониманием и снисходительностью.

Ещё раз подчеркну: не любить православных можно по самым разнообразным причинам, и основания для такой нелюбви имеют место быть. Но часто причинами неприятия становятся проблемные, больные вопросы, относительно которых сами православные не знают, как быть. И потому, вместо осуждения, нужно разобраться, откуда у людей эти проблемы, и сами ли они виновны в их появлении.

Продолжение следует

Подготовила Екатерина Щербакова

Читайте также:

Протоиерей Вячеслав Бачериков: Нас не любят за нашу нелюбовь
Протоиерей Константин Лисняк: Православных не любят за не-христианство
Священник Михаил Жуков: На селе православных не любят из-за «бабушек»

0

Цитата дня

«

Все страсти побеждает смирение, которое всякий приобретает трудом.

»

Горловская и Славянская епархия. Все права защищены.

Rambler's Top100