Московский ПатриархатУкраинская Православная Церковь

Официальный сайт

Священник Виктор Шинкарёв

VII Вселенский Собор: спор не о красках

7 Вселенский СоборО том, зачем Церковь вспоминает отцов VII Вселенского Собора — священник Виктор Шинкарёв.

Сегодня мы празднуем память отцов VII Вселенского Собора, который узаконил иконопочитание. Делаем мы это, прежде всего, по заповеди апостола Павла: «Поминайте наставников ваших» (Евр. 13:7) — это апостольское чтение звучало сегодня в храмах. Отцы всех семи Соборов — поистине наши наставники: семь Вселенских Соборов — это семь столпов, на которых стоит вероучение нашей Церкви.

Каждый Вселенский Собор своими завершительными актами окончательно формулировал православное вероучение. Собор — подлинная икона Церкви, где не каждый по отдельности живёт и решает, но все суть члены одного организма, одного мистического Тела, собранные вместе по любви к Главе этого Тела.

Решения Вселенских Соборов, как и решения Апостольского Собора, начинаются, на первый взгляд, несколько претенциозно: «Изволися Духу Святому и нам». Трудно себе представить, чтобы хоть кто-то из отцов всех семи Вселенских Соборов по отдельности сказал: «Угодно Духу Святому и мне». Но отцы ничего не решали по отдельности, сама структура каждого Собора указывала на мистическую синергию (соработничество) Святого Духа и людей в выработке догматических определений — основ и истин нашей веры.

Определения эти называются догматами и канонами нашей Церкви, по ним она живёт до сих пор и будет жить до Второго пришествия своего Божественного Основателя. Каждый новый Вселенский Собор не отменял и не изменял предыдущие каноны и догматы, а утверждал и дополнял их. Определения эти стали неотъемлемой частью Священного Предания, они признаются богодухновенными и не подлежат пересмотру.

Каждый Собор был ответом Церкви на ту или иную ересь. Соборы собирались не для того, чтобы придумать что-то новое, а для того, чтобы в чистоте сохранить то, что имели, во что верили всегда — чтобы сформулировать это чётко и слаженно.

Все семь Вселенских Соборов можно разделить по трём темам:

  • тринитарные — разрабатывавшие учение о Святой Троице;
  • христологические — о Христе;
  • разрабатывавшие учение об иконопочитании.

Седьмой Вселенский Собор стоит особняком, хотя его богословский смысл недалеко отстоит от смысла предыдущих Соборов.

Центром христианской догматики всегда было определение: «Слово стало плотию». Превечный Бог, Второе Лицо Святой Троицы стал одним из нас — человеком… Взял тленную плоть для того чтобы освятить её. «Бог, соделавшись плотью, обожествил плоть», — говорит прп. Иоанн Дамаскин. Бог «обожил» материю. Плоть стала проводником Духа, а значит — хотя и по-другому — им может быть также дерево и краска.

В 726 и 730 годах император Лев Исавр издаёт эдикты против иконопочитания. Папа Римский Григорий II и Патриарх Константинопольский Герман отказываются подчиниться императору. Патриарха изгоняют и ссылают.

Причины иконоборчества не вполне ясны. Возможно, имело место влияние набиравшего силу ислама, в котором запрещены всяческие изображения, возможно — злоупотребления святыней, превращение иконопочитания в культ, наделение икон магической силой (иконы брали в восприемники при крещении, добавляли соскоблённую краску в евхаристическое вино). Но иконоборцы боролись не с проблемами, а вообще с почитанием икон, они требовали полного их уничтожения. И спор этот был не об искусстве, а о характере человеческой природы Христа, об истинном смысле Искупления.

В вину иконопочитателям ставился ветхозаветный запрет на изображение Бога. Прп. Иоанн Дамаскин объяснял, что в Ветхом Завете было недопустимым изображать Бога из-за того, что Его никто не видел, когда же Бог вочеловечился, то его можно и должно изображать. Мы поклоняемся не иконе как таковой, а Тому, Кто на ней изображён. «Не поклоняюсь материи, но поклоняюсь Творцу материи, соделавшемуся ради меня материальным… и не перестану почитать материю, через которую осуществлено моё спасение». Именно учение св. Иоанна Дамаскина легло в основу догматического учения VII Вселенского Собора, созванного в 787 году в Никее.

Икона для христиан — не идол, потому что не иконе мы кадим, не перед ней падаем ниц, почтение наше не на камень, доску или ткань обращено, а на Того, Кто на них изображён. Служим и поклоняемся Тому, Кто изображён на иконе, а икону почитаем. Иоанн Дамаскин тщательно различает относительность почитания, выказанного материальным символам, и абсолютность служения, подобающего Одному лишь Богу.

Когда мы ставим фотографии своих родных себе на стол, мы не на бумагу с красками смотрим, а на своих родных. И если мать прижимает к груди фотографию сына или дочери, не краски или бумажку она хочет прижать. Так же и иконы суть «открытые книги, призванные напоминать нам о Боге», по словам Леонтия Неаполитанского. И о Его присутствии говорят иконы в наших домах, машинах и особенно — в храмах.

Заходя в храм, человек оказывается в присутствии святых, Богородицы и Самого Бога, изображения которых видит в росписи, иконостасе. Всё призвано возводить человека к Нему: вот мы стоим, выше — апостолы, столпы Церкви, святые, ветхозаветные пророки. Рядом с нами наша Заступница — Богородица, и над всеми нами — общая Цель и Радость, Смысл и Упование — Христос.

До Торжества Православия ещё далеко — оно произойдёт только в 843 году, спустя 56 лет. А вот период Семи Вселенских Соборов завершён. Они имеют не историческое, а жизненно важное для самого существования Церкви значение. Православные называют себя «Церковью семи Соборов», но это не значит, что творческий потенциал Церкви исчерпан. В эпохе Соборов видится великая эра богословия, Священное Предание, которое наряду с Библией принимается в качестве мерила и правила жизни при решении новых проблем, возникающих в каждом поколении.

Цитата дня

«

Терпящих обиды защищает Бог.

»

Горловская и Славянская епархия. Все права защищены.

Rambler's Top100