Московский ПатриархатУкраинская Православная Церковь

Официальный сайт

Мария Цырлина

Книга Иова: человек против вселенной

Вильям Ньюнхем. Иов

Вильям Ньюнхем. Иов

Книга Бытия помещает человека в правильный и непреложный порядок мироздания. В этом порядке он — центр существующего мира, пребывающий под пристальным и неусыпным оком Божиим. За каждое деяние неизбежно воздаяние, а для того чтобы стать счастливым в этом правильном мире, достаточно всего лишь жить по его правилам. Авраам и все, кто ему последуют в праведности, получают благоденствие, бесчисленное потомство и землю обетованную в благословение.

Однако в то же самое время, когда писалась книга Бытия, в эпоху Авраама, Исаака и Иакова железным резцом на камне высекалась другая книга Ветхого Завета — книга Иова. Её герой — удивлённый сторонник миропорядка книги Бытия, который однажды понял, что так этот мир не работает…

У праведного Иова было всё, что должно было быть у человека, чтущего Бога: многочисленные сыновья и дочери, богатство, долголетие, власть, слава, почёт и уважение. Стандартный набор праведника патриархальной эпохи. И внезапно всё пошло под откос. Погибли овцы, украли богатство, умерли дети, а сам Иов оказался на пепелище, заражённый смертельной и страшной болезнью — проказой. Вслед за домом, который, разрушаясь, погрёб под собой сыновей, сломался и рухнул мир Иова.

Когда мы в первый раз в далёком детстве или юности читали книгу Иова, нам казалось, с ним произошло что-то исключительное, что так быть не может и это, скорее, притча, чем реальная история. Тем более что само имя Иов «говорящее», подобно именам притч: оно переводится как «противоставший, непримиримый». А потом наш собственный мир тоже дал трещину и рухнул до основания.

Мы видели смерть родных и близких, тяжёлые и страшные болезни, ужас нищеты и беспомощности. В ста метрах от нас рвались снаряды, а на улицах лежали разорванные тела тех, кого мы знали, кто был добрым и хорошим человеком, чтущим Бога и ходящим в храм… Даже сами храмы взрывались и горели, и горящая земля уходила у нас из-под ног. В наших глазах тоже было недоумение: почему мы до сих пор живы и видим всё это, а из нашей груди, как и израненной груди Иова, вырывался единственный вопль: «За что?!»

Никто не знал ответа на этот вопрос. Ни мудрецы и книжники — друзья Иова, пришедшие со всех концов света поддержать его, ни даже он сам, говоривший лицом к Лицу с Богом. Никто до сих пор не знает этот ответ. Самые благоразумные спешат оградить свой мир от разрушения. Поднимается ли тростник без влаги? растет ли камыш без воды? Еще он в свежести своей и не срезан, а прежде всякой травы засыхает. Таковы пути всех забывающих Бога (Иов 8:11-13), — говорят они страдающему праведнику. Нет, этого не может быть, ты сам во всём виноват, просто не хочешь нам сказать, ведь эта система не даёт сбоев.

Лучше об этом не думать и жить как прежде — считают другие. Они ходят по улицам, отмытым от крови и убранным после осколков бомб, гуляют и смеются. Это всё не с нами и не о нас. У каждого своя жизнь, кто знает, какие были грехи у тех людей и в чём они провинились, что вызвали такой суд Божий.

Нет, мы виновны, — думают третьи. Праведный Иов пытается вспомнить свои ошибки и не припомнит ни одной. Всё равно они есть, иначе такого бы не случилось. Кто родится чистым от нечистого? Ни один. Вот, Он и святым Своим не доверяет, и небеса нечисты в очах Его (Иов 14:4 и 15:15). Нужно каяться, даже если не понимаешь, за что, — ведь мы все рождены во грехах, — считает его друг Елиуй. К Богу должно говорить: я потерпел, больше не буду грешить. А чего я не знаю, Ты научи меня; и если я сделал беззаконие, больше не буду (Иов 34:31-32). «Больше не буду» — так кричат дети своему отцу, не понимая, за что их наказывают…

И те, и другие, и третьи — немногие избранные, которые не отреклись от Бога и не потеряли веру, когда всё, свидетельствовавшее о Его существовании в их мире, вдруг исчезло. Единственное, чего ждёт праведник — Божиего ответа, любого, каким бы он ни был. Любящий ищет встречи с Любимым.

Бог отвечает Иову из бури. Из грозного мира, поражающего своей красотой и жутью, могуществом, силой и непостижимостью. Загадочный мир природы переплетён с полумифическими и потусторонними силами и существами. Грозными стеклянными очами взирают на Иова бегемот и левиафан — один из образов мифического чудовища Тиамат, воплощения земной и водной стихий. Они восстают из первозданной бездны, безвидности и пустоты земли, бывшей прежде творения мира — tohu и bohu книги Бытия, имея одно имя с ней…

Да, именно такой мир увидел Иов из глубины своих страданий. Преисподняя обнажена пред Ним и нет покрывала Аваддону. Он распростер север над пустотою, повесил землю ни на чем (Иов 26:5-10). Земля, беспомощно вращающаяся среди безбрежного космоса, отброшена на край вселенной. Мы маленькая точка в хвосте галактики, летящая среди огромного безжизненного пространства. Что человек, что ты помнишь его (Пс. 8:5)? Трава полевая, которая уже почти отцвела, песчинка, забытая в бесконечном пространстве…

Иов — ветхозаветный Галилей до последнего вздоха отвечает перед лицом мудрецов-судей: «И всё-таки она вертится…» Никто не верит ему, твердящему, что наша земля и мы сами — не центр мироздания. Никто не хочет предаваться отчаянию и ужасу вместе с ним.

«За что?» — взывает маленькая погибающая песчинка на краю мира. И Бог отвечает ей. Но ответа на сам этот вопрос нет. Бог показывает Иову удивительный, не постижимый человеческим умом мир. И постичь тайну страданий нашему разуму тоже не под силу. Или пока не под силу. Самая главная тайна христианства — зачем Бог это сделал. Кому и для чего была принесена Жертва и почему нельзя было иначе. Поймём ли мы это когда-нибудь? Да и нужно ли? Не захотим ли вернуться в прошлое и остаться такими, какими были до того, как всё поняли?..

Самый главный ответ на наши страдания — то, что в них Бог пребывает с нами. Он слышит и отвечает каждой малой песчинке, которая в масштабе вселенной совсем не заслуживает этого. Он Сам становится страдающим Богом, принимая нас и нашу жизнь до конца. «И предвосхищен Раб Ягве язвами Иова» (Г.К. Честертон).

Иов понимает Божий ответ. Друзья Иова — лишь отчасти. В конце истории они мало-помалу раскаиваются в своих убеждениях. Из всех героев книги лишь один остаётся непреложно верящим в «правильный» миропорядок, где правят закон и воздаяние. Это сатана. В его мире не может быть безусловной и бескорыстной любви. Его недоуменный вопрос: Разве даром богобоязнен Иов? В его представлениях всё оценивается и имеет цену. Наибольшую — жизнь. Он считает, ею, как и другим товаром, можно торговать. Те, кто ратует за справедливость и воздаяние, очень часто не подозревают, что оказываются по одну сторону с ним.

В конце книги Бог возвращает Иову «правильный» мир, где праведник получает награду за свои «заслуги». У Иова снова рождаются сыновья, он строит новый дом, заводит овец. Но этот мир Иова уже никогда не будет прежним. Рождённые дети не заменят погибших, а память о пережитых страданиях невозможно изгладить. В этом новом мире так страшно осознавать, что в один момент твоё зыбкое счастье снова может закончиться. Чем больше счастье — тем страшнее. Всё легко может перемениться, и абсолютно ничего не зависит от нас. Неизменным остаётся только Бог с Его непостижимым Промыслом. Небо так близко и далеко. Мир изменился, он стал другим.

Цитата дня

«

Главное в жизни — всегда делать людям добро. Если не можешь делать для людей добро большое, постарайся совершить хотя бы малое.

»

Горловская и Славянская епархия. Все права защищены.

Rambler's Top100