Московский ПатриархатУкраинская Православная Церковь

Официальный сайт

Екатерина Щербакова

Протоиерей Александр Александров о храме Марии Магдалины, делах веры и поиске миссионерских ходов

4 июля юбилей у единственного в епархии храма в честь святой равноапостольной Марии Магдалины. С его новым настоятелем — протоиереем Александром Александровым — мы беседуем в преддверии праздника. О храме, планах на будущее, больных вопросах и повседневной пастырской работе — в нашем интервью.

— Отец Александр, вот уже несколько месяцев вы служите в новом храме, на новом приходе. С чем столкнулись после перевода, иначе говоря — что получили в наследство?

— Досталась мне община, которой уже много лет. В этом году юбилей — десять лет как существует община храма в честь Марии Магдалины в Калиновке. Достался мне сплочённый приход, который любил своего предыдущего настоятеля, отца Романа Сотникова. Встретили меня хорошо, по-доброму, по-христиански — не было никаких возмущений.

Конечно, люди расстроились, когда перевели настоятеля, которого они знали столько лет, но приняли всё как из руки Божьей. Ни одного косого взгляда, ничего негативного. Я пришёл в общину — и ничего не захотел менять, там всё работает, всё делается. Теперь только продолжать нужно и стараться привлечь больше людей.

Досталась мне действующая воскресная школа с замечательными преподавателями. Это люди, которые имеют мирское педагогическое образование. Преподаются Закон Божий, музыка. Отец Роман наладил связи с интернатом — там он проводил уроки Закона Божьего. Я намерен это продолжать с нового учебного года. Перед началом учебного года планирую встретиться с методистом. У нас уже была встреча весной, когда меня перевели, но тогда ещё рано было говорить о каких-то конкретных планах. Теперь обсудим направления работы более конкретно.

Храм действующий, с иконами и всем, что необходимо для богослужения. Приход я принял не разбитый, не разваленный — хороший, нормальный приход. Отец Роман проделал очень большую работу, за что ему, конечно, большое спасибо.

Сейчас люди ко мне присматриваются, я к людям. Я ведь только четыре месяца как на этом приходе. Это, конечно, очень маленький срок. Сейчас идёт ознакомительный этап. Многие даже ещё не знают, что новый батюшка в Калиновке, называют меня «отец Роман».

— Что из начатого предыдущим настоятелем вы намерены продолжать?

— Будем продолжать решать вопрос о строительстве нового храма. Сейчас на повестке дня вопрос о выделении земли для этого. Пока мы присматриваемся, где и какую землю лучше взять, чтобы можно было храм построить. Действующий храм находится на территории бывшего детского сада, что не совсем удобно.

В своё время под храм отдали то здание, которое можно было отдать. Теперь с ним много проблем: если приводить его в порядок, нужен очень дорогой ремонт. В храме нет отопления — это очень большой минус зимой. Обогревателями его не обогреешь, газ подключать тоже дорого, да и долго… И вообще, в таком районе, как Калиновка (район достаточно населённый, большой, значимый в городе), должен стоять типовой храм. Сейчас проект храма разрабатывается.

— А что будет с нынешним зданием?

— Это будет решать епархиальный совет, пока ничего не известно. Ведь ещё нет готового проекта храма, нет земли, так что говорить, что будет с нынешним зданием, ещё рано. Конечно, нашей общине хотелось бы вокруг нашего храма сделать детскую площадку со свободным бесплатным посещением. Обустроить там футбольное поле для ребят, с нормальными стационарными воротами, мячами. Закрывалась бы она только на ночь — чтобы вандалы не разбили и не разрушили ничего, — а днём сделать свободный доступ.

Эти идеи тоже обговариваются, но всё, как обычно, упирается в финансы. Так что придумать можно много всего, а вот как это будет воплощаться — дело другое.

— То есть вам важна любая помощь?

— Конечно, потому что никаких меценатов у храма нет, всё делается своими силами. В том числе и какие-то насущные вопросы — как, скажем, текущий ремонт, в котором нынешнее здание очень нуждается.

— Какие ещё вопросы требуют решения?

— Много вопросов. Нынешний храм находится в очень неудобном месте. Если посмотреть на карту Калиновки, то он в самом углу района. Неудобно добираться, более того — мало кто знает о существовании там храма. Так что есть ещё один важный момент: чтобы новый храм стоял хотя бы на пересечении дорог, или так, чтобы люди могли его видеть и добраться к нему.

Я полностью разделяю мнение владыки Митрофана, что здесь должен быть типовой храм. Звать людей на территорию бывшего детского садика как-то несерьёзно. В глазах многих людей храм — это храм. А этот садиком был, садиком и остаётся. Это немаловажный психологический фактор.

Конечно же, будем продолжать работать с воскресной школой. Она есть, но для такого большого района слишком маленькое число детей её посещает. Их не так много, как хотелось бы, и не так много, сколько могло бы быть. Учитывая размеры района, есть над чем работать, куда развиваться — даже при нынешнем состоянии и размерах общины.

— По поводу общины: как вы предполагаете работать в этом направлении?

— Нужно привлекать новых прихожан. Мало людей знает о существовании здесь общины, поэтому очень узкий круг людей посещает храм. Помимо этого — любая община нуждается в сплочении, в более тесном общении друг с другом. Этого, к сожалению, тоже очень мало. Обычно так: служба закончилась — все разошлись по своим делам. Нужно работать над тем, чтобы сплотить людей.

Конечно, всё это достигается при помощи богослужений, проповеди Слова Божия. В этом плане работа никогда не заканчивается, её никогда не может быть много. Это ещё одно из очень важных направлений деятельности. Очень часто мы, священники, смотрим на внешнее: помочь людям там или здесь, а о том, что внутри общины могут быть проблемы — как-то забываем.

— А как с молодёжью дело обстоит?

— Как и везде — молодёжи у нас не очень много. Заходят, да. Но проблема в том, что заходит много, а вот остаётся мало. Это тоже проблема, но как здесь работать — я даже пока не знаю. Каких-то универсальных наработок для всех приходов нет. Здесь нужно смотреть по месту. И тоже нужно быть внимательным — чтобы не было перегибов, когда в храме одна молодёжь, а зрелых людей нет.

В плане привлечения… Пытались что-то делать. Например, поставили в храме теннисный стол для ребят, но это во что превратилось? — Пришли дети, поиграли в теннис и ушли. На богослужебной жизни это никак не сказывается. Наоборот, бывает так, что всё скатывается в обычное баловство. Они кричат, визжат — и дальше дело не идёт. Так что была попытка привлечь молодёжь таким вот образом, но она провалилась.

— А как же привлекать?

— Даже не знаю. Я не вижу энтузиазма. Мы вывозили детей (даже при мне уже, когда я стал настоятелем) — организовывали поездки на фестивали, паломнические поездки — но это не помогает. Приехали, уехали — всё. Даже можно сказать, что это в большей степени из-под палки. Батюшка сказал — мы поедем. А какого-то желания что-то сделать я не вижу.

Организовали инвентарь бесплатный — пожалуйста, занимайтесь спортом — но то же самое: это никак не влияет ни на жизнь прихода, ни на личную жизнь ребят. Доходит только до неподобающего поведения в стенах храма порой.

— Менталитет прихожан как-то зависит от того, в каком районе они живут?

— Не заметил. Единственное, что есть — зависть прогрессирует. «Вокруг всё рушится — а у вас вокруг церкви цветы», «вы тут все мило улыбаетесь». И видно, что у людей это всё вызывает какое-то ярое противодействие. «Вы забрали садик!» — так садик никто не забирал! Община обратилась — ей выделили здание. Свидетели Иеговы через дорогу в бывшем магазине служат…

С другой стороны — когда в районе живёшь и близко общаешься с людьми — то начинаешь по-другому воспринимать их. И замечаешь, что люди ничем не отличаются от жителей других районов.

— Велась общиной какая-то специальная работа — помощь заключённым, детскому дому и т.п.?

— Здесь есть прихожане, которые работают на зоне, в детдоме. Через них проводится работа, но везде нужны финансовые затраты. Передать на зону, где сидит 1000 человек, две пачки чая — это смешно. Конечно, когда приходит Пасха, Рождество, большие праздники — то какие-то посылочки собираются, передаём и поздравляем — это обязательно. Не остаются без внимания ни интернат, ни тюрьма, ни больница. Проведываем, помогаем, чем можем.

Последние четыре недели мы проводили сбор средств для одной прихожанки, которой требуется операция, и на лечение двух женщин, чьи родственники обратились к нам за помощью. Я сказал об этом после службы, и прихожане собрали довольно неплохие суммы. И деньги, и продукты людям передали. Но это нормальная работа любого храма. А как иначе? В Священном Писании сказано: «Суд без милости не оказавшему милости» (Иак. 2:13) и «вера без дел мертва» (Иак. 2:17). Наша вера должна подтверждаться делами.

У людей сейчас очень тяжёлое финансовое положение. Калиновский приход имеет свою особенность: большинство людей живёт в квартирах, у них нет подсобного хозяйства, поэтому пенсия и зарплата — всё, что есть. Не сравнить с селом, где пенсия плюс огород, который кормит. Так что здесь жить людям тяжелее, и поэтому то, что они выделяют — это тоже большая помощь.

— Батюшка, грядёт престольный праздник вашего храма. Что-то планируете?

— У нас будет служить владыка. Это самое главное мероприятие. Каких-то дополнительных мероприятий мы пока не делаем. Так что всех желающих приглашаем на наш первый юбилей — разделить радость и молитву!

Беседовала Екатерина Щербакова

Цитата дня

«

Если станешь искать славы не на земле, то обретешь ту истинную и светлую славу, которая вводит тебя в Небесное Царство.

»

Горловская и Славянская епархия. Все права защищены.

Rambler's Top100