Московский ПатриархатУкраинская Православная Церковь

Официальный сайт

Екатерина Щербакова

Паралимпийский чемпион Александр Мащенко: Всё зависит от упорства!

Александр МащенкоСтатья в Википедии скупа на информацию: сообщает, что Мащенко Александр Сергеевич — «украинский пловец-паралимпиец, заслуженный мастер спорта. Паралимпийский чемпион 2000, 2004 и 2008 годов. Бронзовый призер Летних Паралимпийских игр 2012 и 2016 годов. Занимается плаванием в Донецком областном центре „Инваспорт“. Полностью слепой спортсмен».

В Международный день белой трости, отмечаемый 15 октября, мы расспросили нашего знаменитого земляка в подробностях, как он добился таких впечатляющих успехов, чем занимается после того, как завершил спортивную карьеру, какое место в его жизни занимает вера. Конечно же, мы не могли обойти вниманием проблемы незрячих людей и ситуацию, сложившуюся на Украине со спортом для людей с ограниченными возможностями.

 

Несчастье, изменившее жизнь

Родился я в небольшом городке Иловайске обычным здоровым ребёнком, никаких проблем со зрением у меня не было. Ничто не предвещало спортивных побед: учился в обычной общеобразовательной школе, спорт особо не интересовал. В девять лет со мной произошло несчастье: по совету старших товарищей я смешал общедоступные взрывчатые вещества, и эта смесь взорвалась у меня в руках. Получил сильные ожоги, врачи поначалу спасали меня именно от них. Когда поняли, что жизни ничего не угрожает, перевели в офтальмологическое отделение: глаза тоже были повреждены. Я потерял зрение. С того момента моя жизнь кардинально изменилась. Я тогда ещё не понимал, насколько глобальные перемены в ней произошли. Для родителей это был очень большой удар. Мне же казалось, что это болезнь, которая пройдёт через два-три месяца. Я был уверен, что меня выпишут — и всё в жизни продолжится, как прежде. Понимание того, что на самом деле произошло, приходило постепенно, в течение нескольких лет.

Два года я нигде не учился, моя жизнь протекала в больницах. В итоге оказался в Славянске, в специализированной школе для слепых и слабовидящих детей. В одной из больниц родителям сказали, что моё лечение может тянуться очень долго, и нужно продолжать учиться. До этого ни родители, ни я не слышали о существовании таких школ. Более того: мы не видели незрячих, не знали, где, как и чем они живут. Это был полностью закрытый для нас мир.

Когда я попал в школу, мне уже исполнилось двенадцать. Помню, для меня стало настоящим открытием, что среди незрячих есть юристы, музыканты, спортсмены, представители многих других профессий. Осознание того, что жизнь продолжается, очень вдохновило — словно повеяло свежим воздухом. Я взялся за образование с жадностью. Раньше учился без особого интереса и желания, а после двухлетнего перерыва появилась жажда к знаниям и учёбе. В школе началась моя новая жизнь. У меня до сих пор сохранились впечатления о том, как педагоги шли нам навстречу: могли приходить во внеурочное время, уделяли внимание, окружали заботой. Я окончил школу в 2005 году, но до сих пор помню всех преподавателей и очень им благодарен.

 

Новая жизнь и новые возможности

Тогда же, в школе, я пошёл в бассейн. Учитель физкультуры набирал туда детей, я решил попробовать. Будучи зрячим, не интересовался плаванием, не видел, как люди это делают, какие стили бывают. Оказавшись в бассейне, я услышал о нормативах, соревнованиях, и это всё меня невероятно заинтересовало. Уже через месяц после того, как впервые пришёл в бассейн, я участвовал в соревнованиях. Эти ощущения невозможно забыть. С них начался мой спортивный путь. Соревнования шли за соревнованиями, улучшались результаты. Медали, призы — всё это в детском возрасте придавало азарта, увлекало. Увлекло настолько, что двадцать лет — с 1998-го по 2018-й год — я жил спортом.

Александр МащенкоВ нашей школе была преподавательница, которая по воскресеньям водила желающих детей в храм. Кто хотел, мог исповедоваться, причаститься. А я не был крещён — мои родители, как и многие в те годы, не ходили в церковь. И вот в пятнадцать лет я принял Таинство крещения. Это случилось благодаря нашей преподавательнице. Она читала нам духовную литературу, рассказывала о православии — я до сих пор помню многое.

Всё остальное время у меня занимал спорт. Моя жизнь строилась вокруг него, я начал ездить на соревнования за границу, общался с большим числом людей, потому что сборы проходили в разных городах. Спорт хорошо дисциплинировал. В мою жизнь пришли постоянные тренировки, всё было строго: подъём, отбой по часам. У других школьников каникулы, они уезжают домой отдыхать — а у меня этого не было, надо было тренироваться. Однако я не считал, что чего-то лишаюсь, мне нравилась такая жизнь. Благодаря спорту я побывал в разных странах: Австралии, Аргентине, Канаде и многих других. Как незрячий человек из маленького городка мог попасть туда? Я даже фантазировать об этом не мог!

 

Паралимпийский чемпион

Главные мои достижения — это участие в Паралимпийских играх. Первые — в 2000-м году в Австралии, в Сиднее. Когда я услышал, что у меня есть шанс попасть в сборную, не поверил своим ушам. Мне было 14 лет, я даже представить себе такого не мог. Мне сказали: если покажешь вот такой результат — будешь в команде. У меня получилось, так я попал в паралимпийскую сборную и отправился в Сидней. О победах тогда речь не шла, для меня было достижением просто там оказаться. Однако случилось так, что в Сиднее я выиграл свою первую в жизни золотую медаль и стал самым молодым паралимпийским чемпионом. На тот момент я даже не понимал, насколько это значимое достижение. Когда прилетели, нас встречал президент Леонид Кучма. Телевидение, интервью, пресса приезжает к моим родителям домой — всё это было очень неожиданным. Когда в Мариинском дворце президент жмёт руку, вручает орден — уже сложно было не понять, что в жизни произошло что-то важное.

Ордена, которых удостоен Александр Мащенко:

  • орден «За заслуги» I ст. (19 октября 2004) — «за достижение значительных спортивных результатов, подготовку чемпионов и призеров XII летних Паралимпийских игр в Афинах, повышение международного престижа Украины»;
  • орден «За заслуги» II ст. (2 ноября 2000) — «за достижения весомых спортивных результатов на XI Параолимпийских играх в Сиднее»;
  • орден «За мужество» I ст. (4 октября 2016) — «За достижение высоких спортивных результатов на XV летних Паралимпийских играх 2016 года в городе Рио-де-Жанейро (Федеративная Республика Бразилия), проявленные мужество, самоотверженность и волю к победе, утверждение международного авторитета Украины»;
  • орден «За мужество» II ст. (17 сентября 2012) — «за достижение высоких спортивных результатов на XIV летних Паралимпийских играх в Лондоне, проявленные мужество, самоотверженность и волю к победе, подъем международного авторитета Украины»;
  • орден «За мужество» III ст. (7 октября 2008) — «за достижение высоких спортивных результатов на XIII летних Паралимпийских играх в Пекине (Китайская Народная Республика), проявленные мужество, самоотверженность и волю к победе, подъем международного авторитета Украины».

В такой ситуации, да ещё в столь юном возрасте, было легко «поймать звезду» и потерять голову, однако мне очень повезло с тренерами. Сейчас, оглядываясь назад, я понимаю, как это всё получилось. Принято говорить «я добился», «я победил», но мои победы пришли ко мне благодаря тренерам — Андрею Викторовичу и Светлане Михайловне Казначеевым. На тот момент Андрею Викторовичу было 25 лет. Я говорю об этом и не могу сдержать улыбки: настолько он был молодой. Однако ему хватало и опыта, и чутья, чтобы правильно нас вести: не только помочь добиться побед, но и не допустить звёздной болезни. К слову, на их счету за эти годы уже более пятидесяти медалей, так что они подтвердили, что наши победы не случайны, была проведена очень серьёзная работа.

МедалиСо звёздной болезнью справились так: тренер не давал раздуться моему эго, я по-прежнему должен был кропотливо тренироваться, получать замечания. Хочется продолжать идти вперёд и выигрывать? Значит, надо работать. Почивать на лаврах не имело смысла. Через четыре года мы уже были на играх в Афинах, где мне удалось выиграть две золотые и одну бронзовую медаль. Ещё одно золото мне удалось выиграть в Пекине. Та победа была интересна тем, что мой соперник был китаец. Когда на последних метрах идёт борьба, и двадцать пять тысяч зрителей поддерживают своего — это невероятные ощущения. Обычно под водой не слышно оваций, а в тот раз я чувствовал, как вибрировал бассейн. Это помогло победить. Я знал, что будет борьба, что соперник сильный — и выиграл сотую долю секунды, которая оказалась решающей.

Следующая олимпиада была в Лондоне в 2012-м году, там я выиграл две бронзовые медали. В 2016 в Рио-де-Жанейро взял бронзу. Я тогда понимал, что соперников много, они моложе, перспективнее, и вполне возможно, что вернусь без медалей. Поэтому радовался бронзе чуть ли не так же, как золоту в Сиднее.

Таким был мой спортивный путь. Были, конечно, ещё Чемпионаты мира, Европы. Побеждал там, хотя случались и не очень удачные старты — это спорт, бывает всякое.

 

Обычная жизнь большого спортсмена

У меня был соперник, американец. После его победы на Паралимпиаде в Лондоне в честь него выпустили особый бренд — марку часов для незрячих, о нём сняли много фильмов. В западном обществе очень хорошее отношение к спортсменам-паралимпийцам. Как у нас? — не могу сказать, что меня совсем забыли. Вокруг меня всегда оказывались люди, которым было намного тяжелее, чем мне. Одно время я жил на квартире с парнем, у которого вообще не было рук. Я знаю, насколько ему тяжелее, чем мне. А ведь он тоже выигрывал! Поэтому у меня не было повода считать себя каким-то особенным.

Мне важно было рассказать начинающим, как преодолеть трудности, которые были у меня в 15-18 лет. Смотрю сейчас на молодых незрячих спортсменов, и вижу, что им намного проще: есть интернет, озвучивающие программы. Их мало чему можно научить. Когда я начинал, у нас не было не то что мобильных, но даже городского телефона у родителей. Чтобы что-то сообщить, мне надо было связаться с дядей, а он уже передавал информацию маме и папе.

 

Александр МащенкоКак готовятся к Паралимпийским играм

Я оглядываюсь назад и думаю, что сейчас уже не смог бы жить в таком режиме, в каком жил при подготовке к Паралимпийским играм или Чемпионату мира. Готовят спортсменов на централизованных сборах. Есть специальная спортивная база, на которой всё устроено для тренировок. Ты занимаешься, ешь, отдыхаешь, снова занимаешься. У пловцов каждый день две тренировки в бассейне и две в тренажёрном зале.

Первая тренировка — в тренажёрном зале — начинается в 6:30. Встать надо в 5 — 5:20, я на это время будильник заводил. Нужно позавтракать, собраться — и на тренировку. На сборах зал в нескольких минутах ходьбы. Обычно незрячий спортсмен живёт вместе со слабовидящим, поэтому каких-то проблем с тем, чтобы добраться до бассейна или зала, не было. Ребята, с которыми дружишь и общаешься, всегда помогут, если нет таких — тренер всегда рядом. После тренировки в тренажёрном зале — тренировка в бассейне в 8 утра. Перед Чемпионатами мира и Паралимпийскими играми тренировка в бассейне могла длиться до трёх часов. Мы проплывали за это время до 7 километров. В 12:00 обед. Вторая тренировка в тренажёрном зале для пловцов — с 15:00 до 16:00, а с 16:00 до 19:00 — снова бассейн. В таком режиме надо было прожить два-три месяца, иногда четыре.

Конечно, нас готовили постепенно, но морально и психологически было очень сложно. Просыпаешься — болит буквально всё, даже те мышцы, о существовании которых не подозревал. Единственное, что давало силы — это желание показать хороший результат. Если уже есть опыт побед, легче, поскольку знаешь цену победе. В такие периоды сложны не только физические нагрузки, но и оторванность от близких. Помню, утром звонит будильник — а в голове уже десять причин, чтобы не вставать. Но, тем не менее, делаешь один шаг, второй, автоматически собираешь рюкзак — и идёшь на тренировку, хотя на 90% был готов не идти. Спорт помогает обрести навык преодолевать себя. Это очень важно человеку незрячему или колясочнику. Не везде люди готовы увидеть инвалида, и приходится доказывать, что ты — такой же, с тобой можно общаться как с обычным человеком, к тебе можно нормально относиться. Обладая навыком идти и делать, полученным в спорте, можно преодолеть все сложности, и моральные, и физические. В итоге и тебе проще, и с тобой проще.

 

Спорт, семья и вера

Когда у меня появилась семья — жена, ребёнок — ещё сложнее стало отрываться от дома, уезжать на подготовку к соревнованиям. Путь спортсмена в том и состоит: он отправляется на сборы, тренируется, а жена ждёт его дома. В мои более зрелые годы жена с ребёнком приезжали ко мне на сборы. Тренер сначала отнёсся к этому не очень хорошо — переживал, не буду ли отвлекаться, — но я старался показать, что мне это совсем не мешает, результаты не ухудшаются. В итоге он не имел ничего против, а мне морально было намного легче. Дело в том, что сборы длятся долго. К играм в Афинах мы готовились с сентября 2003-го по сентябрь 2004-го. Три-четыре недели находишься на сборах, два-три дня — дома. Приехал, повидался с семьёй, вещи собрал — и снова назад. Сейчас сборы тоже длятся по 6-7 месяцев. Не представляю, как я это всё выдерживал. Видимо, в этом и заключается мастерство тренера — поддерживать в такие моменты, не давать падать духом.

Александр МащенкоЛично у меня очень многое держалось на вере. Я никогда этого не афишировал, но без молитвы не было ни одного старта. Думаю, сила её зависит от важности испытаний. Когда оказываешься в сложной, напряжённой ситуации, требующей огромных усилий — не представляю, как можно без молитвы. В моей жизни вера и молитва очень помогали. Когда выходишь на старт и одолевают страх и волнение, когда всё решают доли секунды, то, не задумываясь, обращаешься к Богу.

 

Как победить страх?

В спорте есть такое понятие — мандраж, то есть неконтролируемое волнение, страх, с которым не можешь справиться. Помню, когда готовились к олимпиаде в Сиднее, у меня было состояние, которое очень сложно передать. Очень серьёзное волнение. Только со временем, благодаря новым соревнованиям, постепенно приходил навык преодолевать такие состояния. Сейчас мне не хватает тех переживаний. Когда готовишься к соревнованиям, сознание работает в ином режиме. Сначала идёт подготовка в течение нескольких месяцев, постепенно созреваешь, и чем ближе к соревнованиям, тем чётче представляешь, как всё должно быть. Иногда не справляешься.

Почему из нескольких спортсменов, приблизительно одинаково подготовленных, побеждает только один? Потому, что он сильнее не только физически, но и морально. Можно и перегореть — переволноваться так, что нет сил, руки опускаются. У меня такое бывало, особенно в юношеский период. Конечно, я выступал, но не с тем результатом, с каким мог бы. Бывает и обратная ситуация — когда выходишь на старт слишком эмоционально холодным и расслабленным. Это тоже плохо. Настрой должен быть боевым. Нужна максимальная сосредоточенность. Это как на экзамене: слишком волнуешься — плохо, но если слишком спокоен, хуже мобилизуешься.

 

Жизнь после большого спорта

Я окончил Славянский педагогический университет, факультет физического воспитания. Поступил в 2005 году, когда ещё был в штате национальной сборной. Как у незрячего, у меня был индивидуальный график занятий, так что совмещать спорт и учёбу было удобно. Сейчас я возглавляю Спортивную федерацию незрячих Донецкой области. Её функция — популяризация спорта среди незрячих. Есть такая организация, как Инваспорт — системная, государственная, во всех областях есть её представительства. Она финансируется из бюджета. Наша федерация — организация общественная, в неё входят спортсмены, которые чего-то добились, но закончили карьеру и хотят заниматься проблемами спорта.

Я езжу на соревнования для незрячих как пример тому, что можно не иметь зрения — и добиться высоких результатов в спорте. Главное — стремиться и прилагать усилия. Никогда не слышал о себе, что я талантливый пловец — есть такие, кому дано плавать, их вода сама несёт. Мне же приходилось добиваться результатов своим трудом. Сейчас могу с уверенностью сказать: всё зависит от упорства.

 

Проблемы, которых не замечают

Главная проблема, которой мы сейчас занимаемся — это недоступность спортивных объектов для людей с проблемами зрения. Бассейны, стадионы — их не так много. Если они и есть в городах, то бывают недоступны для незрячих, в том числе и для детей. Для того чтобы этот спорт вообще развивался, нужно начинать именно с них. Дети — это будущие чемпионы. Отсутствие инфраструктуры для незрячих людей сказывается и в сфере спорта. Что говорить о специально оборудованных залах или стадионах, если даже в быту у нас всё не приспособлено для людей с проблемами зрения! Например, в развитых странах на пешеходных переходах перед бордюрами есть рифлёная полоса, которая даёт незрячему человеку понять, что впереди препятствие. Для нас это как чудо какое-то, я видел такие полосы только в центре Киева. Если в обычной жизни такого нет, то что говорить о спорте!

Второй аспект — финансовый. Частные спортивные клубы порой идут навстречу людям с проблемами зрения, но зачастую это никому не надо. Есть Инваспорт, они обеспечивают условия, чтобы дети занимались плаванием — например, в Славянске есть группа, но тренер должен своими силами приехать к детям, провести занятие. А в массе других городов такого нет, незрячим детям бассейн просто недоступен. В Донецком регионе вообще сейчас не до спорта из-за сложности обстановки. Многим людям негде жить, немало других бед, так что спортивные проблемы уходят на задний план.

 

Александр МащенкоНепопулярный спорт

Тем не менее, нельзя стоять на месте, надо что-то делать. Мне спорт дал очень много, и я хотел бы, чтобы другим это всё тоже было доступно. Сейчас мало одного желания, чтобы заниматься спортом — часто для этого просто нет условий. Энтузиасты есть, но их усилий недостаточно: нужно финансирование. Государство пытается решать проблемы, но было бы замечательно привлечь в эту область меценатов. Например, в Великобритании паралимпийцы — такие же спортсмены, как и остальные: их знают, поддерживают всячески. Есть фирма Arena, которая выпускает одежду и инвентарь для занятий спортом. Они выпустили модель купальника в честь девушки — паралимпийской чемпионки. У нас же спорт для людей с физическими проблемами мало популярен, более того: мне кажется, в целом права таких спортсменов ущемляются. Какого труда стоит колясочнику добиться успеха! Но посмотрите новости спорта — о чём там говорят? Бокс, футбол — всё. Когда наши спортсмены одерживают громкие победы — как, например, в Олимпиаде в Рио, когда Украина заняла третье место, — тогда о нас говорят больше. А сейчас кто знает, как выступают наши спортсмены-паралимпийцы? Если даже победителей не особо балуют вниманием, то что говорить о детях?

Как привлечь внимание? Мы проводим спортивные соревнования. Например, кубок Донбасса по голболу — это игра с мячом для незрячих, которая была придумана после Второй мировой войны. Пытаемся рассказать об этих соревнованиях, пригласить торговые марки и известные компании, чтобы оказали финансовую помощь в проведении — но заинтересованности с их стороны практически нет. Эти соревнования непопулярны — кто на них придёт? Сколько людей увидит рекламу? Проходит Всеукраинский детский кубок по плаванию в Славянске, куда съезжаются дети-инвалиды со всей Украины. Пустые трибуны. Кто туда может приехать? — тренеры, я. В обществе такие мероприятия не пользуются популярностью. Надо проводить их празднично, не уныло.

 

Инвалид — не изгой

Мне очень не нравится, когда сюжеты об инвалидах, даже их спортивных победах, подаются с печалью, под минорную музыку — тоска такая, что даже не хочется смотреть. Кто пойдёт смотреть чемпионат инвалидов при таком отношении в обществе? Приведу пример своего знакомого, у которого нет рук. У него была свадьба в Донецке, ещё до войны. Нашёлся спонсор, который помог всё красиво организовать. Приехало телевидение, сняли сюжет, который показали в передаче «Критична точка» — о криминальных происшествиях. Представляете? Мне потом звонили, спрашивали, что же там такого страшного случилось на свадьбе. То есть в обществе царит мнение, что инвалид в принципе не может радоваться, жить нормальной жизнью. Соответственно, и соревнования воспринимаются как что-то тоскливое и траурное. Но давайте задумаемся: если у ребёнка нет ног, а он, вопреки этому, идёт в спорт, соревнуется, побеждает — что это для него значит? Разве такое преодоление не заслуживает поддержки? Пока у нас в обществе будет такое отношение к инвалидам, ситуация в спорте вряд ли изменится. Надо менять сознание людей, их отношение к инвалидам.

Да, здоровый человек сочувствует тем, у кого что-то не так. Как вести себя? — не надо нас жалеть, мы адаптировались в своей жизни. Конечно, инвалиды тоже есть разные. Некоторые всем своим видом показывают, как они несчастны, считают, что все им должны, манипулируют своим положением. У меня совсем иное отношение ко всему этому. Я видел людей, которые используют каждый свой шанс, чтобы доказать: они — полноценные члены общества и не нуждаются в жалости. Например, у нас в Славянске есть Виктор Смирнов, тотально незрячий, он — депутат городского совета, возглавляет комитет молодёжи и спорта. Этот человек всячески показывает, что может быть активным членом общества.

Да, у нас есть свои проблемы, но не надо бояться общаться с нами. Я стараюсь помочь людям, которые не знают, как себя вести со мной. Показываю им, что могу нормально общаться, и постепенно отношение меняется. Надо ломать стереотип, что инвалид — это какой-то изгой. Мне кажется, в этом могла бы помочь инклюзия, обучение инвалидов вместе с обычными детьми. К ней сейчас неоднозначное отношение, но, на мой взгляд, что-то в этом есть. У детей с детства закладывается понимание, что рядом живут люди с какими-то физическими проблемами, и это нормально. Мой сын с малых лет ездил со мной на сборы, видел людей на колясках, с какими-то физическими проблемами — и воспринимал это как норму.

 

Отношение к инвалидам формирует государство

Всё упирается в то, как к инвалидам относится государство. Когда я писал дипломную работу, читал материалы о том, как относились к инвалидам в СССР. Информация о них была засекречена, неизвестно, сколько их было в стране, это скрывалось, потому не было и инфраструктуры для них. Нынешнее время недалеко ушло от всего этого. Мой знакомый-колясочник рассказывал, как ему в каком-то учреждении пришлось чуть ли не ползком на третий этаж взбираться. Или, например, возле аптек появились кнопки для вызова работника — но сколько таких кнопок работает? А для кого предназначено большинство пандусов, если инвалидная коляска по ним проехать не может? Увы, часто всё делается не для инвалидов, а для галочки.

В прошлом году мы собирались в Киеве, чтобы отметить десять лет с момента подписания декларации с ООН о равных правах инвалидов в обществе. Десять лет наша страна якобы занимается этим. На самом деле — единичные случаи, когда что-то делают. Хорошо, если где-то какой-то чиновник отнёсся к этому серьёзно, большинство же наши проблемы не замечает. Это касается не только спорта, но и образования, да что там — даже храмов. К сожалению, мало где есть пандусы для колясок. Как же инвалиду попасть в храм на службу? Словом, проблем много. Будем надеяться, что постепенно их удастся решить, но для этого нам очень нужны помощь и поддержка.

Цитата дня

«

Кто не имеет веры Богу, тот не заслуживает никакой веры у людей.

»

Горловская и Славянская епархия. Все права защищены.

Rambler's Top100