Московский ПатриархатУкраинская Православная Церковь

Официальный сайт

Священник Димитрий Паламарчук

Какой должна быть настоящая свобода?

СвободаВ Писании сказано: «К свободе призваны вы, братия» (Гал. 5:13). О какой свободе идёт речь? Значит ли это, что христианам теперь можно всё? Нам ответил священник Димитрий Паламарчук, настоятель храма иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость» Доброполья.

 

Для меня, но не для других

О свободе говорят очень много, но что это такое — обычно не обсуждают. Когда начинаешь разбираться, понимаешь, что большинство людей, особенно молодёжь, подразумевают под этим словом вседозволенность. «Я могу делать что хочу», — считают многие, а о том, что это может мешать другому человеку, как-то не задумываются. Более того: никто не готов быть отброшенным в сторону потому, что кто-то другой реализует своё право на свободу. В итоге оказывается, что взгляд на независимость в современном мире выглядит так: «Я могу всё, но обижаюсь, когда моя свобода ограничивается другим свободолюбивым человеком».

 

Все христиане призваны к свободе

Апостол Павел давным-давно сказал, что такое свобода для христианина: «Все мне позволительно, но не все полезно; все мне позволительно, но ничто не должно обладать мною» (1 Кор. 6:12). Свобода, к которой стремится христианин, это не вседозволенность, но свобода от рабства греху, тем страстям, которые приходят ему на ум, когда речь заходит о свободе. Это сопротивление принципу «в этой жизни всё надо попробовать». Тем, кто его проповедует, хочется ответить: стремишься попробовать всё — так давай, сегодня пива попей, а завтра пойдём, я покажу тебе детей-инвалидов, или поработай в больнице. Для христианина самое важное — всегда помнить слова «ничто не должно обладать мной». Если у меня появляется к чему-то страсть, значит, я уже не свободен. Причём речь не только о дурных пристрастиях типа курения, наркомании и тому подобных. Любой грех делает нас несвободными, и множество мелких тяготит не меньше одного большого.

 

Свобода — не безучастность

Когда ребёнок говорит родителям: «Оставьте меня в покое!» — он не понимает, что это просьба стать безучастными к нему. Часто вопли «вы меня угнетаете», «я сам справлюсь» — это реакции не на давление взрослых, а на адекватные советы и желание помочь. Он свободен в своём выборе, решениях, но ему этого мало, он хочет подчеркнуть, что «сам с усам». Это ещё один пример неправильного понимания свободы, когда она трактуется как безучастность.

К сожалению, в современном мире свободу часто не воспринимают как высокое призвание. Утверждение значимости собственного «я» не сопряжено с главным: со Христом. На самом деле, избавляясь от своих грехов и зависимостей — которые могут казаться безобидными и не причинять окружающим никакого вреда, — человек становится лучше и достойнее. Пока у нас есть зависимость от чего-либо, мы однозначно не свободны. Освободиться можно только приняв Христа — не номинально, а фактически. Он рядом с нами, ждёт, когда мы к Нему обратимся: «Господи, помоги, я не могу справиться один!»

 

Свобода — не безответственность

Некоторые воспринимают свободу как безответственность. «Я хочу быть свободным от привязанностей», «я хочу свободных отношений». Но прожить абсолютно независимым невозможно. Нельзя прожить нормальную жизнь без ответственности за кого-то или что-то. Нам нужны окружающие люди. Это только кажется, что мы справимся в одиночку. Не справимся! Мы далеко не самодостаточны. Чтобы человек мог раскрыть свой потенциал, ему нужен социум.

Иллюзия свободыВ современном мире свобода — это скорее иллюзия, чем что-то реальное. Истинная свобода проявляется не в каких-то внешних факторах, но во внутренних — о которых и говорит апостол. Мы призваны избавиться от страстей, которые мешают нам стать поистине независимой личностью, создать семью, выстроить хорошие отношения с родителями, научиться быть собой, правильно распоряжаться своими талантами. Мы ведь даже в слове «самовыражение» забываем про «само-» и помним только про «выражение». Не выражаем себя, а изображаем тех, на кого хотим быть похожими.

Раньше было так: «Не хочу быть похожим на других — набью себе татуировку». Сейчас говорят то же самое, но ситуация изменилась: в прошлом тату делали единицы, теперь — почти все молодые люди. В нынешнее время, чтобы отличаться, надо не бить татуировку. Получается, в желании уйти от похожести на других молодые люди просто бездумно подражают моде, но не задумываются о реальном положении вещей.

 

Что по-настоящему круто?

Христианину не надо заботиться о том, чтобы быть непохожим на других — он уже не такой, как все. У музыканта Элиса Купера однажды спросили: «Вы — рокер и христианин. Как рок и христианство могут быть совместимы, ведь рок — это протест?» Он ответил: «Погодите, а быть христианином в современном мире — разве не протест?» Согласен на все сто! Разве признание себя христианином — не вызов современному обществу? Я имею в виду не кричать на всех углах «я верующий», а жить не так, как все окружающие — по заповедям, по совести. Жить по принципу: «Я не хочу никого обманывать, чтобы заработать больше денег», «я не хочу сожительствовать, хочу нормальную семью». Это разве не свобода? Разве это не круто?

Почему-то крутым считается рисковать жизнью ради адреналина, но это ведь глупость! Круто в современном мире понять, кто ты есть, найти своё место, трудиться над талантами, заложенными в нас Богом. Стать не безликой серой массой, а личностью. Сейчас могут навалиться критики, утверждающие, что в нынешнее время «семья, дети, дом» — это не модно. Так вас никто к этому не призывает — может, вы и не рождены для семьи. Многие оправдывают высокими речами свою распущенность и безответственность, кричат о толерантности — и тем ограничивают свободу других людей и опошляют само слово «свобода».

 

Дар, за который не жаль отдать жизнь

Свобода невозможна без ответственности, и не важно, мы говорим сейчас о христианах или нет. Если я свободен, значит, понимаю, что любой мой поступок имеет последствия, за которые я отвечаю. Я должен быть готов ответить. Да, это непросто, но за такую свободу не жалко и пострадать. Далеко не у всех есть возможность встать и сказать: «Я — христианин. Стреляйте». За истинную свободу с чистой совестью можно отдать жизнь, потому так важно достойно относиться к этому бесценному дару.

Записала Екатерина Щербакова

Цитата дня

«

Наихудший род греха — не признавать, что ты грешен.

»

Горловская и Славянская епархия. Все права защищены.

Rambler's Top100