Московский ПатриархатУкраинская Православная Церковь

Официальный сайт

Протоиерей Константин Лисняк

Возможно ли соблюдать все заповеди?

10 заповедей«Разве сложно не убивать, не красть, не желать чужого?» — думает человек, считая, что в исполнении заповедей нет ничего сложного. Однако проходит время, и оказывается, что всё гораздо труднее, чем казалось на первый взгляд: и заповеди не ограничиваются запретами на воровство и убийство, и человек шире, чем думал о себе. Отношение к заповедям как к чему-то лёгкому сменяется мнением, что исполнение их — дело невозможное и недостижимое. Так ли это? И что делать, если соблюдать заповеди совсем не получается? Значит ли это, что мы не спасёмся? За ответами на эти вопросы мы обратились к протоиерею Константину Лисняку, благочинному Соледарского округа.

 

Техника безопасности для христиан

Что мы знаем о десяти заповедях? Прежде всего то, что они были даны людям в ветхозаветный период исторического бытия Церкви, период ожидания пришествия Мессии. Господь избирает еврейский народ, даёт ему заповеди через пророка Моисея, который принимает их на скрижалях — двух каменных плитах. Это произошло на горе Синай при соблюдении всех повелений Господних. Сами заповеди определяют отношение человека к Богу (1-4) и к ближнему (5-10). Они были фактором, дисциплинирующим народ иудейский. В то время было важно, чтобы он не развратился и не растворился в язычестве, которое окружало его со стороны других народов.

Я бы назвал заповеди скрепами, которые часто воспринимаются как система запретов, но на самом деле скорее напоминают технику безопасности — которая, как известно, пишется кровью. Мне нравится аллегория, которую для разъяснения сущности заповедей использует профессор Алексей Ильич Осипов. Он говорит, что жизнь по заповедям напоминает преодоление болотистой местности по дорожке, проложенной через топи: вправо-влево ступишь — погибнешь, и только придерживаясь определённого пути можно сохранить свою жизнь.

Заповеди нужны для спасения человека. Они даны нам не потому, что Бог такой строгий и требует от нас ходить по струнке. Это уставы и повеления Господни, которые помогают сохранить себя человеком в любых обстоятельствах реальной жизни, а также нравственно и духовно приблизиться к состоянию Адама до грехопадения.

 

«Имя человека — немощь»

Есть ещё один смысл — не классический, мало кому понятный, но очень важный. Любой человек, который пытается строить свою жизнь на соблюдении заповедей, знает: они не потеряли своей актуальности. Казалось бы — так просто, даже примитивно: «не убей», «не укради»… Это настолько очевидно сегодня, что тут даже и говорить не о чем — всем понятно, что делать перечисленное плохо. Тем не менее, человечество не перестало убивать и воровать — при всей кажущейся лёгкости и простоте, заповеди по-прежнему очень трудны для исполнения. Тот, кто пытался их соблюдать, пожить хотя бы несколько дней, опираясь на Закон Божий, понял: имя человека — немощь. Если ты не убиваешь в буквальном смысле, то гневаешься, а с точки зрения Евангелия гнев и тем более драка приравниваются к убийству. Так же и с прелюбодеянием: только посмотрел с вожделением, а считается, что уже прелюбодействовал. Человек всё равно остался таким же повреждённым, слабым, немощным существом, каким был несколько тысяч лет назад. Отсюда следует богословский вывод, который лучше всего можно выразить словами святого Исаака Сирина: «Воздаяние бывает не добродетели и не труду, но рождающемуся от них смирению. И если такового не бывает — напрасны все труды и все добродетели». То есть спасаемся мы не неукоснительным соблюдением заповедей, а смирением.

Как это происходит? Человек видит свою немощь перед соблюдением заповедей, понимает, что это практически невозможно. У него в душе возникает смирение, а от смирения рождается, во-первых, покаяние, а во-вторых (и это главное, это высшая точка понимания заповедей) — необходимость в Спасителе. Вот ради чего заповеди были даны: они должны были объяснить человечеству, что ему нужен Тот, Кто может его спасти и помочь в трудном положении.

Человек неспособен сам исправиться, стать святым, вернуться к состоянию Адама до грехопадения, поэтому он нуждается во Христе. Это главное, ради чего вся ветхозаветная история существовала. Для спасения человека потребовалось вмешательство Бога, сам человек спастись не может. Если бы это было возможно, Христос не пришёл бы на землю. Так что ответ на вопрос, который мы сегодня обсуждаем, такой: человек не может сам соблюсти заповеди.

 

Обязательно ли соблюдать заповеди для того, чтобы спастись?

Ответ на этот вопрос — на Голгофе. Кто первым вошёл в Царствие Небесное? — не первосвященники, даже не Предтеча, а негодяй, который наверняка грабил и убивал. За несколько мгновений до смерти он узнал в распятом рядом с ним Мессию и обратился к Нему: «Помяни меня, Господи, когда приидешь в Царствие Твое!» (Лк. 23:42). Он не кричал, не ругал Его, как второй разбойник, но проявил смирение, и Христос ответил ему, как мог ответить любящий Господь и Создатель. Поэтому христианство — это, если можно так сказать, антирелигиозная религия, которая открывает то, что не открыл ни один проповедник до Христа: спасается только тот, кто видит себя грешным, кто смирится и покается. Причём покается не формально, не на словах, но с ним произойдёт метанойя, то есть перемена ума, образа жизни. Исправление это происходит с помощью благодати Божией, которая немощных врачует и даётся в таинствах Церкви.

Человеку даётся возможность войти в вечную жизнь, но при этом он осознаёт свою слабость, своё недостоинство, и именно это смирение становится точкой отсчёта, моментом, когда Господь начинает действовать в его сердце. Он не надеется на свои заслуги — как некоторые люди у нас относятся к делам милосердия, например. Они говорят: «Тебе зачтётся», «тебе там запишется». Это абсолютное непонимание смысла христианской духовной жизни.

Когда человек творит милостыню, он не должен надеяться, что ему зачтётся. Милосердие в отношении к ближнему — это попытка проявления христианской любви, первая ступенька к этой добродетели. Это то, что меняет тебя самого, меняет качество твоей души, твоё внутреннее состояние, делает тебя милосердным, сострадательным, понимающим, сочувствующим немощи и трудностям других людей.

 

Что читать, чтобы научиться соблюдать заповеди?

Чтобы узнать заповеди, надо в первую очередь обратиться к Пятикнижию Моисея, Ветхому Завету — кто-нибудь сейчас читает эти книги? Это большой вопрос. Даже с Евангелием есть такая проблема — хотя оно, по словам одного проповедника, это «хлеб на каждый день, а не тортик по праздникам». Мне очень нравится эта мысль. Священное Писание — пища для наших душ и сердец. Ежедневное изучение его даёт возможность знать священные тексты, опираться на них.

Человек, изучающий Евангелие, понимает, что все повеления Христа ученикам можно рассматривать как заповеди: «Приимите, ядите: сие есть Тело Мое» (Мф. 26:26) — благословение Евхаристии, призыв быть участниками этого таинства, также вспоминаются: «Не бойся, только веруй» (Мк. 5:36), «бодрствуйте и молитесь, чтобы не впасть в искушение» (Мф. 26:41) и так далее — эти повеления обращены не только к ученикам, но ко всем нам. Как Господь Сам говорил: «…что вам говорю, говорю всем» (Мк. 13:37). Так что «Кто имеет заповеди Мои и соблюдает их, тот любит Меня» (Ин. 14:21). Главное, к чему должно привести человека соблюдение заповедей, — это не фарисейское лицемерное ощущение, что ты намного лучше остальных, на голову всех выше, но осознание собственной немощи и необходимости в Спасителе, о которых мы уже сказали, а также снисхождение к немощам других людей. Осознавая себя больным, человек понимает, что окружён такими же больными людьми, и с этим пониманием в его сердце рождаются снисхождение и прощение.

 

Без смирения человек не может спастись

Без помощи Божьей человек не может соблюдать заповеди, а гордецам Господь не помогает: «Бог гордым противится, а смиренным дает благодать» (Иак. 4:6). Некоторые воспринимают смирение как малодушие, слабость, трусость. На самом деле это осознание человеком того, что он тяжело, даже смертельно болен. Если же верующий уверен, что он праведник, у него всё в порядке — он ведёт себя как фарисеи, которые смеялись в лицо Христу. Смирение — это не слабость, а сила. Добрым может быть только сильный человек, потому что у слабого выбор невелик: ему надо быть добрым, чтобы не схлопотать. А тот, кто чувствует силу в себе и понимает суть вещей, может выбирать, по какому пути идти.

Смирение — это очень важная добродетель, которой я пока ещё не встречал. Такие люди есть, но их очень мало. В основном среднестатистический человек — это загадка, в нём столько всего, что разобраться порой очень сложно. С современными людьми тяжело. Можно всю жизнь свою положить на их просвещение, но неизвестно, сдвинется ли этот камень с места.

Подытожу наш разговор так: человек не может идеально соблюсти все заповеди, но спастись может. Спасается не тот, кто исполнит все заповеди, но тот, кто смирится и покается перед Богом, а также будет если не любить, то хотя бы терпеть ближнего своего. Молчать, когда его обидели, а не бить сразу левой в челюсть. Если внутри вулкан, но ты молчишь — это уже прорыв. Главное — следить за собой, за своими внутренними реакциями, которые обычно показывают, сколько ещё работы предстоит.

Записала Екатерина Щербакова

Цитата дня

«

Милость и снисхождение к ближним — кратчайший путь ко спасению.

»

Горловская и Славянская епархия. Все права защищены.

Rambler's Top100