Московский ПатриархатУкраинская Православная Церковь

Официальный сайт

Екатерина Щербакова

Созависимость: болезнь, в которую не верят

СозависимостьВ редакцию нашего сайта пришло письмо от читательницы, чей муж длительное время употребляет алкоголь. Она пишет, что воцерковлена, молится, причащается, старается быть хорошей женой, но это никак не влияет на мужа. Уйти от него она не может, потому что в трезвом виде он хороший, к тому же всю жизнь прожили вместе. Муж тоже не хочет уходить. Женщине тяжело понять, почему она столкнулась с такой проблемой. В чём смысл этого испытания? Что ей делать?

Мы обратились за советом к Анне Петровне Пейковой, практикующему православному психологу из Донецка, которая десять лет оказывает помощь родственникам людей, страдающих разного рода зависимостями.

 

Алкоголизм — болезнь всей семьи

Созависимый человек — это тот, кто позволяет поступкам других людей управлять своей жизнью, и потому он одержим идеей их контролировать. Например, мать платит долги сына-наркомана, из-за чего у неё почти нет денег на жизнь. В результате она всеми силами пытается заставить его не брать в долг, что невозможно. Он продолжает занимать, мать платит и пытается предотвратить дальнейшие долги, но всё повторяется снова.

Созависимость — это когда человек не может предсказать, что будет в его семье завтра, но точно знает, что ничего хорошего. В отношениях отсутствуют здоровое равновесие и самоопределение, они словно состоят из двух полюсов: скупость перемежается с мотовством, вспышки гнева — с нежностью, любовь — с ненавистью. Тот или иной член семьи зависимого человека может испытывать сильный страх перед тем, кто кажется сильнее, и тут же дерзить кому-то из близких.

Созависимый человек не живёт своей жизнью, а существует для зависимого. Он становится функциональным придатком его зависимости, помогая ей развиваться. При этом созависимый возлагает ответственность за своё благополучие на других людей и становится жертвой их влияния — конечно, бессознательно.

Сейчас уже общеизвестно, что алкоголизм — это болезнь, а не просто грех или вредная привычка. Но, к сожалению, очень редко его воспринимают как болезнь семейную, которая может сказаться эмоционально и духовно на всех родных зависимого. Страдает вся семья, хотя употребляет один человек.

 

Жить жизнью другого

Жить с запойным пьяницей, не имея духовной поддержки, для большинства людей невыносимо. Они нервничают, раздражаются, возмущаются. Стыдясь того, что происходит в семье, пытаясь скрыть свои проблемы от окружающих, эти люди постепенно изолируют сами себя от общества. Рядом с ними становится меньше не только друзей, но и людей вообще. Проблемы остаются нерешёнными, они накапливаются и усугубляются, а даже выговориться некому.

Созависимый всё больше стремится вылечить своего зависимого, который продолжает употреблять. Он теряет себя и сам начинает зависеть от другого человека: от его состояния, настроения. Жизнь другого становится его жизнью. Жёны или мамы полностью посвящают себя обслуживанию болезни, утрачивают собственные интересы и здоровье. Всё их существование направлено на то, чтобы близкий перестал употреблять алкоголь или наркотики. Они контролируют, следят, предусматривают, предоставляют какие-то услуги. Вся их жизнь посвящена этому.

 

Это другие виноваты

Зависимость — следствие неспособности переживать свои чувства. Человек привыкает через употребление алкоголя получать обезболивающее для души. Можно привести такую аналогию: некто в детстве упал и сломал ногу. Ходит — нога болит. Вместо того чтобы обратиться к специалисту и выздороветь, он привыкает к боли, но однажды встречает человека, который говорит: «Зачем ты страдаешь? Прими таблетку — всё пройдёт!» Человек принимает таблетку, боль уходит, но как только заканчивается действие лекарства, нога болит опять. В итоге всё заканчивается не только эмоциональной, но и физиологической зависимостью: не употреблять алкоголик уже не может.

Зависимые отношенияЗависимость — это всегда невозможность жить без чего-либо или кого-либо. Это могут быть спиртное, наркотики, игра или нездоровые отношения — то, без чего человек себя уже не представляет. Это острая нужда в объекте, который доставляет удовольствие и расслабляет.

Люди, которые достаточно регулярно употребляют алкоголь и видят в нём источник веселья, радости и просто снятия излишнего напряжения, считают, что в силах в любой момент прекратить пить. Со временем они обнаруживают, что — нет, уже не могут взять и бросить. Это тиски, которые давят и не отпускают. Признать, что у него проблемы и ему плохо, алкоголик не способен, поэтому он перекладывает ответственность на близких. Провоцирует родных на гнев — раздражает, поддевает, — в результате чего они начинают на него срываться. Это даёт ему своеобразное алиби: «Как можно не пить, если со мной вот так? Вокруг плохие люди! У меня нет проблем с алкоголем — это другие виноваты».

 

Игра в свои ворота и надежда на чудо

Родные всё время переживают за алкоголика, боятся последствий его употребления, всеми силами стремятся их ликвидировать. Он занимает деньги — они отдают, он что-то разбил — они убрали, он заснул в луже — они подняли, принесли домой. В случае запоя звонят на работу начальнику, «отпрашивают», говорят, что заболел — чтобы не уволили. Когда алкоголик приходит в себя и ему рассказывают, как всё было, он не верит, потому что у зависимого человека избирательная туннельная память. Он запоминает только то, что ему выгодно — так его психика защищается.

Для алкоголика очень важно избежать последствий своего пьянства. Когда родственники подыгрывают ему в этом, у него нет причин менять своё поведение. В итоге семья, боясь последствий, скрывая их, невольно способствует дальнейшему развитию этой болезни. Они концентрируются только на пьющем: какой придёт? во сколько придёт? принесёт зарплату или нет? Такое отношение родных мешает зависимому заметить, что у него уже серьёзные проблемы с алкоголем: проблем нет, они решены другими, а значит, и нет ответственности за собственные действия.

Чтобы помочь алкоголику перестать пить, родственнику важно начать с себя. Если он не начнёт меняться, получится замкнутый круг: муж будет пить, жена — срываться. Потом он на коленях будет просить прощения, она посмотрит в его несчастные глаза, пожалеет.

У созависимого обычно есть надежда на то, что всё изменится. После конфликта зависимый может какое-то время не пить. Потом он решает, что свою вину этим воздержанием искупил. Его эмоциональное состояние не изменилось, ему всё так же плохо. В итоге вскоре он опять начинает употреблять.

 

Ал-АнонМожно ли справиться самостоятельно?

Самостоятельно такую серьёзную проблему решить невозможно. Я рекомендую группы Ал-Анон. Это не больница, не религиозная организация, не секта, а содружество родственников и друзей алкоголиков, которые собираются вместе, чтобы решать возникающие в их семьях проблемы. Эти группы взаимопомощи прекрасны тем, что человек выходит из социальной изоляции и попадает в общество людей, которые понимают его беду. Там его поддержат, расскажут, как выбраться из сложившейся ситуации. Там есть с кем разделить свои боль и переживания, есть у кого получить поддержку и опыт.

Как и у анонимных алкоголиков, разработана 12-шаговая программа, которая помогает развиваться. Она направлена на духовное развитие человека и не противоречит православию.

Группы возникли в 30-х годах ХХ века. Первые алкоголики стали собираться и поняли, что им легче преодолевать проблему, общаясь друг с другом. Когда они стали выздоравливать, то оказалось, что их родным легче не становится. Тогда по тому же принципу была создана программа для родственников выздоравливающих.

Если алкоголик или наркоман зависит от употребления алкоголя или наркотиков, то созависимый зависит от человека. В результате, если зависимый бросает употреблять, то родные теряют смысл жизни, и тогда им нужна помощь. Группы Ал-Анон её оказывают.

 

Невольный саботаж выздоровления

Мой опыт работы с созависимостью показывает следующее. Когда зависимый начинает выздоравливать, у него появляются друзья, интересы, какая-то деятельность. В этот момент родные оказываются в состоянии шока: в них больше не нуждаются. Они находятся в полной растерянности: ради чего теперь жить? В итоге родные могут начать контролировать выздоровевшего, преследовать и неосознанно подталкивать его к тому, чтобы он снова начал употреблять.

Заболевания зависимых и созависимых очень схожи по своей сути, просто первые зависят от вещества, а вторые — от человека. В обоих случаях работает один и тот же принцип. Ступени выздоровления очень похожи, только с созависимыми мы делаем акцент на исследовании взаимоотношений с другими людьми: как они работают, к чему приводят наши действия.

 

Помощь и поддержкаКак ноги лечат голову

Когда женщина живёт с пьющим мужем или сыном, у неё словно пелена перед глазами. Она всё время надеется, что он перестанет пить, делает одни и те же действия, не замечая, что они приводят к одному и тому же результату. У неё каждый раз возникает надежда на то, что случится какое-то чудо, которое не случается. Ал-Анон помогает увидеть реальность: тот прекрасный человек, который сейчас стоит перед вами на коленях, — алкоголик, и сам пить не бросит. Если не начать ничего менять в системе в целом, само ничего не изменится. Ал-Анон — не панацея, но если не обращаться за помощью к психологу, то это хороший способ решения проблемы. Он не требует денег, нужны только желание и силы.

Ал-Анон — независимая организация, которая никому не подчиняется и не принадлежит. Здесь могут приглашать психологов, но не в обязательном порядке, а по желанию участников.

Что ещё даёт группа: когда женщина сидит дома, замкнутая на хозяйстве и проблемах, ей, чтобы перезагрузить мозг, нужно куда-то выбираться, общаться с людьми. Однако оторваться от своего зависимого из-за большой тревоги за него довольно сложно. В группе она может хоть немного выдохнуть, расслабиться, поговорить с понимающими людьми. Здесь можно излить свои эмоции, переживания, получить поддержку и вырваться из контролирующего состояния, в котором она пребывает дома. Группы чрезвычайно нужны женщине, которая начинает выздоравливать. Ей обязательно надо начать ходить на них. Есть такой принцип: «Голова рассказывает, а ноги лечат». Голова может отговаривать, но нужно идти вопреки своему «не хочу». Особенно на первом этапе.

 

Только молитва не поможет

Билл В., один из основателей Анонимных Алкоголиков, говорит: «Любая семья, жена и дети, которые были вынуждены жить с алкоголиком в течение ряда лет, постепенно становятся нервно больными людьми с искалеченной психикой. Это неизбежный процесс».

Важно понимать, что проблема алкоголизма — общая. Она случается независимо от того, верующая женщина или нет. Это просто заболевание с определённой спецификой. Вопрос в письме звучит так, словно православные какие-то особенные. Это не так. Наоборот, православным порой приходится сложнее в решении проблем, потому что у нас параллельно с ними возникает много условностей. Если неверующему человеку просто подойти к психологу или врачу, то у православных возникает множество вопросов: а как это будет выглядеть с точки зрения религии, священника? А может, это мне за грехи? У нас барьеров больше. По факту же это проблема, которая просто существует в мире. Нужно правильно поставить вопрос: не «зачем?», а «что с ней делать?»

У автора письма тоже есть надежда на чудо, о которой я уже говорила, однако православные люди должны понимать один важный аспект: Бог дал нам свободу воли. Господь не может никого исцелить насильно. Мы, люди, — не боги, и от нас тоже мало что зависит. Молитвы, причащение — это всё не для мужа, а прежде всего для этой женщины. Безусловно, молиться — прекрасно и необходимо. И Бог, безусловно, помогает, но без решения человека исправиться или вылечиться Он ничего не сможет сделать. «Много может усиленная молитва праведного» (Иак. 5:16), поэтому надо сначала исправить себя.

Чтобы в семье начало что-то меняться, нужно измениться самой женщине. Для начала можно прийти в тот же Ал-Анон, узнать, что это за болезнь, как она влияет на зависимого. Чтобы решить проблему, нужно её изучить. Для этого надо обратиться туда, где ей занимаются. Молитву и причастие никто не отменяет, это всё прекрасно, но необходимо приложить также и иные усилия, иначе получается, что автор требует от Бога чуда. По сути, это значит искушать Бога.

Разрушительные привычкиАвтор письма — одна из многих, попавших в такую ситуацию. Ей нужно понять: хочет ли она действительно что-то изменить? Какие у неё стремления? Ведь созависимость — это как хронический стресс. У каждого, кто долго живёт с зависимым, стрессовый порог превышает норму адаптивности. Человек настолько привыкает к негативу, что его болевой порог понижается. Нужно очень сильно «стукнуть», чтобы он почувствовал боль. Созависимые настолько привыкают к стрессу и душевной боли, что на их преодоление уходят все силы. Возникают психосоматические заболевания.

Беда в том, что созависимые родственники несут в себе много горя. Алкоголик притупляет боль, выпивая, а женщины — переключая жизнь на другого человека. Поступают они так неосознанно, это их способ справиться с проблемой. Когда человек много контролирует, он таким образом уходит от своих переживаний. Переключаясь на другого, спасается от своей боли. Если же нужно от этого другого отойти, то придётся встретиться с чем-то, что очень пугает. Этого не хочется. Менее болезненно и более безопасно не встречаться с тем, чего боишься.

Помочь человеку можно только тогда, когда он сам этого хочет. Христос учит нас этому в Евангелии. Если же он пытается переложить ответственность на других и ждёт, что кто-то или что-то решит проблему вместо него, то ничего не получится. Так что автору письма отвечу так: нужно определиться с тем, чего вы хотите. Если есть желание решить проблему, то для этого есть все возможности.

 

Порой полезно проснуться в луже

Здесь нужно учесть ещё один важный момент. Чем больше мы снимаем ответственность с алкоголика, тем больше отдаляем выздоровление и усугубляем болезнь. Он должен почувствовать, что у него проблема. Если он проснулся в луже, то может спросить самого себя: а почему я здесь лежу? Если же очнулся в чистой кровати, то вряд ли задумается о том, что произошло.

Женщины в группах рассказывали, что когда их сыновья-наркоманы требовали денег на дозу, они отказывали и вызывали скорую помощь, которая отвозила тех в наркологию. Вкладываясь в употребление сына, они бы приближали его смерть. Так и с алкоголизмом: каждый раз, когда даём деньги, контролируем, прячем спиртное, мы делаем всё, чтобы отдалить у зависимого осознание проблемы и ответственность за неё.

Алкоголизм — прогрессирующая болезнь, которая в итоге завершается летальным исходом. Созависимость — тоже болезнь смертельная, но далеко не все это осознают. Она приводит к психосоматическим заболеваниям, которые истощают ресурсы человека. В какой-то момент он начинает чрезвычайно сильно болеть.

Чтобы начать выздоравливать, нужно перестать обманывать себя. Надо ответить на вопросы: в каком состоянии я сейчас нахожусь? Куда пойдёт моя жизнь дальше? Какой я вижу её через пять лет? Искренние ответы на них помогут осознать глубину проблемы. Но самое главное — это ваша решимость и желание всё изменить.

Куда обратиться с проблемой созависимости?

Вы можете обратиться в группы Ал-Анон в своём городе, их можно найти в интернете. Члены сообщества ответят на ваши вопросы, расскажут о программе, разъяснят, как и с чего начать.

В Донецке собрания групп помощи зависимым и их семьям проходят несколько раз в неделю в Николаевском храме по адресу: ул. Горбачевского, 43. По пятницам совершается молебен перед иконой Божией матери «Неупиваемая Чаша», после которого проводятся духовные и психологические беседы на темы выздоровления от зависимости и созависмости. На них каждый может получить ответы на интересующие вопросы.

В Горловской епархии собрания группы Ал-Анон проводятся при Николаевском храме Енакиево.

Адрес: г. Енакиево, ул. Ленина, 241.
Тел.: 38 (050) 037-22-58.
Расписание: среда — 13:00, суббота — 12:00.

 

История о победе над созависимостью

Мы поговорили с человеком, который столкнулся с проблемой созависимости лицом к лицу. Валентина рассказала, как усугублялась её болезнь, как проблемы родителей сказываются на детях, как труд и настойчивость помогают начать новую жизнь.

 

Алкоголизм«Я сделаю его счастливым, и он перестанет пить»

Моя история началась с того, что я вышла замуж за алкоголика. Все вокруг говорили мне: «Что ты делаешь, опомнись! Ты погубишь свою молодость!» Я никого не слушала, стояла на своём. Думала: они не понимают его, мой избранник — хороший, я сделаю его счастливым, и он перестанет пить. Будет выпивать по праздникам или рюмочку во время обеда — и у нас всё будет хорошо. Так началась наша совместная жизнь, которая длилась 45 лет. Поначалу всё было благополучно, весело, но я стала замечать, что в году слишком много праздников и выходных, а вот трезвых дней совсем мало. Постепенно складывалось так, что дни рождения переходили в выходные, затем в праздники. Потом начался сплошной «праздник жизни», где алкоголь стал главной составляющей.

У нас родился сын, и я заметила, что мне некогда им заниматься: всё внимание было занято борьбой с алкоголизмом мужа. Пыталась разговаривать с ним о вреде алкоголя, прятала бутылки со спиртным, выливала его в мойку, проверяла карманы, пакеты, сумки. Постоянно грозила, что подам на развод, но не делала этого. В компаниях постоянно контролировала количество выпитого им алкоголя. Делала всё, чтобы муж перестал пить. Нарисовала образ, каким он должен быть, и всё время пыталась изменить его. Но все попытки сделать это приводили к очередному скандалу, всплеску гнева, агрессии, ненависти. Он назло пил ещё больше, не слышал меня и меняться не хотел.

 

Спасти сына любой ценой

Пока я боролась с проблемой, подрастал сын. Наша деструктивная семья повлияла и на его жизнь. В 16 лет он попробовал и алкоголь, и наркотики, но я этого не видела. Может быть, даже не хотела видеть, боялась сталкиваться с реальностью, которая могла причинить мне боль. Мне было легче думать, что у меня очень хороший сын, все наговаривают на него, завидуют мне. Но реальность была налицо: стали пропадать вещи из квартиры — сначала его, позже наши с мужем, потом все подряд.

Он закладывал их в ломбард — я, естественно, выкупала. Он занимал деньги у знакомых и соседей — я отдавала долги. Он попадал в милицию — я его вытаскивала. Он не раз оказывался на грани жизни и смерти из-за передозировки наркотиков — я его спасала. Пыталась вести беседы, анонимно лечила, увозила на год в глухую деревню, водила к бабкам, экстрасенсам, гадалкам, но все мои попытки были тщетны. Он меня не слышал, продолжал употреблять алкоголь и наркотики, воровать, мошенничать.

 

Жизнь стала неуправляемой

Моя жизнь превратилась в ком постоянной тревоги. Муж задержался на работе — значит, обязательно будет пьян. Сын не пришёл вовремя — значит, укололся. Муж долго не пьёт — значит, скоро наступит запой. Тревога не покидала меня. Я во всём видела только плохое. Не знала, что такое быть удовлетворённой жизнью, радоваться. Причину поняла гораздо позже. Дело в том, что я жила жизнью не своей, а мужа-алкоголика и сына-наркомана. Если у них всё хорошо — то и я счастлива, ничего больше мне не надо. Думала, что лучше знаю, как нужно оперировать событиями, как правильнее вести себя. Была и скорой помощью, и милицией, пожарным. Всю жизнь стремилась изменить мужа и сына, потом — зятя, невестку. Пыталась навязать своё мнение дочери, куме, знакомым. Думала, лучше знаю, что им нужно для счастья, но это привело к тому, что я потеряла сон, а всю энергию направляла на других людей и их проблемы. Сама же становилась злой, нетерпеливой, болезненной, разражённой. Постоянно испытывала чувства страха и вины. Моя жизнь стала неуправляемой.

 

Я — больна?

Я потеряла контроль над собой. Каждый день скандалы, выяснения отношений, депрессия. Жить не хотелось. Всё время думала, что это из-за мужа и сына. Оказалось, что это результаты моей болезни — созависимости.

Помочь себе никогда не пыталась. В сообщество Ал-Анон я пришла, чтобы спасти сына, а на самом деле нужно было спасать себя. Я обратилась за помощью к священнику. Говорю: вылечите сына, он больной. После беседы с ним батюшка сказал: «Если он не хочет ничего менять — это его выбор. А вам нужно лечиться, вы больны». Я тогда очень обиделась: как это — я больна? Сына надо спасать! Но когда включилась в работу, то поняла смысл этой программы.

Обрести свободуЯ часто слышала от знакомых: «Что ты бегаешь на эти лекции психолога, на группы, слушаешь диски? Столько тетрадей исписала! Что это тебе даёт? Твои сын и муж как употребляли, так и продолжают, ничего не изменилось!» Но изменилось многое. Да, мои близкие не бросили алкоголь и наркотики, однако перемены произошли — со мной.

 

Полюбить себя и близких

Алкоголизм и наркомания — это болезни наследственные, неизлечимые, прогрессирующие, смертельные. Понимание этого дало мне возможность иначе относиться к мужу, сыну и зятю. Злоба, ненависть и раздражение сменились любовью, пониманием, состраданием. Да, порой не всё гладко, гнев кипит во мне, но я учусь им управлять, проживать его, не накапливать. Программа научила меня принимать себя и других такими, какие есть. Ещё — любить себя, заботиться о себе, нести ответственность за себя и свои поступки, а не за моих зависимых. И, конечно, не быть жертвой и не испытывать постоянно чувство вины за их поведение.

Благодаря программе я пришла в храм, смогла помочь сыну увидеть новую жизнь — без наркотиков. Он год провёл в монастыре, у него появилась возможность сравнить существование в дурмане с тем, как живут в обители. Он вернулся в семью, к нормальной жизни, нашёл работу. Но, не работая по программе «12 шагов», не освободился полностью от своей зависимости. Сейчас понимаю: это его выбор, его жизнь, а я могу изменить только свою. За него молюсь с любовью, терпимостью, состраданием.

 

Без волшебной таблетки

Я — член общества Ал-Анон уже 7 лет. Пришла в июле 2010 года. Программа помогла мне начать жить своей жизнью, наслаждаться ей. Замечать облака на небе, белку на ёлке, зелёную траву, осеннюю листву, и это здорово. Когда пришла в содружество Ал-Анон, то думала, что мне там дадут волшебную таблетку, я быстро пройду шаги — и мои близкие сразу перестанут употреблять, а я буду счастлива. В реальности задержалась здесь на семь лет, и действительно обрела и счастье, и радость, и покой. У меня появилось много друзей, которые в любое время могут прийти на помощь в нужную минуту, поддержать, найти нужные слова. Теперь я понимаю: шаги — это выход, они работают, но это труд на всю жизнь.

Когда не знаю, что делать, раздражена, а своеволие, ярость, гнев и отчаяние переполняют меня, я делаю первый шаг: признаю своё бессилие. Останавливаюсь, успокаиваюсь и читаю молитву: «Боже, дай мне разум и душевный покой принять то, что я не в силах изменить, мужество изменить то, что могу, и мудрость отличить одно от другого». Затем делаю второй шаг: верю, что есть сила, более могущественная, чем я, и у меня появляется надежда. После делаю третий шаг: препоручаю эту ситуацию Богу, и у меня рождается вера, что Он лучше знает, что делать в данной ситуации. Потом делаю десятый шаг: звоню спонсору (спонсоры — опытные наставники, которые поддерживают новичков, помогают им проходить «шаги» программы — прим. ред.) или другу, получаю их поддержку, делаю какое-то доброе дело — и появляется выход из ситуации.

Наладить отношенияЛюбовь и терпение постепенно становятся девизом моей жизни. У меня начали налаживаться отношения с мужем, мы стали понимать друг друга, сообща решать насущные проблемы, а главное — слушать и слышать друг друга без раздражения и злости, но в 2016 году он внезапно умер. Я воочию увидела, что алкоголизм — это смертельная болезнь. Решила, что не буду останавливаться на достигнутом. Продолжаю работать по программе, посещаю собрания, лекции психолога, читаю литературу. Пытаюсь применять полученные знания в своей жизни и главное — делюсь с другими людьми своим опытом, силами, надеждой на выздоровление. Я убеждена, что Ал-Анон лучше всего помогает тем, кто сам хочет себе помочь.

 

Новая жизнь

Я раньше верила в Бога, но не была воцерковлённой. Ходила в храм только по праздникам, чтобы освятить яблоки или воду. Программа помогла мне изменить отношение к вере, перевернула всю мою жизнь. Она показала мне её с совершенно иной стороны. Я стала иначе относиться к людям. Раньше была властной — и руководителем, и женой. Хозяином в доме была я. Когда осталась без мужа, то чётко увидела, насколько он меня дополнял. Мы были единым целым, просто нужно было находить точки соприкосновения. Но меня раньше этому никто не учил!

Программа помогает налаживать отношения с людьми. С ней я научилась чётко говорить «да» и «нет», проявлять свои чувства, любить. У меня были сложные отношения с мужем и сыном: и любовь, и гнев, и обида. А потом я поняла: как можно любить их, если не люблю себя? Благодаря Ал-Анону я научилась иначе относиться к сыну и жизни в целом. Это изменило меня. Сейчас я живу с надеждой, что мой опыт поможет тем, кто находится на первых этапах выздоровления.

Читайте также:

Анонимные алкоголики в Горловке

Цитата дня

«

Как ты можешь учить других, когда сам еще не победил в себе плотских и душевных страстей?

»

Горловская и Славянская епархия. Все права защищены.

Rambler's Top100