Московский ПатриархатУкраинская Православная Церковь

Официальный сайт

Анастасия Бондарук

Цели и задачи воскресной школы в современном обществе

Педагогика — наука о воспитании человека, о целенаправленном формировании сознания и поведения, соответствующего сознательным установкам. Педагогика рассматривает цели, задачи, методы воспитания, дает понимание роли воспитания в жизни общества и влияния общества на цели воспитания.

Поведение человека, его жизненные установки, его душевные качества формируются в соответствии с теми целями, которые ставит сознание. А значит, в педагогике имеет ключевое значение система ценностей, философия, понятие идеала. Педагогика обращается к человеческой душе. Поэтому вполне закономерно говорить о христианской педагогике и ее целях, которые, в соответствии с христианским идеалом, кардинально отличны от целей педагогики атеистической. Последняя, отрицая душу и жизнь духа, тем не менее, призывала воспитывать силу духа, для построения коммунизма — рая на земле. В. Зеньковский пишет, что: «Именно в Боге человек раскрывается как личность, осознает себя, свою сущность и назначение. Поэтому именно религиозная педагогика может поставить истинные цели для верного развития души ребенка». Попытаемся сформулировать эти цели.

Рассмотрим ключевые понятия педагогики и их христианскую трактовку: воспитание, образование, просвещение.

Известный русский педагог И. Скворцов в «Записках по педагогике» говорит: «Слово „воспитание“ слагается из слова: „питание“ (снабжение организма пищею, необходимою ему для развития) и приставки „вос“ (вверх, в вышину) — питание ребенка до достижения им полного возраста. Так как человек состоит из тела и души, и последняя составляет величайшую часть человеческого существа, то и слово „воспитание“ применяется главным образом к духовному развитию человека».

Итак, воспитание неразрывно связано с Церковью, ибо в ее таинствах человек получает благодать Святого Духа, которая питает его душу. Питать душу могут и другие силы, и тогда в ней станут произрастать: корысть, прагматизм, самоутверждение, гордость — качества неприемлемые для христианина, как не приемлемы и системы образования, стремящиеся воспитать подобные качества в детях.

«Смысл воспитания органически зависит от смысла человеческой жизни, а смысл человеческой жизни — от основ, на которых он почивает, и от главных жизненных целей. От этого зависит не только само воспитание, но и воспитательные методы… Как придать воспитанию целостность смысла и содержания? Очевидно и ясно одно: достигнуть этого можно только в открытии, обретении истинных основ воспитания и его главной, конечной цели. Для христианского же переживания и видения действительности эти основы — преимущественно антропологические, христологические, теоантропологические и экклезиологические. Что это значит? Это значит, что необходимо вернуться к истинной антропологии, … чтобы стало понятно, чем нужно воспитывать и питать это существо, чтобы оно могло постичь свое истинное назначение» (митрополит Амфилохий (Радович).

Слово «образование» произошло от слова — образ. Бог создал нас по Своему образу. «Существо человека, верховная его сила, которою он отличается от всех земных животных, которою он равен ангелам, дух его, есть образ существа Божия; свойства духа человеческого служат в состоянии непорочности своей, подобием свойства Бога, Который, начертав всемогущею десницею Своей подобие на человеке, пребывает превыше всякого подобия и сравнения» (святитель Игнатий Брянчанинов). Святые отцы учат нас о том, как важно для человека понять свое достоинство.

В результате грехопадения человек утратил гармонию между душою и телом и вместо закона ума в нем воцарился закон похоти. Но Бог и здесь не оставил свое творение, спасая его через Сына. При крещении восстанавливается падшая природа, очищается образ, человек рождается в жизнь вечную водою и духом. «Красота подобия восстанавливается Духом… Она развивается, усовершается исполнением евангельских заповедей. Образец этой красоты, полнота этой красоты — Богочеловек, Господь наш Иисус Христос». (святитель Игнатий Брянчанинов).

Святоотеческое наследие призывает человека не исказить себя, не превращаться в подобие бессловесных. Поэтому с христианской точки зрения в основе образования лежит уподобление Богу, где подобие — наши душевные качества, их исцеление от греха, приобретение святости. Образование всегда значит движение от несовершенного к совершенному. В словах свт. Афанасия Великого: «Бог стал человеком, чтобы человек стал Богом» содержатся основы и цели образования.

Митрополит Амфилохий (Радович) делал выводы о том, что образование — возрождение и обновление образа Божия в человеке, его раскрытие и развитие. Изучение наук без знания основной науки — науки о спасении, не пойдет на пользу человеку, если не имеет он понятия об истинном добре, о нравственности и чистоте. Все его научные изыскания могут, в этом случае, послужить во вред человечеству (пример этому — все новые и новые виды оружия, создаваемые учеными). «Потому и образующееся юношество более всего пусть знает и помнит, что оно от грешнаго корня произошло и само подвержено всяким грехам, и это знание полагает в основу всех других знаний и, зная много, пусть не надмевается, а старается более всего об очищении плоти и духа» (св. Иоанн Кронштадтский). Христианская педагогика призвана помочь детям найти в себе и укрепить волю к обожению, которое есть цель христианской жизни.

«Был Свет истинный, Который просвещает всякого человека, приходящего в мир» (Ин. 1,9). В молитве св. Василия Великого ко Святому Причащению читаем: «…и да будут ми святая сия во исцеление, и очищение, и просвещение, и сохранение, и спасение, и во освящение души и тела; во отогнание всякаго мечтания, и лукаваго деяния, и действа диавольскаго…». Просвещение от Бога, а диавол пытается мешать этому просвещению. У св. Иоанна Дамаскина говорится: «…но приими мя, якоже оныя, и просвети моя душевныя чувства…». Господа мы называем «Солнцем правды», «Светом истины», которой просвещает наши души затемненные грехом. В западном понимании понятие «просвещение» — это система знаний, изучение наук, законов природы. Разницу эту подчеркивал Иоанн Кронштадтский: «Современное ложное просвещение удаляет от истинного света, а не приближает к нему. А без Христа тщетно все образование».

Процесс обучения — процесс передачи ребенку системы знаний. Ошибкой будет поставить этот процесс «во главу угла» в христианской педагогике. «Но возникает вопрос: может ли такое эмпирическое, интеллектуальное образование дать истинный смысл воспитанию человека? Прежде всего довольно ли его, чтобы дать человеку, как главному предмету воспитания и образования, смысл и цель жизни?» (митрополит Амфилохий (Радович).

В итоге, целями и задачами христианской педагогики являются введение ребенка в церковную жизнь, приобщение ее таинств, научение хранить в себе благодать и стремиться к истинному свету — ко Христу. Это называется воцерковление.

Ведь «Церковь, Тело Богочеловека, — это „мастерская“ спасения, преображения, образования и обожения» (митрополит Амфилохий (Радович). Но Церковь это и тело Христово и сообщество верующих в Него людей. Итак, необходимо дать ученику основы христианской культуры, основы взаимоотношений между людьми, которые заповедал нам Господь. Митрополит Амфилохий Радович подчеркивал, что человек по своей природе не только индивидуум, он предназначен для союза; поэтому и воспитание его должно иметь не только индивидуальный, но и общественный характер и смысл.

Воскресные школы являются сейчас теми очагами, где возрождается христианская педагогика. Хорошо если учеба в воскресной школе затронет всю семью. Ведь семья есть «малая церковь». В ребенке должна формироваться не абстрактная любовь к дальнему ближнему, а деятельная — к самому близкому ближнему.

Эти задачи можно назвать первостепенными.

В виду того, что школа неотделима от исторической ситуации, в которой находится, от жизни своих современников, от того, что влияние «духа времени» происходит зачастую помимо человеческой воли, в процессе преподавания возникают дополнительные трудности. Трудности эти рождают задачи второстепенные, но их не- знание может повлечь серьезные последствия.

Попытаемся определить основные черты современного общества, какое влияние оказали они на современную педагогику и с чем (в связи с этим) приходится сталкиваться православному педагогу.

Отделение педагогики от православной антропологии привело к тому, что общество утратило четкое понимание того, что такое человеческая личность. Отвергая христианское учение о человека, обществу пришлось начать изобретать свой взгляд на феномен человека. В частности, психология продолжает предоставлять большой набор гипотез, а так же методик, порождаемых этими гипотезами. Однако, как пишет светский психолог Чепмен: «Одна из центральных проблем, связанных с оценкой эффективности методов, используемых пионерами различных направлений психотерапии 20 века, заключается в том, что мы не знаем, что в действительности происходило во время проводимой ими психотерапевтической работы (на которой, собственно, и основывались многие из сформулированных ими теоретических положений) … на сегодняшний день имеется огромное число разнообразных, противоречащих друг другу теорий и методов психотерапии, и мы при этом лишены возможности провести их объективную научную оценку».

Люди отодвигались от Христа, а следовательно, отодвигались от христианских ценностей, от мира, от других людей. Мир приходит к тому, что: «Человек есть лишь то, что сам из себя делает» (Ж.-П. Сартр). «Нового человека влечет не самоотречение, а самоутверждение. Он не соотносит себя с миром, а мир с собой. Его основное чувство — боязнь одиночества, изначальный страх вместо изначального доверия. Страх заставляет его добиваться везде господства. Его обуревает воля к власти. Он взирает на мир, как на хаос, который он должен — сначала еще по воле Бога, а потом самовольно — укротить и оформить. Его главные ощущения колеблются между недоверием, страхом и высокомерием. Чтобы властвовать, он должен разделять. „Divide et impera“ („Разделяй и властвуй“), — так мир утрачивает свое единство, уступая силам разделения» (А. Рогозянский). Да и само провозглашение себя главной ценностью приводит человека к разделению с другими. Между тем, желание значимости признается психологами одним из важных мотивов человеческого поведения, т. е. одной из целей человеческой жизни.

Если христианская философия зовет людей к любви, к милосердию, служению ближнему, говорит об иерархичности созданного мира, то воспитанный в отрыве от христианства прагматизм говорит, что мир существует для удовлетворения человеческих потребностей, и хорошо то, что можно использовать в своих целях. Отношение к идеалу и ценностям тоже меняется. Возникает плюралистическая система ценностей. Каждый человек имеет право на свою истину. Понятие иерархии кажется устарелым. Мир, подчиненный всемогущему Богу, — такая картина несовременна. Сама идея послушания утрачивает свою ценность. Конечно, все эти установки не обошли своим влиянием и педагогику. Утрачивает свое значение понятие авторитет. Родители и педагоги зачастую впадают в фамильярность, пытаясь «быть своими». Понятие дисциплина становится старомодным. Ребенку предоставляется свобода. Развитие его природных способностей считается основной задачей. При этом забывается, что одна из основных природных способностей ребенка — способность ко греху.

«Однако настоящая любовь к детям неотделима от чувства ответственности за детские судьбы и, следовательно, от иерархических отношений. Взрослые, говоря о свободе и равных правах ребенка, попросту утверждают свою собственную автономию: коль я уважаю свободу другого, уважайте и вы мой суверенитет. Позиция невмешательства в детскую жизнь становится во многом нарочитой, как бы заискивающей перед ребенком, переходя время от времени в открытый педагогический анархизм» (А. Рогозянский).

Постулат о том, что мир существует для блага человека в отношении ребенка выглядит как: мир для блага ребенка. Ребенок должен только получать знания, больше никаких требований к нему не предъявляется. Когда я спросила учеников одной из воскресных школ в возрасте 11–12 лет, какие домашние обязанности на них лежат, ответ многих был: «Учиться, больше ничего». В результате возникает совершенно иной мир, особый мир молодежной культуры. Взрослеть и нести ответственность в нем никто не стремится. Стремятся уйти от реальности — компьютер, телевидение, наркотики. «Начиная уже с 5–7 лет, дети настолько активно и жадно впитывают уроки окружающей социальной среды, что даже в случае, когда родители и школа готовы приложить все старания, чтобы создать тесный контакт с воспитанниками, сделать это бывает весьма сложно. Если ребенок имеет свободный доступ к телевизору или компьютеру, если его общение со сверстниками во дворе занимает много времени, можно вообще говорить, что любые попытки педагогического руководства будут неэффективными, так как сознание воспитанника целиком смещено в иную смысловую реальность, сильно отличающуюся от реальности взрослых.

Внешне взрослые и дети продолжают существовать в общих рамках пространства и времени, однако разницу двух параллельных миров может со всей очевидностью ощутить каждый, кто решит понаблюдать за современными подростками в их свободном общении между собой.

Дело усугубляется тем, что весь этот пласт молодежной реальности создает „под себя“ не само молодое поколение — у него вообще нет сил и опыта для какого-либо широкомасштабного и конструктивного творчества. По странной, настораживающей логике современного мира его генерируют именно взрослые, развивая и ставя на солидную профессиональную основу поп- и шоу-культуру, индустрию развлечений для молодежи. Ситуация выглядит парадоксально: поколение старших, родителей, само делает все возможное, чтобы упрочить явление детского сепаратизма, активно эксплуатирует протестные и агрессивные настроения молодежи. Иначе как диавольской затеей этот парадокс не назвать». (А. Рогозянский)

Трудолюбие также считается в молодежной среде пережитком. Оно не было воспитано с детства, а мир многофункциональных машин говорит: «Нажми на кнопку — получишь результат», и констатирует: «Тебе больше не к чему стремиться».

Естественно, что все эти проблемы перешагнули и через церковную ограду, а значит, и за порог воскресной школы. Разрозненные семьи, избалованные достатком дети. Детский и взрослый эгоизм. Потребительское отношение к вере, к Церкви, к воскресной школе. Многие родители обращаются с просьбой о помощи, т. к. не могут найти взаимопонимания со своим 5-6-летним ребенком. Мир ребенка становится далеким от мира родителя. Если еще в детском возрасте ребенок, отвечая на просьбы родителей, идет в воскресную школу, то «наступает подростковый возраст, просыпается осознание себя как личности, расширяются контакты с окружающим миром, этот мир начинает захватывать подростка и вся церковность куда-то исчезает» (И. Н. Мошкова, канд. психологических наук, директор воскресной школы). В воскресную школу часто приводят детей, для которых родители не являются авторитетом.

Не все родители сразу понимают важность своего активного включения в жизнь класса, в жизнь школы. Решение этого пласта проблем и является второстепенной задачей воскресной школы. Общими словами ее можно обозначить как: ограждение ребенка от влияния «духа времени» и помощь родителям в понимании последствий этого влияния.

Воцерковление и христианское православное воспитание ребенка — задача не одного года и даже не всего школьного периода. Главное для воскресной школы — создать атмосферу любви и доверия к Церкви, заложить основы понимания жизни Церкви, пробудить в ребенке желания отдавать себя на служение. Посеять в его душе те зерна, которые при заботливом отношении к ним дадут хорошие плоды.

Изложим опыт работы в младших классах воскресной школы (дети 5–7 лет).

1. Метод диалога. Дифференцированный подход.

Знакомство с детьми хорошо начать с наблюдения. Полезно давать каждому ребенку высказаться во время урока. Ребенок открывается и это помогает преподавателю лучше узнать и понять его, установить взаимопонимание. Если преподаватель будет использовать метод диалога, то он быстро поймет в какой форме нужно давать ту или иную информацию детям.

Иногда у детей можно встретить несерьезное отношение к занятиям. Их привели сюда родители, и дети пришли, чтобы просто отбыть время. Если ребенок из невоцерковленной семьи, ему вообще трудно понять, куда его привели. С такими детьми нужно беседовать отдельно. Спрашивать, что им понравилось на уроках, что им интересно в жизни. Дать понять ребенку, что его здесь ждут. Не сразу нужно говорить с детьми о Боге, а только после того, как они научатся вниманию, сосредоточенности.

2. Интонация — устанавливаем контакт.

Интонация имеет очень большое значение. При работе с детьми дошкольного возраста интонация преподавателя должна меняться в соответствии с тем, о чем он рассказывает — это помогает удерживать внимание ребенка. Речь преподавателя должна быть нетороплива.

3. Уроки по Закону Божиему — ищем правильный подход.

Священная история на этом этапе дается фрагментарно. Основные моменты, которые будут понятны ребенку. Если какой-то материал нужно запомнить, хотя бы основы, хороший метод — попросить детей нарисовать услышанное. «Дети пяти лет вполне готовы воспринять просто изложение библейского рассказа о сотворении мира. Ребенок может принять активное участие в этом рассказе; например, попросите его закрыть глаза, чтобы „представить“ тьму, которая была до того, как Бог сотворил свет, а затем открыть, чтобы „представить“ свет. Дайте им потрогать листики, цветы, семена; ребенок может изображать, как двигаются разные животные, как летают птицы.

Можно рассказывать о том, как Бог заботится о нас. Таков, например, рассказ о Ноевом ковчеге, то есть о том, как Бог спас Ноя, его семью, животных, как голубь улетел и после окончания потопа вернулся с зеленой веточкой. Этот рассказ можно разыграть в лицах. Детям понятны истории о Моисее в тростнике и об Иисусе Христе, усмиряющем бурю». (С. С. Куломзина).

«Детей важно научить удивляться естественным событиям. Например, слова Библии: «И сказал Бог: да произрастит земля зелень, траву, сеющую семя по роду ее, и дерево, приносящие плод» — обретут для детей больше значения в том случае, если мы покажем им эти процессы. В классе можно выполнить простые опыты, можно показать фильм о росе растений. Так же можно проиллюстрировать другие аспекты творения. Дети могут нарисовать плакаты, рассказывающие о воде, о значении огня, атмосферы и т. д. Учителю полезно ознакомиться с учебниками по естественным наукам для тех же классов и, используя учебный материал, с некоторой долей фантазии проиллюстрировать историю творения. Это поможет ребенку преодолеть пропасть, отделяющую то, что он узнает о мироздании в храме, от того, чему его обучают в школе, пропасть, с которой начинается превращение религии в «изолированную комнату», «воскресное знание» — не имеющее ничего общего со знанием «будничным». (С. С. Куломзина).

Давать слишком много жизнеописаний святых в этом возрасте нецелесообразно.

Не стоит давать много новых понятий и незнакомых слов на одном уроке.

4. Язык притч и образов — корректно, красиво, доступно.

Для объяснения таинств хорошо использовать язык притч, образов: «Это похоже на…». Образы можно найти в святоотеческой литературе. Даже удивительно, насколько понятны детям слова святых отцов.

5. Обсуждение жизненных ситуаций, чтение рассказов — пусть сердце примет то, что познал ум.

Необходимо чтобы ребенок понял, как он может применить изученное в своей жизни. В этом помогают рассказы, например, о нравственности, молитве и особенно молитве совместной, обсуждение жизненных ситуаций близких и понятных ребенку. «Он должен почувствовать, что ощущают другие люди, должен научиться состраданию и дружбе, прощению и взаимопомощи. Преподать этот опыт можно через рассказы, подготовленные так, чтобы ребенок почувствовал себя участником описываемых событий. Понять смысл рассказа часто помогает спонтанное разыгрывание детьми его как пьесы». (С. С. Куломзина)

6. Сказки — рамки для фантазии.

Известный философ И.Иванов пишет о важности сказок для православного воспитания. Если лишить ребенка сказки, то он начнет фантазировать в области священной истории. Перед чтением сказок необходимо объяснить детям в чем разница между сказкой и например, историческим рассказом, что такое вымысел, фантазия и кто такие сказочные персонажи. К сказкам нужно относится избирательно. Неполезны сказки, где автор пытается использовать вымышленные «религиозные» чудеса: говорящие иконы, превращение свечи в ангела и т. п.

7. Уроки труда — преодоление препятствий, воспитание отзывчивости, борьба с эгоизмом.

Уроки труда, рукоделия несут в себе важное воспитательное значение. Ребенок развивается и учится трудиться. Он сталкивается со своим неумением, своими немощами и в начале протестует, но потом учится смиряться. Ребенок учится с помощью труда преодолевать препятствия. Для проведения уроков труда вместе с родителями задания нужно вбирать немного сложнее. Родители с радостью помогают своим детям, но их первое стремление — сделать все за ребенка. В этом отношении их нужно удерживать. Многие быстро находят общий язык, но некоторые дети настолько пассивны, что даже не пытаются делать что-то сами. Нужно проводить разъяснительные беседы с родителями.

Такие уроки помогают объединению родителей и детей.

На уроках труда можно сделать кормушки и поручить детям в течение зимы следить за тем, чтобы в них был корм. Домашним заданием может быть: поливать цветы, помогать родителями ухаживать за домашними животными. В заботе о природе в детях воспитывается ответственность, отзывчивость, доброта. Совместная забота о природе помогает объединению семьи.

На уроках труда дети могут самостоятельно сделать подарок родителям. На трапезе детям можно предложить помочь мамам убрать со стола, угостить своих мам печеньем и проверить, есть ли у них чай. Иногда можно услышать такие реплики: «Мама иди сюда, возьми себе печенье». Не следует морализировать по такому поводу, лучше деликатно исправить ребенка, предложив ему встать самому. Иначе ребенок замкнется или решит, что это контрольная работа. С малых лет нужно учить ребенка почитанию родителей и заботе о них. Родителям тоже важно объяснять, что детский эгоизм, если с ним правильно не бороться, сам собой не исчезнет.

8. Совместные уроки рисования и творчества — опыт сближения. Учимся договариваться.

Помогает обратить ребенка в сторону другого совместный рисунок. Ребенок учится договариваться, общаться. Многие дети находят общий язык. Но некоторые, даже не предпринимают попыток к сближению, рисуя на своей части листа. Им тяжело понять, что значит рисовать вместе. Их нужно поправлять, но корректно. Совместная сказка также помогает детям учиться дружить. «…мы предлагаем самое простое строительство бумажного города (не дома — города!), где есть храмы, улицы, речка, дома, школа, и этот город строится всей группой, — эгоистическое пространство ребенка невольно соприкасается с пространствами других детей, расширяется и перестает быть болезненно единственным. Если же каждый будет стараться увязывать свою малую часть постройки со всем остальным, то дети непременно ощутят радость соборного единения. Под чутким руководством учителя такое учебное действие может стать незаменимым опытом совместного существования, что для христианина является очень важным. Не забудем, что борьба с собственным эгоизмом намного тяжелее, чем исполнение внешних обрядов, — поэтому будем учить детей терпимости и братству. Для этого целесообразно в дошкольном возрасте давать детям мастерить одну большую поделку на всех, одну постройку, рисовать одну картинку». (Л. В. Сурова)

9. Уроки музыки, прогулки на природе — процесс воспитания вкуса.

Важно прививать ребенку вкус: хорошая музыка, красивая природа, деликатность и вежливость в отношениях. Если ребенок имеет понятие о красоте, столкнувшись с дисгармонией: грохочущей музыкой, захламленной мусором лесной лужайкой, грубой руганью, он отвергнет их. «Не учивши дитя, можно вырастить круглого невежду, но если его не воспитывать, то оно воспитается собственными средствами. И вся разница будет заключаться в том, что оно может воспитаться дурно, тогда когда могло бы воспитаться разумно и правильно. Словом, от образования некоторого взгляда на вещи, правильного или неправильного, от основания своего рода нравственного кодекса вы его не убережете» (Н. И. Пирогов)

10. Игры — учимся учится, общаться. Кто из нас главнее?

Игры учат детей правильно строить свое общение, а совместные игры с родителями объединяют семьи. В начале учебного года, когда были набраны новые дети, наблюдалась такая картина: дети не хотели играть. Мамы жаловались, что во дворе сейчас почти не играют в обычные детские игры. Потом, когда детям удалось перешагнуть этот барьер, им пришлось бороться с другими трудностями: каждый хотел быть ведущим, а если не получалось, то: «Мне эта игра не нравится. Я пошел играть в свою игру». Потребовалось около полугода, чтобы объединить детей в игре. Но потом, когда приходили новые дети, они быстро включались в слаженный коллектив.

Игры помогают педагогу в организации учебного процесса (подробно об этом смотри в разделе «Игры — процесс обучения и общения»).

11. Беседы с родителями.

Мы учимся быть родителями у своих родителей и если не воспитывали нас в вере, то трудно и нам быть достойными воспитателями. Родителям тоже нужно помочь. Необходимо проводить беседы для них: по Закону Божиему, по православному воспитанию.

12. Совместное причастие.

Дети учатся участвовать в евхаристической жизни Церкви. «Таинство это реально и действенно, но это не означает, что ребенок может его рационально принимать. Он может понять, что имеет дело с чем-то особенно важным, особенно святым, исходя из благоговейного отношения к Таинству родителей и всех собравшихся. Объяснение же вполне можно свести к тому, что Святое Причастие — это священная пища, которую нам дает Бог. Можно добавить, что эту пищу Иисус Христос дал Своим ученикам, когда последний раз трапезовал с ними, и что как бы Он Сам дает нам ее, когда мы причащаемся. Попытки объяснить маленьким детям слова „Примите, едите, сие есть тело Мое…“ и „Сие есть Кровь Моя…“ могут окончиться катастрофой. Я помню случай, когда искренние, но неловкие попытки учительницы объяснить маленьким детям значение Причастия завершились болезненной сценой: напуганные детишки в воскресенье отказались причащаться». (С. С. Куломзина)

Ошибки родителей:

1. Самое распространенное заблуждение: воскресной школы достаточно для воцерковления ребенка. Нет. Этого недостаточно. Если семья не живет жизнью Церкви, если ребенок не видит в родителях стремления ко Христу, его путь к воцерковлению будет очень тяжелым. Опыт показывает, что в семьях, где совместно совершается утренняя, вечерняя молитва, молитва перед едой, дети знают молитвы с раннего возраста, они хотят молиться. Это естественно для них. К сожалению родители, сами будучи недостаточно воцерковлены, требуют от детей совершенства в духовном делании. Часто можно слышать: «Ну почему мой ребенок так плохо стоит на службе. Я ему много раз объясняла, как это важно». Во-первых, ребенку вся служба еще непонятна и тяжела. Во-вторых, возникает вопрос: «А как Вы стоите на службе. Понятно, что не вертитесь и не балуетесь, но что делает Ваш ум, Ваше сердце». Серафим Саровский говорил, что спасаясь сами, спасаем вокруг себя тысячи.

2. Второе заблуждение: ребенка нужно как можно больше питать церковными впечатлениями. Для него это полезно. Иногда на урок приходят дети, которые успели побывать на ранней литургии, побывать в пещерах (1,5 часа). Мама удивляется, почему ребенок капризничает на уроках. Ребенок элементарно устал и физически и душевно. Необходимо учитывать, что современные дети слишком загружены. В рамках класса было проведено анкетирование, результаты которого показали, что 80% детей посещают кроме садика и школы дополнительные кружки. Иногда бабушки, приведшие ребенка в воскресную школу, сообщают, что с трудом забрали внука у неверующих родителей. Родители просили хотя бы в воскресенье побыть вместе с ребенком. Иногда мамы рассказывают, что дети просят: «Мама, дай мне хоть в воскресенье поспать». В таких случаях, нужно общими усилиями находить меру. Скорее всего, что от какой-то нагрузки нужно будет отказаться. «И как часто бывает, что молодая благочестивая мама, еще не стяжав должного рассуждения, еще не обретя покойного, мирного расположения духа, еще болея, так сказать, духовным большевизмом, свое дитя укладывает в прокрустово ложе псевдоблагочестивых установок, усвоенных наскоро, но не проверенных жизнью» (прот. Артемий Владимиров).

3. Нужно помнить о том, что Господь никого не насилует. Не должны и мы выступать в роли диктаторов для детей. «Милости хочу, а не жертвы» — говорит нам Господь. Господь даровал человеку свободу выбора. Родители должны найти ту меру, которая позволит им не быть слишком требовательными, но и не впадать во вседозволенность.

Ошибки преподавателей:

1. «Но самая большая опасность в дошкольной христианской педагогике — это все-таки превратить Священное Писание, рассказ о Христе в красивую, но далекую сказку, а саму церковную жизнь преподнести как традиционный и наиболее разумный распорядок жизни. А сколько именно таких примеров! Мы ни в коем случае не должны им следовать: христианство нельзя сводить к внешнему укладу жизни, оно, прежде всего, есть новый человек с особым благодатным устроением души. Поэтому-то и начинать христианское воспитание нужно с гармонизации внутреннего мира детей, с постепенного выстраивания в их сознании православного мировоззрения, а не с приучения к внешним правилам поведения в храме или во время трапезы. Нужно искать особую систему доверительного диалога с детьми, только в этом случае педагог будет иметь возможность слышать, что происходит в душе ребенка, сопереживать и служить ему своими советами и реальными делами». (Л. В. Сурова)

2. В погоне за «интеллектуальным православием» преподаватель может невольно способствовать развитию в детях двоедушия. В таких случаях объем их знаний не соответствует душевным силам и жизненному опыту ребенка. Ребенок знает, как надо, но ему не под силу, да и не время это выполнять. Когда объем знаний становится чрезмерным, ребенок уже и не пытается использовать их. Ребенок разделяет школу и жизнь. Он учится жить по законам мира, отвечая правильно на вопросы учителя воскресной школы.

«Учитывая, что ребенок в этом возрасте все с ходу повторяет, у нас возникает соблазн быстро научить его правильным понятиям о Боге, мире и человеке, дать точные церковные определения, рожденные Божественным Откровением в союзе с человеческой мудростью. А делать этого категорически нельзя. Так как никакое чужое определение, если оно по-настоящему не востребовано сердцем человека, не может быть принято. Опыт открытия и уяснения некоторых истин жизни нужно каждому обрести самому. И маленький ребенок открыт для опыта, соответствующего его возрасту и разумению. Именно об этом должен помнить педагог. Сенека писал, что можно говорить только слушающему, хочется добавить — спрашивающему и вопрошающему, ищущему ответа на свои вопросы» (Л. В. Сурова).

«Религиозное воспитание детей в этом возрасте часто осложняется и тем, что мы склонны преподносить религиозные наставления, не стремясь увязать их с тем, что ребенок познает и воспринимает в обыденной жизни. Это ослабляет ощущение реальности Бога. Уроки воскресной школы остаются отвлеченным набором идей, знаний и информации; другой набор, часто более привлекательный и волнующий, ребенок обретает в мире школы, телевидения и среди друзей. Что, например, более реально для ребенка: библейские истории о чудесных исцелениях или его собственный опыт — доктора, прививки, больницы? Если Бог присутствует в исцелениях и отсутствует в повседневной медицине, ощущение реальности Бога в значительной степени слабеет». (С. С. Куломзина)

3. Рассказы о чудесах особенно доступны и понятны детям, и наилучшим образом способствуют укреплению веры. Но в этом вопросе нужно быть особенно трезвым, чтобы вместо веры не воспитать суеверие. Необходимо на доступном ребенку уровне рассказать, что есть истинное чудо, и что бывают чудеса ложные. Чудо можно ожидать, и даже просить, но его нельзя искать и тем более рассчитывать на него.

4. Профессор Осипов пишет еще об одном распространенном заблуждении: если человек находится на церковном служении, то это уже изменяет и улучшает его. На самом деле, если человек не стремится служить Христу, не дает в себе, своими усилиями места благодати Святого Духа, то служит он своим страстям. Если человек находится на служении педагогическом, то его личная духовная жизнь отражается на детях.

5. Православный педагог должен понимать свою немощь перед Господом, свое недостоинство быть преподавателем. «Сегодня мы приступаем к детям с искренним, ясным сознанием и ощущением нашей духовной беспомощности. Мы признаем, что приобретенные нами земные знания — всесторонние, академические или частичные, фрагментарные — вовсе не гарантируют нам успеха. Не гарантируют оттого, что нас почему-то не слушают: мы хотим пробудить активность в слушателях, а они спят; мы хотим научить их не любить неправду, а они смеются над правдой. Мы воздействуем на их умы, но их сердца остаются холодными. Следовательно, земные знания должны быть погружены в нечто более существенное, важное, что составляет основу педагогического, воспитательского дела. Такой основой является благодатная сила Духа Святаго, которой причастен каждый крещеный человек. Эта сила явит в нас свое действие только тогда, когда мы восчувствуем полную свою беспомощность пред лицом Божиим, когда мы осознаем великую меру ответственности пред нашими учениками» (прот. Артемий Владимиров).

В заключение хочется сказать об отношении педагога к детям. Оно должно быть благоговейным. Хорошо помнить, что любой человек — образ Божий. Чутко, тактично и деликатно должен учитель подходить к детской душе и помнить, что «…без Меня не можете делать ничего». (Ин. 15, 5). Если педагог сам стремится к обожению, сам становится домом Духа Святаго, то сила Божия чрез него поведет за Собой и детей. Душа педагога станет примером для детских душ. И. Киреевский говорил, что в христианстве истина не доказуется, а показуется.

Источник: Сайт Синодального отдела религиозного образования, катехизации и миссионерства при Священном Синоде УПЦ

0

Цитата дня

«

Не столько могут раздражать Бога соделанные нами однажды грехи, сколько нежелание перемениться.

»

Горловская и Славянская епархия. Все права защищены.

Rambler's Top100