Московский ПатриархатУкраинская Православная Церковь

Официальный сайт

Юрий Власенко

От Эльбруса до Афона: путешествия и восхождения церковного старосты

Юрий Власенко«Мы полетели в джунгли Амазонки и там жили какое-то время: ловили пираний, купались с розовыми дельфинами. Потом — Галапагосы. Там и морских игуан за хвосты таскали, и на больших черепахах верхом катались, но самое яркое впечатление оставило ныряние с акулами», — рассказывает Юрий Власенко.

Как сварщик начал покорять вершины, путешественник пришёл к вере и стал церковным старостой, что можно повидать в мире за деньги и без них — в интервью с промышленным альпинистом и старостой Николаевского храма в посёлке Веровка г. Енакиево Юрием Степановичем Власенко.

 

От сварщика до альпиниста

— Я родился недалеко от Киева, в городе Коростень Житомирской области. Детство провёл там. Ушёл из дома рано. После школы закончил Киевский инустриально-педагогический техникум и по распределению попал в город Енакиево. Затем поступил в Уральский государственный профессионально-педагогический университет.

Первая моя профессия была техник-технолог сварочного производства, мастер производственного обучения, а после окончания университета я получил диплом инженера-педагога по специализации технологии и оборудования сварочного производства. В Енакиево работал в ПТУ № 44 мастером производственного обучения.

К тому времени я уже женился, у нас родился ребёнок. Приходилось много работать. Как только распался Советский Союз и начали появляться кооперативные предприятия, мы с друзьями организовали на базе училища кооператив, делали художественное литьё.

ВосхождениеВ 1989 году я встретил человека, который рассказал мне о том, что занимается с единомышленниками водным туризмом, ходит на байдарках, совершает спортивные спуски. Меня это очень заинтересовало. Однажды я отправился с ними — и так и остался на туристической стезе при Енакиевском туристическом клубе «Дороги».

Там я встретил удивительного человека — его, к сожалению, уже нет в живых — моего инструктора по альпинизму Михаила Николаевича Ларина. Он обратил на меня внимание. Сказал, что мне уже поздновато заниматься профессиональным альпинизмом (я был для этого староват — около 25 лет), но для любительского спорта подходил. Михаил Николаевич хотел сделать из меня своего напарника, чтобы ходить в горы. И сделал — мы с ним не раз поднимались на вершины.

 

Первое восхождение

Первая вершина, на которую мне довелось взойти — Эльбрус. Это было в 1997 году. Тогда праздновали столетие нашего Енакиевского металлургического завода, и меня пригласили в заводскую команду. Нас было 12 человек — тех, кому предстояло водрузить капсулу с посланием будущим поколениям на седловине между западной и восточной вершинами Эльбруса. Предполагалось, что через 25 лет её снимут оттуда и прочтут здесь, в Енакиево, на очередном юбилее завода. С задачей мы справились.

Это была моя первая интересная спортивно-альпинистская экспедиция. Эта вершина считается самой высокой в Европе. Сегодня, глядя с высоты своего нынешнего опыта на то восхождение, я бы уже не пошёл. Тогда была ужасная погода. Из 12 человек половине сразу не разрешили идти. А мне сказали: дойдёшь до скал Пастухова (есть такая точка отсчёта), если будешь в порядке — продолжай путь, нет — возвращайся.

Юрий ВласенкоЯ чувствовал себя хорошо, поэтому отправился дальше. От скал Пастухова мы пошли втроём. Была плохая погода, сильный ветер. Двое хорошо подготовленных ребят отправились вперёд, а я шёл потихоньку позади. Меня догнал поляк (к сожалению, я не смог его найти после того восхождения, может, после интервью мне кто-то поможет), звали его Ян. Мы шли вместе, попеременно защищая друг друга от ветра. Дошли до седловины. Там нас догнали одесситы. То была серьёзная спортивная команда, в полной экипировке. Они должны были ставить палатки на седловине и ночевать там.

Я спросил: «Ребята, посмотрите на меня: я первый раз, нет ли у меня горняшки?» («горняшкой» альпинисты называют гипоксию — кислородное голодание, которое происходит из-за неправильных окислительных процессов метаболизма, по этой причине в мозге начинаются галлюциногенные процессы). Один из группы спросил: «Сколько будет дважды два?» Отвечаю: «Ты шутишь, что ли? Четыре, конечно!» Он говорит: «Иди дальше!» И я пошёл.

Это был день, когда там погибло два человека. Один из них — инструктор из Донецка, мастер спорта Юрий Виктюк. Когда мы с Яном взошли на вершину, на неё резко опустилось снежное облако. Мы успели спуститься. А Виктюк с ребятами вёл вверх греков. В итоге он пропал.

 

Юрий Власенко — первый справа

Юрий Власенко — первый справа

Подготовка

Я всю жизнь занимался спортом. В десятом классе у меня был первый разряд по волейболу, не раз доводилось участвовал в кубках Украины. После армии, когда учился, несколько раз был чемпионом Киева — подтвердил первый разряд. Всегда очень любил волейбол, футбол, да и сейчас к ним неравнодушен. Вообще, люблю спорт, мне нравится заниматься, так что я был в нормальной спортивной форме. А для альпинистской подготовки у нас были сборы, мы десять дней готовились к восхождению, ходили на разные вершины — Гумачи, пик Гермогенова, Джантуган, они высотой до 4 тысяч метров. Потом, после акклиматизации, мы стали подниматься на Эльбрус. Так я стал альпинистом, мне даже дали значок «Альпинист СССР».

Общую подготовку, ещё до этой экспедиции, мы осуществляли в Зуевке. Тогда я открыл для себя это место, находящееся недалеко от города Ждановки. От Енакиево туда ехать минут 20. Там есть Ольховское водохранилище. Когда в тех краях делали дамбу, видимо, велись взрывные работы, в результате чего получился разлом высотой около 25 метров и скальный участок длиной метров в 200-300. Места красивейшие! Там мы и готовились к восхождениям.

Да и сейчас мы часто бываем в Зуевке. Периодически ездим туда с воскресной школой нашего храма. Кому будет интересно, могу рассказать подробнее и даже показать эти места. Ещё мы часто ездили на сборы в Крым. Там, на южном берегу, в районе Фороса, есть великолепные места для альпинистских восхождений. В тех краях я прошёл свою первую «пятёрку» — это категория сложности такая. Для любителей, как я, это неплохой уровень.

 

В горахДеньги и выносливость

Я — любитель, не ходил выше шести с небольшим тысяч метров. Самая высокая гора, на которую я поднимался, это Чимборасо, высота которой 6267 метров. Немного расскажу о ней.

Наша планета представляет собой отнюдь не идеальный шар, как объясняют учёные. Радиус Земли на экваторе на 20 км больше, нежели на полюсах. Чимборасо расположен ближе к экватору, чем Эверест. И получается, что если измерять высоту гор от экватора, то Чимборасо на 3 метра выше Джомолунгмы (Эвереста): 6384 метров против 6381. Так вот: я знаю, что со мной творится на этой высоте. А люди, которые ходят на 8 тысяч метров и выше, наверное, сделаны из другого теста.

Человек, который идёт на такую гору, как Эверест, должен иметь деньги, так как восхождения — дело дорогое. Также нужно иметь физическую и психическую выносливость — причём последний аспект наиболее важен. Трудно жить два месяца в снегу, периодически спускаться ниже, чтобы выспаться, мыться в тазике… Конечно, есть предприимчивые люди, которые поднимут в горы плазменный телевизор и бар для альпинистов, создадут за деньги комфортные условия на любой вкус, но это уже иной материальный уровень.

 

Юрий Власенко«Там нет Бога»

После Эльбруса были Крымские горы. Там можно было совмещать приятное с полезным: купаться в море, загорать, вечерами петь под гитару у костра — и совершать восхождения. А потом произошло ещё одно важное для меня событие, только иного плана. В 1993 году у меня умерла родная сестра. Ей было 18 лет. Однажды она пришла в тонком сне к моей матери и сказала, чтобы я крестился. Мама рассказала об этом мне и попросила о том же.

Я на тот момент прожил уже 29 лет и не знал, что не крещён. Ведь у меня были крёстные! Мама рассказала, что в те годы из-за коммунистической идеологии им нельзя было крестить детей, поэтому все просто формально собрались за столом, а таинство не совершали.

Жил я тогда в Енакиево, и мне нужно было попасть в Екатеринбург (тогда это был Свердловск) — на учёбу. Ехал через Киев. Билетов в кассе не оказалось, пришлось задержаться. У меня был один свободный день, и я решил креститься. Батюшка, увидев меня, спросил: «А что же ты в таком возрасте — и не крещёный?» Я ответил, что — вот, наверное, созрел.

До этого я увлекался изучением восточных философий, читал книги Блаватской и тому подобную литературу. В те годы это было модно. Мой отец как-то увлёкся кришнаизмом: купил с десяток красивых книг, начал изучать. Потом однажды приезжаю к нему — книг нет. Спрашиваю: где же? Он отвечает: «Сжёг». — «Почему?» И отец ответил: «Там нет Бога».

Так что с 1993 года у меня начался православный путь. Шаг за шагом, «ползком на пузе» — по выражению моего знакомого. Вот я им и иду.

 

ТанзанияПутешествия и восхождения

В 2006 году у нас была программа по восхождению на самые высокие и самые интересные вершины континентов. Первая экспедиция была через Кению в Танзанию на Килиманджаро. Это гора высотой 5895 метров, высочайшая точка Африки. Восхождение длилось около пяти дней. Когда мы спустились, полетели в Занзибар. Там мы занимались дайвингом на рифах. Познакомились с самым опасным океаном в мире — Индийским.

Следующая экспедиция была на Монблан, во Францию. Мы провели две недели в провинции Шамони — это колыбель европейского альпинизма. Там сначала прошли акклиматизацию на небольших высотах, катались на горных лыжах, а затем поднялись на вершину. Это было первое зимнее восхождение того года. Помню, над нами летал вертолёт, нас снимали. Оказалось, мы установили какой-то рекорд.

Вообще, с восхождением на Монблан у меня связаны самые светлые воспоминания. Идёшь по нетронутой целине снега, и на нём — только наши первые следы… Нас поднималось пять человек. Это восхождение проходило в рамках программы «Уголь Донбасса на вершинах мира».

Спустя некоторое время мы подготовили экспедицию в Южную Америку, в Эквадор. Там поднимались на три горы: Котопахи, Чимборасо и вулкан неподалёку от столицы Кито высотой около 4500 метров. После этого мы полетели в джунгли Амазонки и там жили какое-то время: ловили пираний, купались с розовыми дельфинами. Видели самую большую речную рыбу — арапайму. Ходили в ночные джунгли, сплавлялись по Амазонке.

Охота на игуануПотом полетели на Галапагосы. Эти острова находятся в тысяче километрах западнее от Эквадора, в Тихом океане. Там и морских игуан за хвосты таскали, и на больших черепахах верхом катались, но самое яркое впечатление оставило ныряние с акулами. Акула-молот достигает пяти метров в длину, и они довольно агрессивные.

Акулы никогда не нападают на людей просто так. Это случается только тогда, когда их территории угрожают. Тогда они начинают вести себя агрессивно: накручивают вокруг человека круги, после чего могут напасть.

Следующее путешествие было в Австралию, где тоже поднимались на самую высокую гору — пик Косцюшко. Она небольшая, очень комфортная. После восхождения у нас была возможность попутешествовать по этой великолепной стране. Она мне очень понравилась.

В Австралии посетили Большой Барьерный риф — это тоже знаменитое место для дайвинга. Ныряли, видели акул. Но в тех краях очень тёплая вода, акулы инертные, вялые — неинтересно с ними.

Мы много путешествовали по Европе, побывали в Египте, Израиле. Были на Синае: с женой, дочерью и ещё одним нашим знакомым совершили ночное восхождение на эту святую гору. Вместе с женой и детьми поднимались на Говерлу в Карпатах, Ставри-Кая — это «крестовая гора» в Крыму — простенькие, конечно, восхождения.

Когда поднимались на Синай, произошёл смешной случай. Говорят, что если подняться до восхода солнца на эту гору и встретить там рассвет, то прощаются все грехи. Поэтому все стремятся подняться, а сделать это непросто: нужно долго идти. Но можно нанять верблюда или ослика. Поднимались паломники с батюшкой. И вот один человек спрашивает: «Батюшка, тяжело мне идти, можно я ослика найму?» (это там недорого, долларов десять). Батюшка отвечает: «Можно». — «Батюшка, а если на ослике подниматься, грехи прощаются?» — «Да, — сказал батюшка. — Ослику!»

Было очень холодно. Поднимались мы ночью, а вот когда рассвело, оказалось, что там довольно опасно. Ночью-то не видно ничего. А на спуске, уже днём, разглядели красоты и опасности. Впечатлений было много.

 

АльпинистыКак альпинист стал церковным старостой

Я много слышал про Николаевскую церковь в Веровке. С этим храмом у меня было связано семейное событие: я крестил там сына. Было так: когда я приехал в Енакиево, одна моя знакомая, работавшая в Веровской церкви на свечном, увидела сына и спросила: «А вы ребёночка крестили?». «Нет», — говорим. Тогда она пригласила нас прийти и пообещала помочь с малышом во время таинства — знакомых у нас тогда в городе ещё не было. Произошло это в 1989 году. Сейчас этой женщине, Надежде Запорожан, 90 лет.

Очередной случай произошел в 2008 году. Настоятелем храма тогда был отец Михаил Хмеленко. Я много слышал о нём: один друг, альпинист, просто уши прожужжал, хотя знаком с ним не был. Однажды отец Михаил попросил моего приятеля помочь по строительству при храме. А тот пригласил меня. Так мы познакомились.

Постепенно я глубже воцерковлялся, стал прихожанином этого храма. А через время отец Михаил и второй священник, отец Алексей Джуринец, предложили мне стать председателем церковного совета, старостой. Теперь стараюсь быть всё время здесь, но не всегда получается. На мой взгляд, настоящий староста — это тот, кто готов всегда жить при храме. А я только по воскресеньям прихожу и на праздники. Помогаю, чем могу.

С отцом Михаилом Хмеленко у меня много связано. Со временем он стал духовным наставником всей нашей семьи. Вспоминаю, что он не очень любил благословлять на паломнические поездки. Говорил: «Всё есть здесь! Ничего не надо искать. Это всё развлечения!» А для меня ведь путешествия — это страсть! Не могу себе отказать в активном отдыхе. Вот отец Михаил благословлял — а потом молился за меня.

НепалОднажды я отправлялся в Непал. Он благословил меня, но, как говорится, со скрипом. А потом на проповеди сказал: «Помолитесь за Юру! Ему сейчас очень тяжело». Как он это узнал — неведомо, но у меня тогда температура была под сорок, открылось кровотечение — я полетел больной, какой-то грипп подхватил перед отлётом. Это была моя третья попытка полететь в Гималаи, всё не пускало что-то.

Я догадываюсь, почему так получалось. Дело в том, что в программу входила экскурсия на Кайлас — это культовая гора для буддистов и людей с определённым мировоззрением. Считается, что если обойти несколько раз вокруг неё, наступает просветление и тому подобное. Мне этого не хотелось. Я мечтал просто побывать в базовом лагере Эвереста, но маршрут был подготовлен заранее, нельзя было не пойти.

Господь управил так, что мы туда не попали: на дорогу, по которой мы должны были ехать, упали камни с горы, их убирали несколько суток. Мы прожили некоторое время в Китае, в итоге на Кайлас просто не успели: если бы мы туда отправились, то опоздали бы на самолёт.

Когда я пришёл в Николаевский храм, я уже всё понимал, причащался, но не был прихожанином какой-то одной церкви. У меня есть друг, отец Роман, настоятель храма в Крыму. С ним я ездил во многие паломнические туры — в Иерусалим, например. Часто приезжал к нему, в его храм. Но воцерковился я в храме святителя Николая в Веровке.

Для этого шага я внутренне созрел ещё в 1993 году: понимал, что делаю, и готов был осознанно принять устав Православной Церкви и заповеди Иисуса Христа. Осознал тогда многие свои грехи — ведь они бывают осознанные и неосознанные, и человек может неосознанно грешить и думать, что это идёт ему в плюс. А можно осознать грех и стараться по возможности совершать его реже, пытаться искоренить.

 

Вершина АфонаАфон

Одной из самых значимых вершин в моей жизни стал Афон. Три раза Господь сподобил меня побывать там. Конечно, я брал благословение у отца Михаила. Мне казалось, что я не готов, не заслужил быть в том месте. Но мне сказали: раз так складывается, значит, нужно ехать.

Первый раз мы жили в греческом монастыре. Вы наверняка знаете, что на Афоне есть 20 монастырей, куда пускают только мужчин. Чтобы туда попасть, нужно подать заявку в административный центр, который выписывает разрешение на восхождение. Далее из городочка Уранополиса идёт паром, который перевозит паломников.

В первый раз нас было трое: я, отец Роман и ещё один наш знакомый из Крыма, очень интересный человек — он построил на свои средства храм в честь Архистратига Михаила в посёлке Ореанда в Ялте.

Когда мы попали на святую землю, у меня возникло неудержимое желание подняться на гору. Дело в том, что есть полуостров Афон, на котором расположена гора с таким же названием, высотой в 2033 метра. Она невысокая, но идти нужно от уровня моря: подплыть на катере к скиту праведной Анны, затем пешком по жаре — а температура достигает 40 градусов летом, плюс иногда нет воды.

Во второй раз мы прилетели с намерением взойти на гору. Поселились в скиту святого Модеста. Друг отца Романа, отец Агафодор, иеромонах, живёт там. Он встретил нас, разместил. Когда мы готовились к восхождению, нам сказали: там есть лавка, возьмите еды — консервов, сухарей и непременно воды, хотя бы по два литра на каждого, потому что на горе её нет вообще.

Мы купили воду в магазине. На таре была надпись на английском языке: «Чистая питьевая вода». Отправились в путь. По дороге открыли первую бутылку — а там что-то алкогольное! Спрашиваю сопровождающего нас монаха: что это?! Тот попробовал и говорит: это уза, местная водка. Как она там оказалась — неведомо. Проверили мы остальные бутылки — в некоторых тоже она. Монах говорит: «Раз так случилось — значит, так надо. У нас уже есть опыт: здесь Матерь Божья, Игуменья Святой Горы Афон, всё управляет! Не переживайте! Никто не останется без еды и питья».

Богослужение на АфонеИ вот мы без воды поднимались на высоту полторы тысячи метров, шли около девяти часов! На этой высоте есть Богородичный храм, часовенка и небольшой приютик человек на 15-20, где можно переночевать. Паломники иногда оставляют там какую-то еду: подсохший сыр, сухари. Есть и колодец, правда, воды там в тот год не было. И когда наша команда туда поднялась, оказалось, что вода есть! Так что мы попили, а потом отслужили вечернее богослужение. Рано утром, чтобы встретить восход солнца на горе, поднялись на вершину, совершили литургию и спустились обратно.

А когда в третий раз мы с отцом Романом поднимались — я не могу передать, какая благодать была! У всех слёзы стояли в глазах. Мы взошли на гору ещё вечером. Развели костёр. Там не было ни одного человека — только наша группа. Мы как-то по-домашнему вечером помолились — было довольно холодно, около нуля градусов.

Утром служили литургию, все участвовали. И богослужение было такое живое, яркое, радостное — просто невозможно передать! Мы все причастились, встретили восход солнца. Всё было чудесно, даже теплота для запивания причастия казалась какой-то необыкновенно вкусной.

С нами был один человек, капитан дальнего плавания, который шёл для того, чтобы поблагодарить Богородицу за своё чудесное спасение. Он водил грузовые корабли, и однажды в Индийском океане ему стало плохо: открылось острая форма заболевания поджелудочной железы, тот случай, когда орган уничтожает сам себя. Его без сознания доставили в ЮАР. Перед этим он успел позвонить на Афон и попросить, чтобы монахи о нём молились.

После этот человек рассказывал мне: все врачи были в шоке от того, что по всем статьям он должен был умереть, но этого не происходило. Потом ему сделали небольшую операцию и отправили в Европу. Там у него был знакомый врач, который спас его. На момент нашего восхождения на Афон он был здоров уже четыре года. И хотел отправиться с нами, чтобы поблагодарить Бога, Богородицу и монахов, которые молились за него.

 

ИорданМаленькие чудеса

Я размышлял порой: почему начал заниматься альпинизмом? Ведь я до определённого возраста ничего не знал о нём, никогда не увлекался горами. Потом вдруг начал ходить. А когда объединилась моя профессия — инженер-сварщик — с альпинизмом, и я начал в своей работе применять так называемый промышленный альпинизм, то понял, что пути Господни чудесны и неисповедимы. И мы с женой удивляемся этому очень часто.

Господь нередко являет маленькие чудеса для укрепления веры. После того, как я возвратился из Иерусалима, настолько восторженный — ведь мы прошли по Крестному пути Христа, побывали у Гроба Господня, увидел своими глазами Мамврийский дуб, под которым, согласно Библии, Авраам принимал Бога около 5000 лет назад — у меня столько было эмоций! Думаю: вот, какой же чести меня Господь сподобил! Рассказал об этом отцу Михаилу, а он скромно посмотрел на меня и сказал: «Ну, это тебе для укрепления веры!»

Я сел, задумался — как всё, оказывается, просто! Человек порой впадает в забвение. Например, после Великого поста: сначала ощущаешь близость Бога, а потом пост заканчивается, начинаешь есть мясо, больше развлекаться, больше грешить. И вот мы постепенно впадаем в забвение: а ведь можно не поститься, можно расслабиться! В такие промежутки Господь посылает маленькие чудеса, для того чтобы вернуть нас на путь истинный.

 

Путешествия Впечатления

После путешествий у меня сложилось впечатление, что планета очень маленькая и тесная, и где бы ни был, везде встречаешь знакомых или «друзей друзей». Такое впечатление, что нет разделений, что Господь создал народ, и он состоит из разных людей — бело-, красно-, желтокожих, и так далее. Они все созданы из плоти, костей и духа, и все — одинаковые: все улыбаются, смеются, плачут. Различия же придумали люди.

У меня всегда было ощущение несправедливости того, что существуют границы, происходят войны, зло. Это неправильно, не по-Божески, это искажение Его замысла.

Какая народность меня удивила? В Африке мне было чуть-чуть тревожно почему-то. Всё казалось необычным, экзотическим — и очень чужим. Австралия поразила условиями жизни. Всё, что нужно для людей, там есть. Жизнь в этой стране очень комфортна, но всё чересчур стерильное и синтетическое. Даже отношения искусственные. Нет теплоты, нет такой духовности, как у нас.

Вторая страна, которая меня удивила, это Эквадор. Он находится в Латинской Америке. Я не сказал бы, что люди там живут комфортно, что у них всё есть. Но лица у всех открытые, с неизменной улыбкой. Я не видел там роскошных особняков, дорогих машин, какие до недавнего времени встречались у нас, но люди там счастливы, и это видно. Это счастье выражается в отношении к жизни. Они свободны!

 

ВершиныМечты о новых вершинах

Мы до войны жили в Донецке. Там наш дом. И вот уже третий год мы в скитаниях. Конечно, Господь даёт человеку крест по силам, ни грамма больше того, сколько он может нести. Но всё-таки у меня сейчас главное желание — воссоединиться с семьёй, вернуться в Донецк, чтобы закончилась война.

А если говорить об альпинизме — что сказать, я без путешествий не могу! Хочется куда-нибудь! У меня как-то спросил мой бизнес-партнёр: «Почему ты такой хмурый?». «Да вот, какая-то у меня хандра!» — отвечаю. А он говорит: «Знаю я твою хандру! Если раз в полгода в горы не сбежишь — так хандра и начинается!»

Я подумал — точно: раз в полгода нужно куда-то отправиться. У меня есть мечта побывать в Антарктиде. Взойти на пик Винсон. Мы уже собирались туда, но не сложилось. На сегодняшний день осуществить такое восхождение сложно и дорого, но всё-таки я мечтаю попасть туда.

Беседовала Екатерина Щербакова

Фото из личного архива Юрия Власенко

Цитата дня

«

Если ты не миротворец, то не будь хотя любителем мятежа.

»

Горловская и Славянская епархия. Все права защищены.

Rambler's Top100